Агент НАБУ Евгений Шевченко о подозрении СБУ, “Вагнергейте”, клистронах из РФ, двух миллионах долларов от бизнесмена Борисенко, провале ЧВК “Donbass”, попытке ударить по НАБУ и будущем суде

Служба безопасности Украины предъявила бывшему командиру батальона "Донбасс" Семену Семенченко и известному агенту НАБУ Евгению Шевченко подозрение в создании незаконного вооруженного формирования. Несколько сотрудников Семенченко задержаны, однако сам он, по данным Цензор.НЕТ, находится на свободе. Также на свободе остается Евгений Шевченко, который дал интервью Цензор.НЕТ по поводу происшедшего.

Насколько я понял, помимо меня подозрения также предъявлены Семену Семенченко и еще некоторым ветеранам батальона “Донбасс”, однако информация о задержании ошибочна. Меня не задерживали, я передвигаюсь без ограничений.


 СБУ провела обыски “по делу о военизированном вооруженном формировании”

– Мы общались сегодня утром, у него также были обыски дома. А потом он вышел из связи. Где он сейчас – мне неизвестно. Мне известно, что по делу действительно задержано несколько человек, точно задержан Сергей Акимович. Он был директором американской компании “Donbass battalion”.

– Странная история. Сейчас, сопоставив факты, я связываю это прежде всего с желанием дискредитировать Вагнергейт. Как известно, я дал интервью журналисту Bellingcat Христо Грозеву для его фильма, и тут такое странное совпадение ко мне прилетело.

 Христо Грозев и Евгений Шевченко

Судите сами. В постановлении на обыск у меня дома было указано, что ищут товары военного назначения, следователь говорил, что они ищут у меня клистроны – это компоненты зенитно-ракетных комплексов С-300. Потом я узнал, что также обыски были проведены на госпредприятии “Укроборонсервис”, куда вчера компания отгрузила два комплекта клистронов и данные клистроны были изъяты. Также обыски были проведены у бывшего замдиректора “Укроборонпрома” генерала Стеценко, у главного инженера “Укроборонсервиса”.

– Подозрение мне предъявили совершенно по иным эпизодам – там совершенно другие действия вменяются. Цитирую: “Слідчий повідомив про підозру Шевченку Євгену Сергійовичу про те, що він підозрюється в створенні непередбачуванного законами України збройного формування, вчиненого за попередньою змовою групою осіб, а також в участі у діяльності непередбачуваного законами України збройного формування, тобто вчинення злочину, передбаченого статтею ч. 2ст.28, ч.2 ст.260 ККУ”.

То есть подозрение касается создания охранной компании, которую мы с Семеном планировали запустить три года назад для работы по контрактам с Госдепом США касательно охраны объектов в Сирии и Афганистане, но эта идея не была реализована. Осенью 2018 года у нас было несколько встреч – в Ираке, в Афганистане, в том числе в Посольстве США в Багдаде с представителями ФБР и ЦРУ, и поначалу все шло хорошо. Но уже через месяц, в декабре 2018-го, Трамп заявил, что он выводит контингент и уменьшает присутствие США в Сирии и Афганистане, после чего американцы сообщили, что в связи с этим наш вопрос не актуален.

-В том-то и дело, что она не работала ни одного дня, потому что мы не получили ни одного контракта на охрану объектов. Вопрос тут ещё в другом. Изначально мы договорились, что будет два инвестора в этой компании, чтобы обучить людей, купить амуницию для охранной компании – это я и гражданин Казахстана Сергей Борисенко. Я сказал Семену, что я готов инвестировать, но только при наличии реального контракта, когда я, как инвестор, буду понимать, что мои инвестиции защищены и первый разговор со мной на эту тему состоялся в августе 2018-го. И на тот момент Семен уже отправлял людей на обучение в Польшу в учебный центр, который имеет международную сертификацию и не первый год функционирует.И, что любопытно, в этом же центре также проходили обучение спецподразделения нашей Нацполиции. Семен был уверен, что в ближайшем будущем он сможет получить контракты в странах Ближнего Востока, где работают американцы и где у них большие заказы на услуги охранных компаний. Но лично я этих условиях не решился рисковать деньгами, и сказал, что выполню свои обязательства только после подписания контракта на охрану. Однако, насколько я понял, именно Борисенко на тот момент уже инвестировал в обучение парней и делал это на свой страх и риск – он обеспечил финансирование, и Семен набрал группу добровольцев из числа ветеранов для обучения в Польше, в центр, который имеет международную сертификацию охранных компаний, которую принимают американцы.

– Курс обучения в этой академии стоит порядка 4-5 тыс. долларов, а Семен отправил туда около 120 человек. То есть полмиллиона долларов ушло только на обучение людей – большие деньги.

– В подозрении два эпизода. Во-первых, создание и участие в деятельности незаконного вооруженного формирования. Во-вторых, Сергей Борисенко написал заявление в СБУ, что якобы Семенченко, Шевченко, а также другой бывший комбат батальона НГУ “Донбасс” Анатолий Виногродский и Сергей Акимович, которые также принимали активное участие в проекте охранной компании, мошенническим способом якобы выдурили с него миллион долларов.

– Парадокс в том, что по этому факту и по статье мошенничества обвинений почему-то нет, просто есть показания гражданина Казахстана Борисенко на эту тему – якобы мы все в сговоре, мошенники, позарились на деньги инвестора. Ну, и мерой пресечения прокуроры и следователи хотят определить содержание под стражей. Причем даже без права внесения залога.

– Если касательно меня, то вообще никак, потому что я был таким же инвестором, как и Борисенко, но не вливал свои финансы в проект до тех пор, так как не видел возможности заключить реальный контракт. И я отошел от этой ситуации в декабре 2018-го. Никогда не видел никаких контрактов, договоров, акций. Каким образом они между собой договаривались – я не в курсе. Финансовые взаимоотношения, а также оплаты за обучение и остальные траты меня никогда не касались – деньги Семен получал от Борисенко на те статьи расходов, которые они сами между собой согласовывали и к чему я никогда не имел никакого отношения.

Больше я узнал лишь через полгода, летом 2019-го, когда Борисенко написал мне СМС: “Вы меня кинули вместе с Семенченко – вы аферисты!” Я ему сразу позвонил и сказал: “Чего ты мне смски пишешь? Если у тебя есть ко мне вопросы и претензии – давай встретимся, обсудим. Ты ведь прекрасно знаешь, что я ни единого доллара твоего не взял и что у меня не было никаких умыслов, и что Семён вообще пригласил меня как инвестора уже после того, как вы с ним затеяли всю эту тему. И если хочешь, то я готов пройти полиграф в твоём присутствии – мне нечего скрывать”. Но он от моего предложения отказался, потому как на самом деле конечно же все знает – финансовым директором в этой охранной компании был его собственный сын. То есть Борисенко давал деньги, а его сын, будучи финансовым директором компании, контролировал, на что они тратились. И Сергей прекрасно знает, что я никогда не имел отношения к его деньгам.

– Меня привязали по одному эпизоду. Однажды Борисенко уехал в Казахстан на месяц, а там какие-то платежи (вероятно, за обучение в Польше) нужно было закрывать. И Борисенко попросил, чтобы я принял деньги от него на свою карточку и передал их Семёну. Всего было четыре платежа на общую сумму 95 тысяч долларов, но он точно знает, что это деньги я после получения сразу передавал Семену. Но в том разговоре Борисенко мне сказал: “Если ты мне вернешь 95 тысяч долларов, то к тебе вопросов не будет”. Я ему говорю: “Ты прекрасно знаешь, что я эти деньги передал по твоей же просьбе Семёну, почему я их должен тебе возвращать?” – вразумительного ответа я от него так и не получил и история на время затихла, пока, примерно, полгода назад он не похвастался одному человеку, с которым я знаком, что он “забашлял” эсбэушникам, чтобы те начали кошмарить Семенченко и его окружение, чтобы вернуть свои деньги.

– У Борисенко были основания предъявлять претензии Семену – это их финансовые взаимоотношения. И я не понимаю, какие основания обвинять меня в мошенничестве? Он тогда ещё озвучивал мне, что “миллион долларов дал Семену, хочу его получить назад”. Я задал вопрос – “Я тут при чем? Я вас не знакомил, не заключал между вами сделку, не знаю деталей вашего соглашения и как вы расстались – разбирайтесь между собой сами”.

– Семену, насколько я понимаю, подготовлено подозрение как якобы основному организатору охранной компании, у него тоже обыски были дома.

– Мне Семен об этом ничего не говорил никогда. Я сегодня в подозрении только прочел, что оказывается Борисенко покупал у Семена акции американской компании на 500 тысяч долларов.

Директором в этой охранной компании “Donbass battalion” был сын этого Сергея?

– Директором был Сергей Акимович, а сына Борисенко мне когда-то представили как финансового директора.

– Я об этом ничего не знаю, поскольку никакого участия в деятельности охранной компании Семена, которую он зарегистрировал в Украине, никогда не принимал.


Изъятое во время обысков

– То, что я вычитал в подозрении, то якобы есть два свидетеля, которые работали якобы у Семена в компании, но он по каким-то причинам их уволил, после чего они дали показания в СБУ, что якобы видели, как Семен закупает автоматы, пулеметы, гранаты.




-Есть эти свидетельские показания этих двух людей, обиженных на Семена. Но опять же, никакого упоминания моей фамилии в их показаниях нет. Мы сегодня с адвокатами обсуждали это подозрение. Я не могу комментировать все дело, поскольку, подчеркиваю, с декабря 2018-го я полностью отошел от данного проекта. И нет ни одного человека на планете, который сказал бы, что я завозил в Украину оружие, или какую-то взрывчатку, или какие-то гранаты, потому что такого никогда не было. СБУ полгода ведет за мной слежку, но почему-то так ничего и не нашли, не зафиксировали и не увидели.

– Все, что у них есть касательно меня, – написано, что я принимал участие в организации и разрабатывал устав незаконного вооруженного формирования. И это неправда, потому что я никакого участия в этом никогда не принимал, и это подтвердит любой сотрудник охранной компании Семёна, которой всё это приписывают. Это была тема Семена, моя роль была в том, что я с ним три месяца поездил по командировкам, увидел, что ничего не получается, отошел в сторону. Вот и вся история.

– А чего мне бояться? У меня позиция простая – моя совесть чиста. Я ни единого доллара не взял из денег Борисенко для компании. И он это прекрасно знает, знает его сын, который контролировал лично все финансовые проводки. Я не имел никакого отношения к организации этой охранной компании, не набирал людей, не отправлял людей, никогда ничего не покупал для этой компании, и только один раз был на том небольшом учебном центре под Вышгородом, который построил Семен. По биллингу легко установить, что я там провёл пять минут. И если они сейчас допросят всех ребят, которые были на базе, то они все скажут, что также видели меня там один раз за три года и что я никакого участия в организационной структуре и деятельности их компании не принимал. Что касается обвинений в мошенничестве Семена, то я, если честно, тоже не вижу особых оснований – ситуация была открытая, Борисенко как инвестор принял решение инвестировать в рисковый проект, финансовые потоки контролировал его сын. Но когда бизнес не сложился, то он решил, что его обманули. Его, конечно, можно понять – он потерял большие деньги, но он видел и контролировал все затраты, знает, на что пошли его деньги, то где здесь мошенничество? Я не знаю. Вероятно, следователи тоже не знают, поэтому никаких обвинений по данному факту и не предъявили.

– Без понятия – я ведь не знаю, о чем они там вообще общались, на каких условиях сходились и расходились.

– Я пока не хотел бы обсуждать это в публичной плоскости, поскольку речь идет о сложнейших процессах, секретном оборудовании и гостайне. Могу только сказать, что “Укроборонсервис” по выполнению ДОЗа взял на ремонт два комплекса С-300 и им нужны новые комплекты клистронов, которые вчера и были поставлены на “Укроборонсервис”.

Я знаю, что я делаю благое дело, за которое меня никто не осудит. Пару лет назад один человек был задержан ФСБ за покупку клистронов, и он в России получил 12 лет тюрьмы – ФСБ знает о потребностях нашей оборонной промышленности и ведёт охоту на тех, кто пытается доставать для наших ЗРК эти позиции. Приходится констатировать факт, что наша система ПВО остро нуждается в клистронах – без них не могут функционировать комплексы С-300. Но они производятся только в России. Полгода назад ГБР возбудило уголовное дело и эти клистроны изымались прямо из воинских частей, но потом всё вернули назад и возбудили уголовное в отношении тех следователей ГБР, которые их изымали, потому что они завозились из РФ нашими разведчиками ГУР МО. И это не первый скандал.

Это вообще законно?

– С точки зрения законов РФ это вряд ли законно. Потому что это товары военного назначения, которые Украина не может официально купить в России, но это отвечает государственным интересам Украины.

Я считаю, что всех людей, которые причастны к поставкам этого секретного оборудования, должны награждать секретными приказами. Государство должно показывать, что это сверхтяжёлая и очень опасная работа, что она государством поддерживается. Но, к сожалению, на седьмом году войны мы не имеем не то, что поддержки государства, даже защиты не имеем – нет установленных правил деятельности. Я надеялся, что никто в здравом уме не будет трогать людей, которые с таким трудом доставляют такие необходимые запчасти для нашей оборонной промышленности. Оказалось, что люди в СБУ считают это серьезным преступлением, хотя других каналов поставки новых клистронов в страну нет.

– Вовсе нет. Обыски, изъятия этих клистронов прошли, все причастные вызваны на допрос на следующей неделе. Для меня это просто шок. Это прямой удар по интересам государства и срыв одной из самых секретных оборонных программ стратегического значения. И снова раскрывается канал поставки, как будто кто-то в СБУ специально хочет рассекретить все пути закупки клистронов и перекрыть их в самой Украине.

На самом деле для меня здесь всё очевидно – следствие по мне началось полгода назад, как раз после того, как я обвинил в государственной измене Ермака, который слил спецоперацию ГУР МО по аресту “вагнеровцев”. Следствие шло весьма вяло, потому что за эти полгода СБУ так и не смогла зафиксировать совершение мною каких-либо преступлений, которые мне инкриминируются, хотя они понатыкали камер у меня дома, в машине, и прослушивали мой телефон. Но активная фаза началась сразу после того, как я дал интервью Христо Грозеву из Bellingcat по делу “вагнеровцев”, то есть за полгода ничего так и не нашли, но поступила команда “Фас” уже под любым предлогом, поэтому и прошли обыски, и вручили подозрение, в котором в отношении меня нет никаких фактических доказательств.

Второй момент: кто-то в СБУ, кто безусловно работает на российские спецслужбы, хочет раскрыть каналы поставки клистронов.

Третий, не менее важный аспект этой атаки – стоит задача дискредитировать меня как человека, сотрудничавшего с Национальным антикоррупционным бюро, дискредитировать те антикоррупционные расследования, в которых я прохожу свидетелем. Например, вы писали о рекордной взятке в 6 миллионов долларов, которую дали люди Злочевского – она была задокументирована при моем участии. И сейчас как раз предпринимается очередная попытка уничтожить НАБУ, уволить директора НАБУ Артема Сытника, благодаря которому меня за операцию с задержанием взяточника наградили именным пистолетом.

Покопались, что придумать – и нашли историю про эту ЧВК за 2018-й год, к которой я не имею никакого отношения, которая возникла просто потому, что инвестор дал взятку, ну или просто его использовали как заявителя. Семенченко пристегнули. Так что все эти обыски и подозрения я в основном, конечно, связываю с тем, что у меня очень много врагов из числа влиятельных коррупционеров, которые занимают высокие посты в ОП, ГПУ и СБУ.

– Нам пока не сказали дату. Хочу, чтобы эти путаные подозрения поскорее увидели все граждане, чтобы ни у кого не было сомнений. В суде все эти обвинения лопнут, как мыльный пузырь. Я спокоен, это еще одно происшествие, не более, связанное с моей профессиональной деятельностью.

Источник: censor.net
Вам также может понравиться