“Цена ошибки”: как Украина может защитить семьи погибших

Как Украина, с правовой точки зрения, должна отреагировать на заявление Ирана о том, что наш самолет с украинскими гражданами на борту был сбит ракетой? Что в этой ситуации могут и должны сделать правоохранительные органы и как защитить права людей, потерявших в этой трагедии близких?

Еще в первые дни после трагедии в Тегеране юристы, специализирующиеся на международном праве, четко описали, как нужно действовать в этой ситуации Украине. В частности, речь шла о том, что Иран является членом ИКАО, и, в соответствии с приложением 13 к Чикагской конвенции, как страна, на территории которой произошла катастрофа, обязан организовать расследование авиационного инцидента. Расследование проводится комиссией, образованной Организацией гражданской авиации Исламской республики Иран. И в нее должны входить представители производителя самолета (Boeing), представители компании “МАУ”, представители Госавиаслужбы Украины, Национального бюро по расследованию авиационных происшествий и инцидентов с гражданскими воздушными судами, эксперты и другие участники. В Украине был создан оперативный штаб при СНБО, а в Иран отправилась делегация, в состав которой вошли в том числе представители правоохранительных органов и эксперты.

Но в Украине также нужно создать правительственную комиссию, которую возглавил бы вице-премьер, и международную следственную группу, считает экс-начальник Главного следственного управления, эксперт по вопросам безопасности Василий Вовк. Он напомнил, что такая правительственная комиссия была создана, когда был сбит самолет “Боинг-777” авиакомпании “Малайзийские авиалинии”.

“Президент не должен заниматься расследованием. Он должен только получать доклады и координировать как отвечающий за внешнеполитический вектор. Правительственная комиссия могла бы сразу коммуницировать с посольствами, это мощный рычаг. У такой комиссии широкие полномочия – межправительственные связи. Тут же главное оперативность и государственный уровень, тогда и следователям работать легко, – объясняет он. – Ее нужно создавать сейчас, раз еще этого до сих пор не сделано. А также, по примеру расследования трагедии с “МН-17″, создать международную следственную группу из представителей Украины, Ирана, Канады, Германии, Швеции, Великобритании и Афганистана”.

Как объяснил в комментарии “Цензор.НЕТ” экс-заместитель генпрокурора Евгений Енин, Офис генпрокурора может выступить с инициативой о создании такой совместной следственной группы, как центральный компетентный орган в сфере международной правовой помощи. Определить орган досудебного расследования, который будет за все это отвечать, группу прокуроров, подготовить драфт соглашения о создании такой группы, согласовать его и подписать со всеми причастными сторонами.

По словам Евгения Енина, после того, как участники соглашения его подпишут и получат документы с подписями, может быть начато предоставление допуска к материалам расследования. В рамках этого расследования могут привлекаться различные специалисты. Например, от компании-производителя самолета. “Какой смысл в том, что пять стран зарегистрируют уголовное производство у себя? Что им расследовать, если Иран не даст доступа к материалам? Совместная следственная группа позволяет в режиме онлайн представителям всех привлеченных сторон получить доступ к материалам расследования, которое проводится в Иране, по месту совершения преступления. Не нужно будет применять механизм международно-правовых поручений, когда кто-то посылает запрос и ждет потом полгода ответ, обеспечивает перевод и т.д. Все действуют быстро и консолидированно”, – подчеркнул он.

Правительственная комиссия в свою очередь могла бы решить не менее важный вопрос – предоставление правовой помощи людям, потерявшим в этой катастрофе близких.

По мнению адвоката Андрея Цыганкова, принципиально важно установить прямых родственников погибших в авиакатастрофе украинцев и определить их процессуальный статус в уголовном производстве, которое уже открыто и расследуется Офисом генерального прокурора. “Все эти люди должны быть признаны потерпевшими, получить правовую помощь и активно защищать свои права, – считает он. – Они как никто заинтересованы в установлении истины. Потерпевшие могут требовать, чтобы украинские власти получили не только черные ящики, которые были на борту самолета, но и те, которые находятся на так называемых вышках сопровождения – на диспетчерских пунктах.

Если бы на момент вылета нашей делегации было постановление суда о назначении экспертизы и эти граждане признаны потерпевшими, они имели бы возможность пригласить своих адвокатов, чтобы они посоветовали те вопросы, которые важно поставить экспертам. Нужно же начинать с самого начала. Вплоть до момента регистрации, выяснять, как она проходила, что со взлетом, задерживали ли его, был ли запрет на полеты, учитывая ситуацию в этом регионе на тот момент. Есть много и других нюансов. Люди имеют право разобраться, мы должны думать о тех, кому сейчас сложнее всего. Если бы потерпевшие могли пригласить пять-семь адвокатов или государство предоставило бы им бесплатную правовую помощь, это было бы намного результативнее, чем регистрация уголовного производства генпрокурором по команде президента”.

По его словам, Офис генпрокурора должен изменить квалификацию в уголовном производстве, которое открыто по ч. 3 ст. 276 (нарушение правил безопасности движения или эксплуатации воздушного транспорта, повлекшее гибель людей) Уголовного кодекса Украины. “Логичнее было бы говорить об уничтожении нашего судна и соответственно регистрировать производство по другой статье. А не наводить “тень на плетень” относительно пилотов”, – отметил он.

Об изменении квалификации говорит и Василий Вовк. “Иран признал, что самолет украинских авиалиний был сбит по ошибке военными этой страны, – продолжает эксперт. – Для дальнейшего понимания, в чем суть невнятных сомнений, нужно учитывать, что ключевое слово в признании иранской стороной своей вины – “по ошибке”, – говорит Василий Вовк. – Как человеку, который всю жизнь работал следователем, мне все же представляются подозрительными такие быстрые признания в совершении преступления (хотя, возможно, это издержки профессии). Обычно, когда подозреваемое лицо, которое имеет большой криминальный бэкграунд, в первые дни следствия признает свою вину и выражает готовность понести за совершение преступления соответствующее наказание, оно преследует цель скрыть более тяжкое преступление, за которое, например, может быть предусмотрено пожизненное лишение свободы.


Иран признает, что его гражданами были убиты 176 человек, однако это преступление они якобы совершили не нарочно. В украинском законодательстве за убийство двух или более людей по неосторожности предусмотрено наказание в виде лишения свободы от 5 до 8 лет. Тогда как умышленное убийство двух или более лиц, или террористический акт, в результате которого погиб хотя бы один человек, наказывается лишением свободы от 10 до 15 лет или пожизненным заключением. Признание иранскими властями случайного сбивания самолета якобы в результате ошибки военных не исключает версий террористического акта или умышленного убийства, поэтому Украина вместе с США, Канадой, Афганистаном, Великобританией, Швецией и Германией должны продолжить активное расследование уже в этом направлении”.

Партнер юридической фирмы “Анте” Андрей Гук приводит следующие аргументы, почему этого не нужно делать:

“1. Исламская республика Иран не признает своей вины как государство, повторяет “unintentional” и утверждает лишь о “human error”. Раз повторю, что с “by mistake” – можно смириться, с “unintentional” – нет.

2. Ошибка военных – это лишь причина запуска ракеты. Но это не единственная причина катастрофы. Расследование должно продолжиться, и оно должно быть детальным и включать анализ таких причин катастрофы как незакрытие воздушного пространства Ираном, разрешение на вылет самолета и непринятие сторонами конфликта мер для обеспечения безопасности гражданской авиации. Это обязанности государства, которые не выполнены, не только отдельных людей.

3. Российская Федерация не признает причастности к катастрофе MH17 или хотя бы “human error” фактически является террористом/финансистом терроризма, о чем Украина заявила в иске в Международный суд ООН. Иран своим заявлением хотя бы избегает обвинений в терроризме. Таким образом, Исламская республика Иран при сегодняшней там власти оказалась более ответственной, чем Российская Федерация.

4. MH17 и PS752 объединяет российское оружие. Россия – поставщик оружия для “human errors”. И это не unintentional”.

Что все указывало на то, что “Боинг-737-800 NG”, который в то злополучное утро должен был выполнить рейс PS 752, был сбит, нам подтвердил и юрист по воздушному праву Владимир Рыжий. Как летчик по первой профессии, который в свое время за 6 лет налетал более 4 тысяч часов, он отметил нюансы катастрофы, на которые сразу обращают внимание профессионалы.

“Я сам падал, правда, не с такой высоты, а 200-300 метров, а тут – 2 400 метров, и точно могу сказать: экипаж всегда бы успел сообщить о том, что с самолетом что-то произошло, – пояснил Владимир Рыжий в комментарии “Цензор.НЕТ”. – Самолет оснащен несколькими системами переговоров, есть внутренняя система (между членами экипажа) и внешняя связь, с диспетчерскими службами и иными экипажами воздушных судов. И все эти переговоры пишут самописцы, или черные ящики. Причем один из них пишет весь звук, а второй – фиксирует все технические характеристики самолета и их изменения. Судя по обнародованной информации, экипаж на связь не выходил. Более того, были заявления, что с бортом связи у “башни” (диспетчеры, которые управляют воздушным движением, – ред.) не было. А это может свидетельствовать только об одном – что экипаж погиб сразу и мгновенно, т.е., что в самолет – в кабину экипажа – с большой долей вероятности попала ракета”.

Иран, который сначала все отрицал и бросился бульдозерами зачищать место падения самолета, уничтожая все его следы, а значит – возможность для объективного расследования катастрофы, 11 января изменил свою официальную позицию, ссылаясь на пресловутый человеческий фактор: мол, да, сбили, но сделали это непреднамеренно, из-за того, что в регионе напряженная обстановка по причине конфликта с США – и иранские военные восприняли украинский “Боинг” как вражеский объект.

“Когда подтверждается, что самолет сбили, сразу же возникает вопрос, а кто нажал на эту кнопку или дал команду? – говорит эксперт. – Если это последствия напряженных взаимоотношений между США и Ираном, на чем сейчас настаивает сам Иран, т.е., если это государство, то тут возникает вопрос об ответственности. И в данном конкретном случае уже можно говорить об ответственности государства Иран – по причине того, что он не обеспечил безопасность в районе аэродрома. Т.е., любое государство, согласно международному праву и элементарной логике, обязано обеспечивать безопасность не только своих граждан, и не только иные вопросы безопасности государства, но и безопасность использования как национального, так и международного (открытого) воздушного пространства.

Скажем, если производятся стрельбы или иная подобная деятельность в определенном секторе воздушного пространства, в таких случаях объявляются специальные запретные зоны или зоны ограничения для использования воздушного пространства с указанием определенных координат, времени и т.д., предупреждаются все авиакомпании – все пользователи воздушного пространства в данном районе о том, что с такого-то по такое-то число здесь летать нельзя. К примеру, когда 4 октября 2001 года над Черным морем якобы был сбит украинскими военными самолет “Ту-154” российской авиакомпании “Сибирь” (сегодня называется S7), меня пригласили как эксперта. Первый мой вопрос был в отношении того, была ли установлена запретная зона для ограничения полетов в данном секторе над Черным морем? Мне показали документы и карту, на которой все было отмечено, как того требовали нормативные документы в этой области. Поэтому о случайностях пуска ракеты можно говорить, но с трудом верится в то, что в 21-м веке вооруженные силы государства, владея современными средствами обороны и нападения с земли и воздуха, имея мощные радары, иные системы слежения и многолетний опыт в определении воздушных целей (военных, гражданских или иных), могут допустить такие факты. Ракета – это не электрочайник, который запускается нажатием одной кнопки, запуск ракеты – процесс более сложный и ответственный”.

По словам Владимира Рыжего, случайно или не случайно, но погибли люди и совершено международно-правовое нарушение. “Фактически это акт незаконного вмешательства, совершенный государством, – поясняет он. – Версия, на которой сейчас настаивает Иран, вполне жизнеспособна. Тем более, что есть самолеты двойного назначения, как, например, наш “Руслан”: “Ан-124” приписан к военной авиации, а “Ан-124 – 100″ – гражданский. Непрофессионалу, особенно если судно в воздухе на высоте 2 400 м, определить, какой самолет – гражданский или военный – сложно, если не невозможно. Это надо, чтобы была погода хорошая, чтобы радары были современные, чтобы человек был профессионалом. И тут возникает вопрос: можно ли предположить, что у Ирана возле таких кнопок сидят непрофессионалы?!”

Официальная информация о том, что наш самолет таки был сбит (случайно/неслучайно, специально или непреднамеренно – это уже другие вопросы, на которые следствию на самом деле еще предстоит получить ответы), уже прозвучала. Теперь, учитывая заявление Ирана, Украине важно определиться с дальнейшими шагами. “Тут все одновременно просто и сложно, – уверяет Владимир Иванович, – без промедления на дипломатическом уровне должен быть поставлен вопрос об ответственности государства Иран, и сразу должен включиться механизм дипломатических переговоров. Если, первое – договариваются об ответственности, финансовом возмещении родственникам погибших, возмещении авиакомпании “МАУ” и по другим вопросам, включая и моральный ущерб, это один вариант. Второй – если не договариваются, тогда может быть запущено судебное разбирательство. Скажем, в Международном суде ООН. Но тут надо понимать, что в этом случае решение вопроса затянется на годы. Возьмем, к примеру, катастрофу в Салониках, ее рассматривал сразу Высший хозяйственный суд Украины, и длилось это несколько лет. А по “МН-17″, как сейчас уже предполагают, в международной инстанции он может длиться 5-10 лет. Но других вариантов может и не быть”.

По словам эксперта, можно, конечно, пойти и на более жесткие шаги, скажем, разорвать дипломатические отношения с Ираном, прекратить воздушное сообщение с Ираном, применить иные принудительные меры экономического и иного плана, но будет ли от этого польза? “Я изучал вопрос применения санкций в подобных случаях, – говорит эксперт по воздушному праву. – Вправе ли Украина так поступить? Да, вправе. Может ли Украина разорвать воздушное сообщение с Ираном? Да. Может отозвать своего посла. И таким образом понуждать Иран сесть за стол переговоров и договариваться о том, как возместить нанесенный ущерб: и родственникам погибших, и государству Украина, и нашей авиакомпании в том числе, которая, кроме того, что потеряла один из лучших своих экипажей и практически новый самолет, уже сейчас несет огромные имиджевые потери”.

С одной стороны, действующая сейчас Монреальская конвенция (ее приняли в 1999 г., а Украина к ней присоединилась в 2008-ом) предусматривает так называемую “безвиновную” ответственность перевозчика, который – независимо от того, есть его вина в случившемся или нет, – обязан выплатить деньги родственникам погибших пассажиров. С другой, известны примеры, когда страна признавала свою ответственность и выплачивала огромные суммы компенсаций родственникам пострадавших. Так, в 2003 г. Ливия признала свою вину за взрыв авиалайнера “Боинг 747-121” над Шотландией, который выполнял рейс “103 Pan America” в декабре 1988 года. “По некоторым данным, они заплатили погибшим от 3 до 9 миллиардов долларов, – вспоминает Владимир Рыжий, – пострадавшие семьи получили где-то по 100 миллионов”.

Пока страны будут разбираться, как действовать дальше, важно понять, какую компенсацию, от кого и когда именно могут получить родственники погибших людей. Во-первых, сразу отметим, механизм выплат, предусмотренных в случае гибели пассажиров и экипажа, совершенно разный. Если говорить о пассажирах, то тут все нюансы прописаны в двух конвенциях: более новой, Монреальской 1999 г., и более старой – Варшавской 1923 г., которая также еще действует в странах, которые ее подписали. Иран – одна из таких стран. Поэтому, по логике, выплаты гражданам этой страны должны осуществляться в рамках Варшавской конвенции. “Если говорить о суммах выплат, то Варшавской конвенцией максимально предусматривалось 20 тысяч долларов за погибшего пассажира, – поясняет эксперт по воздушному праву. – Монреальская конвенция увеличила ответственность, предусмотрев два уровня. Согласно первому уровню ответственности авиаперевозчика, авиакомпания, независимо от вины, обязана выплатить за каждого погибшего 100 тыс. так называемых специальных прав заимствований (СПВ). Если перевести эту специальную финансовую категорию в реальные денежные суммы, то речь идет приблизительно о 140 тыс. долларов. Т.е., вот за каждого погибшего авиакомпания уже обязана будет выплатить эту сумму.

Второй уровень ответственности авиаперевозчика вообще предусматривает безлимитную ответственность авиакомпании – при условии, что авиаперевозчик не докажет свою невиновность в трагедии. В американской юрисдикции в подобных случаях могут выставляться иски на миллиарды долларов, т.н. коллективные. Предусмотрены выплаты также и за уничтожение багажа. Если, согласно Варшавской конвенции, это 20 долларов за каждый кг веса багажа, то согласно Монреальской – это уже 1000 специальных этих прав заимствования. Речь приблизительно о 5 тыс. долларов за каждое потерянное в результате катастрофы место, или, говоря по-простому, за каждый чемодан”.

По словам эксперта, только по первому варианту выплат это может потянуть на 25 млн долларов, что является серьезным финансовым ударом для любой авиакомпании. “Понятно, что “МАУ” страхует все риски, но хватит ли им страховки, это уже другой вопрос, – отмечает юрист. – Что касается того вопроса, куда обращаться родственникам погибших пассажиров и какие документы собирать, то все документы за них соберут, им только нужно обратиться с соответствующим заявлением в авиакомпанию. На их сайте уже есть список всех пассажиров, которые погибли. Т.е., это уже подтверждение”.

Если же говорить об экипаже, то под действие Монреальской конвенции они не подпадают, тут действует только механизм страхования, через который идет возмещение. “Страховка – это один из главных документов, который входит в перечень документов, которые должны быть на борту, – добавляет Владимир Рыжий, – не застрахованное воздушное судно, не застрахованные пассажиры, не застрахованный экипаж – такое воздушное судно не имеет права ни улететь, ни даже взлететь. Это вопрос серьезный, и авиакомпании очень серьезно к этому относятся. Кроме того, авиакомпания может сделать жест доброй воли – и дополнительно выплатить финансовую помощь родственникам погибшего экипажа. Как правило, авиакомпании это всегда делают, берут на себя все расходы, касающиеся похорон, установки памятников, и оказывают иную помощь семьям погибших”.

Будет ли изменена квалификация в уголовном производстве, которое все еще расследует Нацполиция, пока непонятно. Из сообщения, распространенного в Телеграмм-канале Офисом генпрокурора, следует, что 11 января в оперативном штабе, созданном при СНБО, состоялось совещание, участники которого обсудили комплекс первоочередных юридических мероприятий в связи с заявлением иранской власти. В нем принял участие первый заместитель генерального прокурора Виталий Касько.

Кроме того, пока нет и поручения премьер-министра, которое урегулировало бы вопрос финансовой помощи семьям погибших, о которой говорил президент на встрече с ними. Как объяснили “Цензор.НЕТ” в Минсоцполитики, этим вопросом будет заниматься Минэкономразвития, а средства могут быть выделены из Резервного фонда Кабмина, если будет поручение премьера. По состоянию на вечер пятницы в Минэкономразвития такой информацией не располагали и дать какие-либо пояснения нам не смогли. Но уже в субботу утром премьер-министр Украины Алексей Гончарук в официальном заявлении еще раз подчеркнул о том, что помощь будет предоставлена, так что этот вопрос, очевидно, уже решается.

Источник: censor.net.ua
Вам также может понравиться