Дело догхантера Святогора: почему при ужесточении законодательства суды стараются максимально смягчить наказание живодерам

Зоозащитники будут добиваться пересмотра решения Шевченковского райсуда г. Киева по резонансному делу адвоката Алексея Святогора, которого обвиняли в создании материалов, пропагандирующих насилие и жестокость по отношению к бездомным животным, но оправдали. По их мнению, такое решение может послужить сигналом к убийствам животных по всей стране, поскольку теперь догхантеры почувствуют себя безнаказанными.

Какие последствия будет иметь решение по делу, за перипетиями которого следили не только в Украине, но и за рубежом, а также чем заканчиваются расследования резонансных дел по фактам жестокого обращения с животными, разбиралась журналист “Цензор.НЕТ”.

Бывший полицейский детектив из Великобритании Марк Рэндел, который сейчас занимается правозащитной деятельностью, уделяет большое внимание таким преступлениям, как жестокое обращение с животными. В том числе во время тренингов, которые проводит для правоохранителей в разных странах мира, включая Украину. “Я работал в 9 городах Украины, а также в Греции, Италии, Канаде, Болгарии, Намибии, Австралии и Великобритании, – сообщил он в комментарии “Цензор.НЕТ”. – Видел множество случаев жестокого обращения с животными по всему миру. В Украине намного строже наказание, чем в Великобритании, и за два последних года увеличилось количество таких судебных процессов, но также существуют примеры, когда случаи жестокого обращения с животными не преследуются по закону. Статья, аналогичная статье 300 Уголовного кодекса Украины, есть не в каждой стране, и я следил за результатами суда у вас. Я не разбираюсь в украинском законодательстве, поэтому не могу оценить, было ли решение правильным в соответствии с законом. Но оно неутешительное и не покажет Украину как гуманное общество остальной Европе”.

В то же время он уточнил, что во многих странах, включая Великобританию, убедительными доказательствами в подобных процессах становятся улики, которые свидетельствуют о причастности к убийству животных, показания очевидцев и данные судебно-медицинских экспертиз. “Я так понимаю, что у полиции не было этих доказательств”, – отметил он.

Таких улик действительно в этой ситуации у следствия не было. Напомним, что Святогора обвиняли по частям 2 и 3 статьи 300 Уголовного кодекса Украины (ввоз, изготовление или распространение произведений, пропагандирующих культ насилия и жестокости). Согласно выводам экспертизы, которая проводилась в рамках уголовного производства, его публичные выступления и высказывания были квалифицированы как пропагандирующие культ насилия и жестокости по отношению к бездомным животным, призывы к их убийству и подстрекательство других лиц к совершению подобных действий.

Зоозащитники, которые инициировали расследование уголовного производства, собрали множество видеоматериалов с его выступлениями и высказываниями, на которых базировалось обвинение. Но в своем решении суд постановил оправдать Святогора “в связи с недоказанностью наличия в действиях обвиняемого состава уголовных преступлений”.

В решении суд отметил, что реплики, пропагандирующие культ насилия и жестокости по отношению к бездомным животным, являются “устными”. А за это в статьях, по которым его обвиняют, уголовная ответственность не предусмотрена.

“Выводы экспертов лишь указывают на то, что файлы с видео-/звукозаписями, которые были предметом исследования и содержащие высказывания Святогора, являющиеся пропагандой культа насилия, жестокости, были устными, за что уголовная ответственность по ч.2 и ч.3 ст. 300 УК не предусмотрена”, – заявила судья.

В то же время суд отметил, что эти статьи предусматривают, что кроме высказываний в СМИ, Святогор должен был осуществлять “дополнительные действия, способствующие достижению результата создания видеопродукции”.

Заседание, где зачитывалось решение, проходило в закрытом режиме, но с видеотрансляцией. После его вынесения, Святогор и его адвокат покинули суд без комментариев, журналисты могли пообщаться только с зоозащитниками.

Комментируя это решение, в прокуратуре города Киева не смогли однозначно ответить на вопрос, будет ли подана апелляция. По словам пресс-секретаря ведомства Надежды Максимец, прокурор, который представлял обвинение в суде, планирует проанализировать решение суда, а также судебную практику по такой статье Уголовного кодекса и только после этого примет решение. “Важно понять, на что ссылается суд, аргументируя, что привлечь обвиняемого к ответственности можно только при условии, что устные высказывания будут подкреплены действиями”.

Она напомнила, что прокуратура, поддерживая обвинение, просила приговорить подсудимого к четырем годам лишения свободы и штрафу в размере 4 тысяч необлагаемых налогом минимумов.

А вот участники этого процесса, представлявшие сторону потерпевших, настроены добиваться пересмотра судебного решения. “Имея такой огромный массив информации, заключение двух экспертиз, не дать ему даже штрафа – это нонсенс”, – говорит одна из потерпевших, Влада Стефанова.

Она напомнила, что это не первый раз, когда зоозащитники пытаются привлечь его к ответственности, и раньше уголовные производства расследовались по 299-й статье УК (жесткое обращение с животными), но их все закрыли. Наше законодательство выписано так, что нужны прямые улики, подтверждающие такие факты. Их не было. Поэтому взяли за основу его публичные выступления о том, что нужно уничтожать бездомных собак, и добились открытия дела по другой статье.

“Мы собрали все то, что “гуляет” по интернету, включая передачи на телевидении, в которых он участвовал. Написали заявление в полицию. Уголовное производство расследовалось с сентября 2016 года. Это было долго и мучительно, его пытались закрыть на каждом шагу. Мы неоднократно пикетировали прокуратуру, чтобы не позволить этого сделать”, – говорит она.

По словам Влады Стефановой, было проведено несколько экспертиз. “Первая была инициирована прокуратурой. Прямых призывов к насилию она не выявила, но подтвердила, что была пропаганда. Эксперты установили, что он описывает свое виденье и агитирует людей, чтобы они занимались тем же, – рассказывает зоозащитница и объясняет, что для проведения второй – независимой экспертизы средства активисты собирали по всей стране. Но поскольку их было недостаточно, эксперты проанализировали лишь четыре сюжета.

“Они абсолютно точно определили, что присутствует пропаганда, – продолжает она. – Мы с их заключением обратились в прокуратуру, и там согласились инициировать проведение экспертизы и по другим сюжетам. Такую экспертизу провели и получили заключение по всем фрагментам о том, что действительно присутствует пропаганда культа насилия и жестокости”.

Кроме того, активисты подготовили папку со скриншотами из соцсетей, но приобщать ее к материалам дела не стали. Теперь об этом сожалеют. “Сначала следователь полиции, а потом и прокурор убедили меня, что у нас не принимаются в судах скриншоты. Что они, дескать, приравниваются к рисунку, и вы ничего не докажете”, – объясняет Влада Стефанова.

Отвечая на мой вопрос, как расследуются дела о жестоком отношении к животным, особенно после того, как несколько лет назад в стране появился специальный закон, усиливающий ответственность за такие преступления, она объяснила, что до судов доходят в основном те производства, где люди были задержаны на месте преступления. Но и в таких случаях приговоры не всегда суровые. Она напомнила резонансную историю с задержанием в киевском ботаническом саду догхантера, разбросавшего яд, когда все улики были налицо. “Мы вызвали полицию. Его тогда задержали на месте преступления с поличным. У него брали смывы с рук. Было три трупа собак. Много свидетелей. Хотя он выбросил из кармана остатки яда, это все было найдено, – рассказала она. – Но сначала очень долго затягивали расследование, а потом оказалось, что полиция потеряла часть улик. В итоге дело отправили в суд и его признали все-таки виновным, но вскоре он вышел”.

Согласно Единому реестру судебных решений, приговор в этом деле вынесен в сентябре 2018 года. Шевченковский райсуд столицы постановил признать подсудимого виновным в совершении уголовного преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 299 УК Украины и назначить ему наказание в виде 6 (шести) месяцев ареста. Но тем же решением его освободил, сославшись на ст. 49 УК Украины (Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности). Само событие, напомним, произошло в 2016 году.

Историй о вопиющей жестокости людей в новостях десятки. Зоозащитники даже создают специальные сайты, на которых систематизируют такие случаи и информацию о причастных к таким преступлениям. Правоохранители в свою очередь утверждают, что по всем фактам, о которых им становится известно, уголовные дела расследуются.

Один из недавних шокирующих случаев произошел в Киеве. Соцсети всколыхнуло видео из подъезда многоэтажки в Шевченковском районе города. На видео видно, как мужчина жестоко и безжалостно бьет щенка на поводке. После издевательств он выбросил собаку на мороз.

Неравнодушные вызвали полицию и бросились искать щенка. Оказалось, что собаку возле мусорника подобрала девушка, проживавшая неподалеку. В клинике рентген показал, кроме новых, есть несколько переломов, которым 14-21 день, а значит, это не первый раз, когда животное били.

По факту избиения начато уголовное производство по ч. 1 ст. 299 (жестокое обращение с животными) Уголовного кодекса Украины.

Как рассказала “Цензор.НЕТ” Надежда Максимец, в течение 2020 года только по Киеву в суд направлено 26 обвинительных актов по ч 2 и ч. 3 ст. 299 УК Украины.

Но если проанализировать приговоры, то можно увидеть, что суды более чем лояльны к таким преступникам. К примеру, Деснянский районный суд г.Киева объявил обвинительный приговор 36-летнему местному жителю по факту жестокого обращения с животным, повлекшего его гибель (ч. 1 ст. 299 УК Украины). Досудебным расследованием установлено, что в октябре 2019 года к нему в гости зашел приятель с таксой. Между мужчинами возник конфликт из-за того, что собака сходила в туалет в комнате. Хозяин квартиры взял кухонный нож и нанес животному один мощный удар в область брюшной полости, что привело к ее смерти.

Суд признал мужчину виновным в указанном преступлении и назначил наказание в виде 1 года ограничения свободы с испытательным сроком на тот же срок.

А в начале этого года Киевской местной прокуратурой № 5 направлено в суд обвинительный акт в отношении киевлянина, который во время конфликта с женой на глазах своих детей схватил собаку породы бивер-йоркширский терьер и выбросил ее из окна квартиры, расположенной на двенадцатом этаже.

Но есть истории не только о собаках и кошках. Зоозащитница Лариса Соколова рассказала, как несколько лет назад ездила на Закарпатье добиваться наказания для бывшего помощница лесничего, покалечившего коня.

Житель села Черная Тиса привязал лошадь к своему автомобилю и поволок животное по асфальту. В результате действий садиста у лошади был ободранный бок, выбитый глаз. Также конь лишился подков. “Я тогда собиралась в поход. Но когда узнала об этом случае, сменила маршрут и приехала туда. Видела коня и его раны. Это просто ужас, что пережило несчастное животное. Писала заявление в полицию и прокуратуру. Но мне пришли отписки”.

Зоозащитница Влада Стефанова назвала дело Святогора своеобразным лакмусом и рассказала, что за ним следило немало международных организаций в разных странах мира, которые записывали и присылали видеоролики с требованием о привлечении к ответственности. Но следили не только правозащитники и активисты. “Многие догхантеры затаились и выжидали, каким будет решение. По комментариям в соцсетях сейчас я вижу, что они начали расправлять крылья. Теперь пойдут массовые травки. Судья “открыла” ящик Пандоры. Последствия еще впереди. Но мы будем бороться, подавать апелляцию”, – говорит она.

Среди зоозащитников, с которыми удалось пообщаться, люди разных профессий, среди которых и те, чьих собак в разное время отравили живодеры. С тех пор они отстаивают право животных на жизнь. “Это было в центре Киева, мы в бювете набирали воду. Собаку привязали к лавочке буквально на пять минут, потому что там были люди, а некоторые не разбираются в породах, не знают, что лабрадоры добрые, и боятся их, считая большими собаками. Моей собаке было 12 лет, она была хорошо воспитана, на улице не ела, но то ли все-таки что-то подобрала, то ли понюхала. По возвращению домой она упала, начались судороги. У нее шла пена изо рта, она дико орала от боли, – вспоминает Оксана Тукалевская. – Умирала очень страшно, нам не удалось ее спасти”.

По словам Оксаны Тукалевской, это не первое отравление у них в районе. Погиб и другой домашний пес – породы бассет-хаунд. Ему стало плохо сразу на улице, хозяйка даже не успела донести домой.

“У нас в обществе бытует две легенды. Первая – о том, что можно убить всех бездомных собак, после чего все остальные сразу станут домашними. Это миф, так не бывает. Проводилось достаточно много исследований по Украине. 80% бездомных собак на улицах – это собаки, которые были раньше домашними. Это те, которых выгнали или они были на самовыгуле. Вторая проблема – это то, что у нас не существует такой культуры собаководства, как в западных странах, идет большой поток пополнения собак в город из пригорода и села. До тех пор, пока не будут работать всеукраинские программы по стерилизации собак, по ответственному обращению, мы не избавимся от бездомных собак. Поэтому все те истории, которые толкают живодеры, обещая, что как только бездомных уничтожат, все остальные собаки будут жить в семьях, – это манипуляция”, – настаивает она.

Общаясь после смерти любимицы с ветеринарами, Оксана готовила и распространяла листовки, в которых описывала, что делать, если собака на улице подобрала еду с ядом. “Думаю, что это нужно будет возобновить, потому что живодеры сейчас активизируются, – говорит она. – Ветеринары мне тогда рассказывали, что происходит в организме собаки, как у нее разрываются капилляры, как блокируются центры, что у нее огромная паника и ужас, потому что собака, не владея своим телом, все хорошо чувствует. Это настолько жестокая смерть, что я просто передать не могу”.

Активистка отмечает, что несколько лет назад, после принятия закона, усиливавшего уголовную ответственность за жестокое обращение с животными, увеличилось количество дел, которые открываются, но чтобы у такого расследования была перспектива, живодера должны поймать за руку, труп собаки отправить на экспертизу, подтвердив, что она была действительно отравлена. А потом это все прокурорам надо доказать в суде. Поэтому очень важно сразу сообщать в полицию и максимально все фиксировать.

Проанализировав несколько резонансных случаев издевательств над животными, обратила внимание на еще одну проблему. Экспертов, которые могут определять тяжесть полученных травм, единицы, и это тоже влияет на качество следствия. Так, например, уже больше года расследуется случай, произошедший в Хмельницкой области, где чиновник привязал к автомобилю собаку и протащил ее по дороге. Окровавленного пса увидел спецназовец, который проезжал по той же дороге. Он догнал и остановил автомобиль чиновника и вызвал полицию. Как объяснила “Цензор.НЕТ” пресс-секретарь областного главка полиции Инна Глега, в этом деле до сих пор не закончены экспертизы именно из-за того, что экспертов, специализирующихся на такой категории дел, мало.

Отвечая на вопрос о том, почему при ужесточении законодательства суды стараются максимально смягчить наказание догхантерам, зоозащитники сходятся во мнении, что в это, скорее всего, вносят лепту их покровители среди представителей власти на местах. В том числе потому, что для догхантеров убийства животных не только развлечение, но и бизнес. Убивать собак с их помощью, списывая деньги за отлов и стерилизацию, чиновникам выгодно.

По словам Ларисы Соколовой, средства, которые выделяются на вакцинацию животных, на их стерилизацию, существенные. “Потравили собак, под них можно списать деньги. Поэтому в существовании догхантеров заинтересованы”, – отметила она.

Мне не удалось найти уголовные дела, в которых бы расследовались подобные факты. Но похожий тезис услышала от нескольких собеседников. Например, такого же мнения придерживается народный депутат VIII созыва, автор закона об усилении ответственности за жестокое обращение с животными Андрей Немировский.

Он также отметил, что когда готовился законопроект, депутаты обратили внимание на еще один важный нюанс. “С групп живодеров государством-агрессором создавались карательные отряды, такие, как батальон “Сомали”, который больше всего потом издевался над нашими военнослужащими на Донбассе. Живодеры, которые в детском возрасте издевались над животными, в большинстве случаев – и это доказано в том числе ВОЗ – переходили потом на людей. Ситуация с живодерами в нашей стране кричащая. Как мы не боролись. Хотя после принятия закона хоть немного начали судить таких преступников”, – подчеркнул политик.

По его словам, живодеры обмениваются информацией в закрытых группах, на отдельных сайтах. “Некоторые чиновники в регионах способствуют их деятельности. Чтобы сэкономить на стерилизации животных платят догхантерам, чтобы они их просто уничтожали”, – рассказал он.

Когда Марк Ренделл приезжал с тренингами в Украину, он рассказывал, как фиксировать такие преступления не только полицейским, но и волонтерам, и почему это важно. “Он приводил мировую статистику, данные разных исследований, которые говорят о том, что люди, которые начинают с собак, чаще всего продолжают потом отрабатывать свои навыки на людях. Это люди с испорченной психикой, среди них – серийные маньяки и убийцы”, – рассказывает Оксана Тукалевская.

По словам Марка Рэнделла, те, кто жестоко обращается с животными, часто жестоко обращаются с людьми. “100% обследованных преступников, совершивших сексуальные убийства, в анамнезе проявляли жестокость по отношению к животным. 70% всех живодеров совершили хотя бы одно уголовное преступление и почти 40% совершили насильственные преступления против людей, – объясняет он. – Мужчины, которые проявляли жестокость к животным, в 5 раз чаще подвергались аресту за насилие по отношению к людям, в 4 раза чаще совершали преступления против собственности и в 3 раза чаще имели судимости за преступления, связанные с наркотиками и хулиганством. Более 80% семей, лечившихся от жестокого обращения с детьми, также подвергали животных жестокому обращению. Когда дети становятся свидетелями насилия, это может увеличить риск развития поведенческих проблем, например, вовлечения в преступное поведение. Жестокое обращение с животными детей – один из самых ярких индикаторов расстройства поведения”.

По мнению Оксаны Тукалевской, остановить факты насилия полностью невозможно, но очень важно размещать в ветклиниках информацию о живодерах и памятки о том, что нужно сразу обращаться в полицию, если видишь, что кто-то разбросал еду с ядом или рассыпал препараты, от которых может погибнуть животное. А также нужны четкие инструкции по оказанию первой медицинской помощи. Возможно, тогда случаев со смертельным исходом было бы меньше.

Источник: censor.net
Вам также может понравиться