Дело Маркива: примет ли во внимание итальянская Фемида материалы, предоставленные украинской стороной?

Завтрашнее заседание апелляционного суда в Милане по делу украинского нацгвардейца Виталия Маркива, которого обвиняют в причастности к убийству итальянского фоторепортера Андреа Роккелли и его российского переводчика Андрея Миронова под Славянском в 2014 году, должно стать решающим.

 Именно на нем присяжные и профессиональные судьи определятся, стоит ли принимать во внимание новые доказательства, предоставленные стороной защиты и подтверждающие невиновность подсудимого, в числе которых материалы, собранные в ходе следствия Нацполицией. А также озвучат решение, которое примут большинством голосов.

До Революции достоинства Виталий Маркив жил в Италии, но приехал в Киев во время протестов на Майдане, а потом добровольцем уехал защищать Украину на Донбассе в составе батальона им. Кульчицкого. Именно это обстоятельство и использует позднее сторона обвинения, чтобы заявить, что он виноват в гибели итальянского журналиста и его переводчика. Они погибли под Славянском в 2014 году.

Маркива арестовали 30 июня 2017 года в Болонье, куда он прилетел навестить мать, имея гражданство Италии. Судебный процесс над ним официально начался 6 июля 2018 года в Павии, откуда родом Рокелли.

В тот же день был заявлен иск против государства Украина, который был подан Федерацией итальянской прессы, Ассоциацией журналистов Ломбардии и ассоциацией фоторепортеров Cesura Lab, которую основал Рокелли.

Свою причастность к гибели итальянского репортера нацгвардеец отрицал в течение всего судебного процесса, а украинские власти оказывали ему всяческую поддержку. В том числе неоднократно предлагали итальянским правоохранителям приехать в Украину, чтобы изучить на месте все обстоятельства произошедшего, провести экспертизы, допросить свидетелей. Но они так этого и не сделали.

Обвинения против Маркива базируются в основном на показаниях французского журналиста Уильяма Рогелона, который был вместе с Мироновым и Роккелли под Славянском и которому удалось выжить.

Также на стороне обвинения оказались некоторые итальянские журналисты, которые якобы общались с Маркивым по телефону. Кроме того, обвинение использовало и сюжеты российских телеканалов.

Также одним из аргументов прокуратуры стал разговор, который был записан в камере, где находился украинский нацгвардеец, к которому регулярно подсаживали “наседок”. Одну из фраз, вырванных из контекста, использовали в первой судебной инстанции, как признание Маркива. О том, что перевод этого разговора был недостоверным, выяснится позднее, уже в Милане во время заседания апелляционного суда.

Суд же первой инстанции, хоть сторона обвинения и не предоставила каких-либо прямых доказательств причастности нацгвардейца к гибели журналиста, приговорил его к 24 годам лишения свободы. Такой вердикт присяжных шокировал даже прокурора, просившего для Маркива 17 лет.

 Людмила Денисова

“Все началось с момента его задержания и оценки, которые были в итальянских СМИ, – рассказала в комментарии “Цензор. НЕТ” уполномоченный Верховной Рады по правам человека Людмила Денисова, которую мы попросили оценить, были ли нарушены права Маркива с точки зрения международного права. – Если его сразу назначили виноватым в убийстве гражданина Италии и это так подавалось обществу, то о какой презумпции невиновности можно говорить?

Это же основополагающий принцип, который должны соблюдать все страны, в том числе Италия, являющаяся основой Римского права. Как только они назначили его убийцей, то сразу нарушили и Всеобщую Декларацию прав человека, и Международный пакт о гражданских и политических правах человека, и Европейскую конвенцию о защите прав человека и основополагающих свобод. Если он уже виноват, зачем проводить досудебное расследование и предоставлять какую-то возможность ему или стороне защиты привести какие-то доказательства и исследовать их? Этого практически не было, и поэтому право на полноценное досудебное расследование было нарушено”.

Также, по мнению Людмилы Денисовой, нарушены права на эффективную юридическую защиту и справедливый суд. “Методология исследования, те доказательства, которые были озвучены в период рассмотрения уже апелляционной жалобы, доказывают, что право на эффективную юридическую защиту, а это ст. 13 Конвенции о защите прав и основных свобод, не соблюдено. Апофеоз же всего этого – нарушение права на справедливый суд. Я не была в суде первой инстанции, но присутствовала 15 октября на заседании апелляционного суда в Милане, когда генеральный прокурор Милана говорит о виновности Виталия Маркива и приводит показания только одного свидетеля. Признавая, что есть ошибки, неточности, продолжает настаивать, что все равно убил Маркив”.

По мнению Людмилы Денисовой, если исходить из логики обвинения, то судят не только бойца Нацгвардии Маркива, но и Украину. “Если генпрокурор Милана приводит в своем выступлении отчеты ОБСЕ о свободе слова в нашей стране за период с ноября 2013-го по май 2014 года, то уже рассматривается не вина Виталия, а вина Украины. В отчетах была одна фаза, когда у власти еще находился Янукович, и вторая – после Майдана, когда Украина запрещала въезд российским СМИ, в числе которых Russia Today. Они присоединили съемки, комментарии, записанные журналистами этого канала с боевиками, к делу Маркива. Притом, что весь мир знает, что ведется гибридная война со стороны России, они определяют, что Russia Today – влиятельная телекомпания, имеющая офисы в разных странах мира, и поэтому сюжеты, которые снимали их журналисты, являются доказательствами вины всех наших военнослужащих, и в частности Маркива”.

– На заседании 3 ноября будет принято решение, приобщить новые доказательства, предоставленные защитой, или нет. Если приобщат, то и решение будет другим, чем в суде первой инстанции.

Апелляционный суд может принять одно из трех решений. Первое – оправдать Маркива, чего мы все очень ждем. Второе – подтвердить предыдущее решение и оставить все так, как есть. Третье – это изменить решение, возможно, уменьшив срок.

Затем 90 дней они еще имеют право писать, почему именно такое решение приняли. После этого сторона защиты сможет подавать кассационную жалобу. Кассационный суд не будет рассматривать суть дела. А только выполнение закона в части соблюдения процедур. Он может либо отменить приговор, либо передать дело на рассмотрение другому апелляционному суду. В Италии нет такого, чтобы вернуть назад на рассмотрение суда первой инстанции.

– Кассационный суд не ограничен в сроках рассмотрения дела.

– После того, как Кассационный суд примет решение, есть полгода на то, чтобы обратиться в ЕСПЧ.

– Я была у него в тюрьме. Мы общались около двух часов. Спасибо итальянской стороне, что предоставили нам такую возможность. Ничего не ограничивали. Камеры были выключены, никто за нами не следил.

Он говорит: “Я давал присягу, я – нацгвардеец, здесь буду борцом, но главное, чтобы Украина боролась”.

На суде я его увидела практически через год. Он очень мужественно держится.

– Вообще тюрьма, где он сейчас, самая строгая в Италии. В ней содержатся преступники, которые убили кого-то или совершили другие жестокие преступления.

Первое время, когда его туда только поместили, ему там меняли “наседок”, которые могли бы его разговорить. Его все время слушали, записывали. Конечно, первые полгода для него были самые тяжелые. Сейчас его содержат в двухместной камере. Насколько я поняла, занимается спортом. Кое-как приспособился. Хотя приспособиться к такой жизни невозможно.

В апелляционном суде сторона защиты подала новые доказательства непричастности Маркива к гибели Рокелли и его переводчика – россиянина Андрея Миронова. В их числе материалы, собранные в ходе расследования украинскими правоохранителями. В августе текущего года они были обнародованы на брифинге министром внутренних дел Арсеном Аваковым. Он заявил, что речь идет о ряде свидетелей, экспертиз и следственных экспериментов. Они, по словам Авакова, убедительно показали непричастность нацгвардейца к убийству Роккелли. Он призвал итальянский суд принять эти доказательства во внимание.

Часть материалов расследования переданы защитникам Маркива накануне рассмотрения этого резонансного дела в апелляционном суде, которое началось в конце сентября.

Как рассказал в интервью “Цензор.НЕТ” замглавы МВД Антон Геращенко, украинские правоохранители предоставили информацию о батальоне им. Кульчицкого, в котором служил Маркив, о том, какие у него были задачи, какую функцию он выполнял на горе Карачун и т. д.

“Самое главное, что из материалов следствия было известно, что Рокелли погиб не от пулевого ранения, а от осколочного, которое вызвано разрывом некоего боеприпаса, предположительно мины. В подразделении батальона минометы отсутствовали. Они не полагались по боевому расписанию. У Виталия был автомат АК-74, поэтому он никак не мог навредить господину Рокелли”, – сказал замминистра.

Он также отметил, что итальянский суд так и не установил, с чьей стороны велся минометный огонь.

“Он же мог быть со стороны боевиков, которые обладали пушками “Нона”. Мы предоставляли в суд информацию о том, что у них были забранные у наших военных минометы. “Ютуб” пестрит сотнями видео о нанесении боевиками из Славянска в те же даты минометных ударов”, – подчеркнул Геращенко.

Он также добавил, что в решении суда Павии сказано, что Маркив совершил преступление умышленно, зная, что это журналисты. При этом в том же решении указано, что они были без опознавательных знаков “Пресса”. Автомобиль тоже был обычным, они приехали на такси. Так, что обвинять его в умышленном убийстве более, чем странно. И следствие показало, что такие обвинения надуманные.

“Одну из экспертиз провели специально в мае, чтобы были такие же условия, как тогда, когда погиб Рокелли, – деревья, листва… Мы понимаем, что за шесть лет могло что-то измениться, но тем не менее”, – отметил Геращенко.

По словам Геращенко, экспертиза показала, что физически с горы Карачун журналистов рассмотреть было невозможно. “С позиции Маркива место гибели Рокелли и Миронова вообще не просматривалось и было вне визуального наблюдения, прежде всего из-за большого расстояния, наличия на железнодорожном переезде вагонов поезда и густого покрова деревьев. Но их могли видеть боевики, сидевшие за забором, на заводе “Зевс Керамика”, – отметил заместитель главы МВД.

По его словам, террористы могли устроить эту провокацию специально, зная, что Роккелли и Миронов должны приехать. И сначала они могли устроить стрельбу из автоматов, а потом уже из минометов. Либо их могли принять за украинских разведчиков и стрелять ситуативно.

Также он рассказал об уникальной экспертизе, которую провели украинские правоохранители.

В суде первой инстанции транслировалась видеозапись, на которой видно, что журналисты лежат в кустах, и ​​идет стрельба. Судя по звукам выстрелов, они осуществлялись с близкого расстояния, а не с горы Карачун, которая находится в 1,7 км от места гибели итальянского журналиста.

Чтобы это выяснить, эксперты привезли на место трагедии специальные микрофоны, расставили на разных местах. В частности, на месте, где, возможно, была стрельба, воспроизводили ее на расстоянии 100, 200, 500, 1000 метров и 1,7 км.

“По мнению экспертов, стрельба велась с расстояния 150 метров. Это место, где сидели боевики на заводе, это они начали стрелять”, – пояснил Геращенко.

Кроме того, в основе новых доказательств — выводы журналистского расследования, которые вошли в фильм The wrong place (“Не в том месте, не в то время”) о деле Маркива, которые защита также просит приобщить к материалам дела и учесть при вынесении вердикта.

“Если сравнивать с периодом, когда проходил суд в Павии, то сейчас отношение итальянских СМИ к делу Маркива изменилось, – рассказал в комментарии “Цензор.НЕТ” глава Христианского общества украинцев в Италии Олесь Городецкий, который отслеживает ситуацию с момента ареста украинского нацгвардейца. – Тогда исключительно односторонне подавалась позиция прокуратуры и гражданских истцов, никто не интересовался мнением адвокатов, представляющих Виталия и Украину. После того, как был обнародован приговор, многие журналисты, которые его прочитали, поняли его абсурдность. Теперь в СМИ представлены все стороны. В этом большая заслуга итальянско-украинской группы журналистов, которые снимали фильм об обстоятельствах гибели Рокелли. Было профессионально показано все то, что должны были сделать итальянские правоохранители. Об этом фильме написали почти все серьезные издания. И те, кто писал, задают себе вопрос, а что же тогда произошло в Павии? Почему Виталий до сих пор находится в тюрьме?”

 Олесь Городецкий

По словам Городецкого, адвокат Маркива попросил вызвать в суд для дачи показаний всех тех итальянских экспертов, которые были в Украине, когда снимался фильм. “Снайпера, который выполнял стрельбу, генерала итальянской армии, комментирующего в фильме события, а также итальянского картографа, который объясняет, что видимости там не было”, – рассказал он. А также добавил, что адвокат, представляющий в этом процессе Украину, попросил приобщить к делу то, что было озвучено во время брифинга министра внутренних дел Арсена Авакова.

Сложно сказать, приобщат или нет. Если приобщат, то на их основе тоже может быть построен приговор. Если нет, то он будет строиться исключительно на уже имеющихся материалах дела”, – говорит он.

Защитница бойца Донателла Рапетти на предыдущем заседании сосредоточилась на анализе, по ее словам, необъективных и неубедительных свидетельств Рогелона. Защитник Маркива Раффаэле Делла Валле подчеркнул, что Виталий вошел в зал суда уже виновным, сторона обвинения не дала ему шанса на защиту.

“В Италии в военных преступлениях обвиняют не только гвардейца, но и всю украинскую демократическую нацию за то, что они защищают свою территорию”, – отметил защитник.

“Адвокаты выступали около 9 часов, это было очень качественно”, – подчеркнул Городецкий.

Итальянского прокурора новые доказательства не убедили. Как отметил Городецкий, генпрокурор Милана, в отличие от своего коллеги, который был в Павии, настаивает на 24 годах лишения свободы для Маркива. Но он все же надеется, что присяжные и судьи все изучат и будут беспристрастными в принятии решения.

Источник: censor.net
Вам также может понравиться