Если Минмолодьспорта пойдет по такой же системе, как предыдущие, то их просто вынесут, – Стелла Захарова

Олимпийская чемпионка Стелла Захарова намерена провести турнир по спортивной гимнастике Ukraine International Cup 2020 , невзирая на все сложности в связи с пандемией. В условиях перерыва в тренировках из-за карантина для спортсменов это особенно важно.

Она считает, что для членов национальной сборной несправедливо не сделали исключения при введении карантина. Теперь многие спортсмены, теряя форму, рискуют не завоевать лицензию на выступления на Олимпийских играх, что в свою очередь в очередной раз ударит по престижу нашей страны.

Цензор.НЕТ пообщался со Стеллой Захаровой, в том числе, и о реформировании спорта. В последние годы много говорится о необходимости перехода украинского спорта на западную систему организации и финансирования. Захарова высказала свое мнение, какой может быть украинская модель. О роли государства, схемах для отмывания денег через ДЮСШ, коллегах, желающих остаться в совдепии, законе о меценатстве и важности спорта для страны и ее граждан.

СПОРТСМЕНАМ НАЦИОНАЛЬНОЙ СБОРНОЙ НУЖНО БЫЛО РАЗРЕШИТЬ ТРЕНИРОВАТЬСЯ – ЭТО СТРАТЕГИЧЕСКАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ

– Когда ребята готовились к Олимпийским играм, шел обычный процесс подготовки. Все 4 года между Олимпиадами проходят чемпионаты, на которых зарабатываются лицензии. Некоторые спортсмены в отдельных видах спорта на март 2020-го уже завоевали лицензии. Они уже есть, и они переносятся на 2021 год. Так во всем мире. Но есть виды спорта, где из-за карантина состоялись не все чемпионаты, и спортсмены не успели завоевать лицензии. Сейчас для них складывается очень нелегкая ситуация. В связи с тем, что закрыты залы, и нет возможности тренироваться, люди теряют форму. Для легкой атлетики еще приемлемо бегать в лесу. Но не для гимнастики, плавания или борьбы. Большая часть видов спорта была лишена возможности заходить в зал. И теперь неизвестно, состоятся ли чемпионаты, где эти спортсмены смогут себя реализовать и завоевать лицензии. А некоторые просто уже не в той спортивной форме. Для спортсменов это катастрофа. Они зарабатывают честным трудом свои медали и поднимают престиж страны. Также, это естественно, они рассчитывали заработать какую-то копеечку.

ак гимнасты или пловцы выходили из ситуации на этот период?

– Никак. Ну покачались дома гантелями, день, два, три, неделю… А дальше? Те мышцы, которые работают в зале на гимнастических снарядах, не работают вне зала. Так же, как и пловец не может “плыть” дома, махая руками. Поэтому мышцы теряют наработанный потенциал и работоспособность.

Я считаю, что надо было максимально быстро реагировать представителям министерства. Я согласна, что закон нарушать нельзя. Но ведь для таких случаев есть исключения. Министр должен был на заседании Кабинета Министров объяснить ситуацию и критическую важность для спортсменов и для сборной не прерывать тренировки. Необходимо было найти компромисс – где-то раньше открыть залы для спортсменов. Все знающие люди поняли бы эту стратегическую необходимость. Также необходимо было учитывать, что для большинства спортсменов национальных сборных созданы отдельные условия для тренировок, где они практически не пересекаются с остальными гражданами страны, и вероятность заболеть не высокая. Необходимо было массово проводить ПЦР-тестирование спортсменов и персонала, который их обслуживает. Это ничтожно малые вложения по сравнению с утраченными возможностями попасть на Олимпийские игры и другие высокие старты и прославить нашу страну на весь мир.

ы, молодежи и спорта

– И создали новое, и министр сознательно шел на должность. Он понимал, какую ответственность будет нести, и, наверное, с этим соглашался. Так почему реакции не было? Этим вопросом задаются многие спортсмены, я получала много звонков по этому поводу. Ведь спортсмены, претендующие на мировые медали, – это ограниченное количество людей. Причем, они не шастают в метро и на улице. Они тренируются в залах и подвергаются минимальному риску.

– Я могу сказать о гимнастике. Разрешали спортсменам не прерывать тренировки в Хорватии, Словении. В США частные клубы работали. Понятно, в Италии, из-за очень тяжелой ситуации проходили строгие меры безопасности. Но у нас на базе в Конча-Заспе вовсе не было контроля, даже температуру не измеряли. Хотя можно было организовать безопасное посещение зала.

e International Cup – перенесен на осень. Есть уверенность в том, состоится ли он?

– Ситуация очень сложная и не зависящая от нас. Я и моя команда делаем все от нас зависящее и возможное для того, чтобы турнир состоялся. Тем более, что к нему все готово. Вы даже не представляете, как сегодня гимнасты со всего мира жаждут приехать на мой турнир. Ведь остальные чемпионаты во всем мире перенесены или отменены. Где-не-где только начинают запускаться. Мы три месяца ждали разрешения от Международной федерации, наконец его дали и теперь наше мероприятие включено в календарный план Международной федерации гимнастики. Ко мне звонят со всех стран и спрашивают, будет ли турнир. 24-28 сентября турнир должен быть. Но есть одно “но”. Самое главное сейчас – авиаперелеты. Потому что все спонсоры остались. Министерство и город идут навстречу. Как будет дальше – посмотрим. Главное, чтобы в той ситуации, в какой сегодня очутился спорт, ему не ставили палки в колеса.

Мне звонили Олег Верняев, также звонила семикратная участница Олимпийский игр и двукратная олимпийская чемпионка Оксана Чусовитина. Говорят, что нигде нет старта. Для ребят это катастрофа, и я как спортсменка их понимаю. И не дай Бог в плане проведения турнира будут шатания со стороны государственных органов, то будет война. Потому что спортсмены столько пережили, что если чиновники окончательно захотят убить спорт, то мы их просто затопчем.

– Для того, чтобы выйти на эту прямую тропинку, надо подготовиться. За один день мы ничего не сможем сделать. Сколько раз мудрые люди об этом говорили, но, почему-то когда назначают новое правительство, то они не хотят слушать. Второе: для того, чтобы наладить новую систему, надо с чего-то показательно начинать. Но чиновники не хотят, перед ними поставлены другие задачи. И пока так будет, мы ничего не изменим, и уровень украинского спорта с каждым годом будет все ниже и ниже.

Возьмем Булатова. Кто это? Я даже не хочу называть имени этого человека, он этого не достоин. Он за год настолько усугубил ситуацию, что спорт фактически уничтожили. Когда очнулись, по квотной системе назначили Жданова, который никогда в жизни не занимался спортом и не знает, что это такое. Я пришла послушать его на первое совещание. Его первыми словами были: “Я вам не дам воровать”. Это ты кому говоришь? Спортсменам, которые в залах тренируются?

К тому же, вам аргументируют: после Януковича осталась пустая казна, экономика пошла в пике, плюс война и голая-босая армия. В той ситуации первоочередными статьями расхода была оборона. В чем уверенность, что Булатов действовал против вас?

– К этому все шло, и вы думаете я не понимала в каком положении мы находимся? До революции как-то оно еще держалось. Как-то мы продавливали шаги на хорошее. Когда пришел Булатов, он уничтожил даже те мало-мальски хорошие шаги.

Министр спорта должен выгрызать для спортсменов все, что только можно, на то он и министр спорта. Да, 100 дней – это мало. Но имнистр мог бы сказать: вот у нас это и это стоит в планах. Он мог поднять хотя бы два вопроса и реализовать их. А когда 2,6 миллиарда уходит в стабилизационный фонд, это называется взять и украсть у спортсменов и тренеров. Бюджетный комитет поддержал возвращение части средств, которые изначально ушли в стабилизационный фонд, а именно 475, 8 млн грн.

Спорт – это первое хорошее и позитивное, по которому узнают страну. Имидж и имя спортсменов – это лицо страны. Сегодня развитые страны делают акцент на спорт. Даже страны третьего мира, такие как Бангладеш, уже воспитывают гимнастов, выступающих на мировых чемпионатах. Хотя ранее в этой стране в принципе никогда не было гимнастики.

– Есть такое направление, как детско-юношеские спортивные школы. Вы никогда не задавали себе вопрос: почему за рубежом действуют клубы, а у нас до сих пор старая коррупционная дряхлая система? Потому что это выгодно тем, кто распиливает бюджет. Приведу свой пример. Приезжаю в одну из областей. Область выделяет какой-то бюджет на спорт и мэр ставит своего человека на должность директора ДЮСШ. Выделяется бюджет. При ДЮСШ директор открывает еще фонд. Я задаю тренерам вопрос об этом. Они боятся, шепотом мне говорят: “Стелла Георгиевна, здесь такой раздутый штат. Но мы его не видим. То есть, “мертвые души”. У директора по документам 5 замов, 3 уборщицы, 1 психолог и так далее. При этом государственные деньги на ремонт и на закупку инвентаря выделяются, но их в реальности нет, все держится на родителях детей, которые там тренируются. И директор при этом еще и открывает свой фонд, куда родители платят деньги якобы на реконструкцию того или иного оснащения. Так, а куда бюджетные деньги уходят? Представляете, три в одном: деньги бюджета на ремонт и закупку инвентаря, деньги на штат и деньги из фонда.

– Так работает Европа и особенно хорошо это поставлено в Америке. По ней в клубе существуют членские взносы – в зависимости от развития и статуса клуба. В клубе работает максимум 4 человека. Директор клуба является также завхозом и тренером. Государство/город берет на себя обязанность по строительству залов, инфраструктуры и обеспечения коммунальных услуг. Все остальное берет на себя клуб, его члены (родители детей) коллегиально решают, что нужно закупить. Клуб сам у себя не сворует. Если клуб начинает выходить на какой-то уровень, то уже может привлекать спонсоров. Например, кто-то форму купит или оплатит поездку на чемпионат. Если в этом клубе появились звезды, которые выигрывают мировые чемпионаты, то государство этому клубу дает дотации. Почему некоторые наши известные гимнасты подписали контракты с Бундес-лигой? Да потому что это всем выгодно: спортсмен выигрывает медаль, клуб получает статус, а также все в конечном итоге зарабатывают себе на жизнь.

А что у нас? Есть карманные федерации, которым чиновники дают деньги, а потом получают откаты. А остальные федерации, которые хотят быть независимыми, остаются без денег. Зачем им тогда был нужен турнир Стеллы Захаровой, если она откаты не дает? И они находят массу причин осквернить турнир. Но об этом будет знать весь мир, поэтому у них не получается. Сейчас, хочу заметить, отношение со стороны как представителей Министерства так и КГГА рабочие и конструктивные.

Так вот, если бы каждый министр хоть что-то менял, то было бы другое дело. Вот мы сегодня кричим “Украина – чемпион!”. На Банковой озвучили намерение в каждой области построить по спортивному объекту и присвоить имена чемпионов. Это для пафосности и для замыливания глаз говорится? Да вы представляете, сколько стоит построить спортивный объект? Во-вторых, средства спустили на местные бюджеты. А у них есть деньги для этого? Чтобы построить качественный спортивный объект нужно минимум 300 миллионов гривен. Это самый минимум! Да они не могут 30 лет в Конча-Заспе построить зал для гимнастики. Позорище! Каждый министр приезжает в Конча-Заспу, делает умный вид, собирает ребят, тренеров, это уже надоело всем. Слава Богу, что хоть покупают гимнастический инвентарь. Есть проект этого зала, он уже скоро устареет.

И я задаю себе вопрос: неужели мы такие убогие, что даже Грузия – страна, которая не является лидером в гимнастике, – уже имеет два отдельных зала для мужчин и для женщин? Или заедьте в залы Бельгии, которая также не является лидером в гимнастике. А какие там прекрасные вспомогательные предметы и инвентарь для обучения гимнастов!

– Да, и там бьются лбами мальчики и девочки. Тренируются на одном ковре, стоят в очереди. Это в наше-то время, когда прогресс идет такими огромными шагами! Новых вспомогательных снарядов и инвентаря там тоже нет. А поролоновая яма и вовсе ужасная. И это не мелочь. Это национальная сборная. Вы же, политики, потом первые бежите встречать спортсменов в аэропорту и светите своим лицом в первом ряду. Нет, это заслуга кропотливой работы тренеров в тяжелейших условиях. А когда нет условий, то спортсмены готовятся к соревнованиям в залах за рубежом, вкладывая сами в себя деньги.

– Пока только 100 дней правительства, рано о чем-то говорить. Но если они пойдут по такой же системе, как предыдущие, то я думаю, что их вынесут.

тстве, о необходимости которого говорят не только спортсмены, но также люди искусства и волонтеры социальной сферы. Насколько он действительно важен? Он уже принят в первом чтении.

– Для того, чтобы выйти на правильную систему, надо слушать спортсменов, как правильно работать. В первую очередь, принять Закон “О меценатстве”. Такая система есть во многих уважающих себя странах, которые думают о здоровье и развитии нации.

Если будет принят Закон и меценаты будут работать, то государство может сократить расходы на спорт. И это правильно. Но власти — это не выгодно, потому что тогда не будут такие объемы бюджета, которыми можно распоряжаться сами понимаете, как.

А мы очень сильно работаем со спонсорами. И они говорят, что хотят работать с нами в полном объеме, но не могут, потому что им придется для этого уйти в тень. А потом к ним придет налоговая и скажет: “У вас прибыль, раз вы выделяете средства на спор, культуру”.

– Федерация тоже должна работать и не сидеть полностью на бюджетных деньгах. И развитием должен заниматься менеджмент федерации. Его должны выбирать, исходя из того, как он будет работать с бизнесом и искать спонсоров. Но многие федерации этого не хотят делать. У некоторых федераций даже сайта нет, они не развиваются, а просто сидят на бюджетных деньгах. Это неправильно.

Когда я была президентом Украинской федерации гимнастики, мы подписали контракт с известной американской фирмой одежды для гимнастики AJ Key. Они предоставляли нам форму при условии, что все – гимнасты основного состава и молодежного состава– будут только в этой форме. Были одеты полным комплектом, как с иголочки. Плюс, фирма платила гимнастам призовые за места от 1-е по 8-е. Носочки и чешки нам предоставляла итальянская фирма – Venturelli, также работал с нами Adidas и Samsung и другие именитые бренды и это все было сделано за несколько месяцев работы. Ведь можно, если захотеть.

Также федерации должны работать со средствами массовой информации для того, чтобы популяризировать спортсменов. А популярность спортсменов облегчает путь для поиска спонсоров. На Западе спортсмены, добившиеся больших результатов, зарабатывают сумасшедшие деньги на рекламе. Когда я вернулась из Швеции, то знала эту систему и сразу начала по ней работать. А работать со СМИ в Украине очень сложно. Потому что им интересна политика, криминал, шоу-бизнес, но не спорт.

– Он везде интересен. Что не открываем – что-то про футбол. А за рубежом пишут про те виды спорта, в которых у страны успехи и олимпийские медали. Там это интересно, это нужно раскручивать и у нас.

– Те, кто таким образом мыслят, не двигаются вперед. Но сейчас мир двигается в совершенно другую сторону. Сегодня все частное. Сейчас нет такого, как раньше: дачу получил, и ничего не делаешь, кричишь, что денег нет. Ты хочешь жить на хорошей базе и тренироваться на хорошем инвентаре, но у тебя нет денег. Так продай свои активы, которые тебе достались бесплатно. Они не хотят понять, что это нормально, когда кто-то вкладывает деньги. А нужно сесть и четко расставить приоритеты: или дальше живешь в говне, или же разговариваешь с бизнесом. Ведь бизнесмен тоже хочет заработать деньги. Он не должен реконструировать базу бесплатно. Ты должен понимать, что бизнес построит тебе базу со всем условиями, а часть возьмет и будет на ней зарабатывать. От этой модели все в выигрыше. А так мы имеем недалекость некоторых тренеров, из-за которой мы иногда страдаем.

Нужно отходить от совдепии. Да, был Советский Союз, который вам все бесплатно делал, а вы сами что-то имели? Ничего не имели. А сегодня человек вкладывает в себя деньги, но и может заработать. За олимпийскую медаль дают 100 тысяч.

Поэтому нужно понять, какая модель нам нужна. Или спортивные объекты делает государство и бизнес для частных клубов, или живите дальше в говне при системе ДЮСШ, через которые у вас будут воровать. Все время обливать грязью только государство. Потому что, повторюсь, федерации тоже должны работать. Система должна трансформироваться в клубную. Но многие спортсмены хотят жить по старинке, и не пахать. Те, кто хотят, уже давно уехали, работают в зарубежных клубах и приносят славу другим странам.

– Если бы я это услышала от шведов, то поверила бы. Потому что там за каждой копейкой был бы контроль. А в нашей стране – это преднамеренное воровство. Кто из спортсменов будет знать, сколько денег пришло в этот фонд? Вы себе не представляете, какой это будет дерибан!

– Когда перед Олимпиадой кричат, что чемпионам квартиры дадут, то не говорят, где будут эти квартиры. Потом приезжает спортсмен с золотой медалью, а ему выделяют квартиру где-то… не хочу говорить плохого слова. У нас же огромное количество строительных компаний, которые зарабатывают сумасшедшие деньги. В этом плане в Советском Союзе все было хорошо. Когда меня пригласили в Киев из Кишинева (а вообще я одесситка), то нам с тренером сразу дали квартиры: тренеру трехкомнатную, мне с мамой – двухкомнатную. Я тогда еще даже не была Олимпийской чемпионкой. А министр спорта поставил задачу дать квартиры также массажистам, психологам и остальному персоналу, кто работал в команде. Когда работает система, людей нельзя обижать. У людей был стимул работать, потому что они знали, что получат квартиры. А сейчас столько компаний… Что стоит сказать: “Господин Руководитель строительной компании, выделите нашему чемпиону квартиру в хорошем районе”. “Строительная компания” потом еще и рекламу на этом может сделать.

– Я не один год в политике. Старт я получила в “Народной партии” Владимира Литвина. Мне хотелось очень много сделать. Тогда я была совершенно юной, мне хотелось очень много сделать. Я тогда не прошла по спискам. И не обижаюсь, тогда я много не знала. Мне стало это интересно. Я стала многому учиться, я стала знакомиться с людьми. Как президент Украинской федерации гимнастики я приходила к главе Верховной Рады, со многим не соглашалась. Может из-за этого меня стали уважать. Владимир Литвин стал помогать.

Потом меня пригласили в Аграрную партию. Я стала там замглавы по спорту, была в курсе дебатов, всегда высказывала свое мнение. Хотя я не аграрий, но это политика, нужно было вникать. Тогда главой партии был Скоцик. Сегодня ее возглавляет Михаил Поплавский.

– Политика вещь сложная, из-за одного момента можно перечеркнуть всю карьеру. Я не хочу в это внедряться. Но я черпанула просто из недр земли колоссальнейший опыт. Я за десятилетия поняла, как работает политическая система. Я уважаю всех аграриев, но увидев, какие изменения происходят в партии, я отошла. Но я не останавливаюсь в этом направлении. До 80 лет мне активной жизни хватит, я думаю, на много.

Политик ни в коем случае не должен ложиться под те моменты, которые ему диктуют. Он должен иметь свое мнение. Иначе это не политик, а примыкатель – побеги туда, нажми кнопку там, принеси то… А людей, которые знают свою отрасль и себе цену, пока в нашей стране игнорируют.

– Я согласна, что Россия, страна – агрессор. А спортсмен при чем тут? Почему они должны страдать из-за умов определенных дурных людей?

– Здесь я с вами согласна. В таком случае нужно поставить корректно на место этого спортсмена. Но если спортсмены, не высказываясь, просто стоят рядом на пьедестале или поздравляют друг друга с победой, тут я ничего плохого не вижу. Это уже личные отношения.

Источник: censor.net.ua
Вам также может понравиться