Глава Нацполиции Игорь Клименко: “Расследуя поджог дома главы ЦПК Шабунина, правоохранители раскрыли еще ряд преступлений”

В Национальной полиции подготовили "дорожную карту", которая должна четко дать ответы о том, как изменится работа этой правоохранительной структуры в результате административно-территориальной реформы и укрупнения районов и каким теперь будет время приезда полиции на место происшествия. Кроме того, в ведомстве создается новое подразделение – миграционная полиция и набирает обороты департамент, приоритетной задачей которого должна стать защита прав журналистов.

В интервью “Цензор. НЕТ” глава Нацполиции Игорь Клименко рассказал, как расследуются дела по нападению на журналистов, зачем нужно создавать реестр иностранцев, совершивших преступления, что стало причиной участившихся в этом году поджогов автомобилей известных политиков, каким образом электрошокеры будут использовать во время массовых акций протеста и что сейчас закупается из оружия, а также о новом формате работы правоохранителей в “кустовых” подразделениях.

– Приходится беречь, поэтому количество встреч сократил. Раньше до 50 человек в день бывало в кабинете. Совещания с областными подразделениями сейчас проводим через ZOOM. Но сидеть взаперти постоянно и работать в режиме, когда ты всего боишься и никого не пускаешь, невозможно. Естественно, так не делаю. Поэтому план, каким образом мы будем организовывать работу, если заболею, разработали.

– Всего таких уголовных производств 1 208.

– В первую очередь, это города и области. Хотя у нас много зарегистрировано и там, где “лакомые” ОТГ. Где есть прибрежная территория, лес, где достаточно дорогая земля, там тоже кандидаты в депутаты райсоветов и претенденты на глав ОТГ пытались преступить закон.

– В основном подкупать. Это же проще всего и не надо людям долго объяснять, зачем дают деньги, им все и так понятно.

– Разные, от 200 до 1000 гривен. Все зависело от уровня и возможностей кандидата. Сейчас еще досудебное следствие ведется, все эти обстоятельства проверяются.

– На данный момент уже 25 людям предъявлены подозрения в 19 уголовных производствах.

– Безусловно. Если говорить о недавних выборах, то материалы по трем уголовным производствам, где уже собраны в полной мере доказательства, направлены в суд. По остальным работа еще ведется. Но такие люди, если их вина доказана, должны отвечать по закону. В том числе и для того, чтобы предотвратить такие же преступления на следующих выборах.

– Заказчики – это, как правило, какие-то местные “царьки” из числа действующих руководителей органов власти или людей, которые имеют влияние в этом регионе. У нас есть производства и в отношении руководителя участковой избирательной комиссии, и известных в регионах людей, которые пытались организовывать такие “карусели”.

– По небольшим городам такие ситуации есть. Например, кандидат на должность председателя одной из ОТГ на Тернопольщине организовал подкуп избирателей в свою пользу – пожилым людям раздали почти 270 продуктовых наборов и фото с данными о нем. По этому факту начато уголовное производство по ч. 2 ст. 160 УК. Еще один в помещении общеобразовательной школы в пгт Гребинки Васильковского района Киевской области подарил учителям конверты с деньгами.

Есть факты, когда используют благотворительные фонды для агитации. Так, к примеру, было в одном из магазинов г. Кременная Луганской области, где с целью подкупа избирателей гражданам раздавали продуктовые наборы, состоящие из муки, чая, сахара, масла, макарон и риса. По данному факту начато уголовное производство по ч. 4 ст. 160 УК Украины.

– Если об этих примерах говорить, то это было в начале октября.

– В этом году мы вынуждены констатировать, что такие схемы готовились заранее, а закон разрешает менять и фамилии, и имена, поэтому реагировать было сложно. Поэтому работали в основном превентивно. Встречались с людьми, которые пытались организовать эти схемы. И в большинстве случаев – это касается, в том числе, Одесской области – “клоны” сами снимались с выборов.

Поэтому если Верховная Рада внесет изменения в законодательство и усложнит “клонирование” кандидатов на выборах, будет не только полиции легче работать, но и гражданам проще определить, за кого же они все-таки голосуют. Ведь если бабушка плохо видит, то в большом списке кандидатов ей будет сложно правильно определить того, кого она действительно хочет поддержать.

Кстати, по таким схемам расценки были повыше. К примеру, в Кировоградской области местному жителю за то, чтобы он выставил свою кандидатуру в качестве “клона”, заплатили 10 тысяч гривен. У него совпадали имя и фамилия.

– По закону выставить технического кандидата, например, по фамилии Клименко – а у меня она довольно распространенная – может любой. Это не уголовное преступление, а попытка манипулировать избирателями. Вот чтобы таких манипуляций не было, мы и действовали превентивно.

– Если все документы в порядке и полном объеме, не можем.

– И за три месяца, и за полгода – разные есть случаи. Это не в один день происходило.

Поэтому я за то, чтобы в бюллетене было четко указано, что это за человек и какая у него была фамилия, пока он ее не сменил. Чтобы избиратели могли быстро разобраться в этих процессах.

– Первое, что мы сделали, – это подготовили соответствующие материалы и приказы на структурные изменения. Будет 122 руководителя “кустовых” подразделений на 119 районов. Харьков разбили на три управления, а Одессу – на два. Сейчас проводим отбор новых руководителей и ряд тренингов по их подготовке, после которых будем рассматривать целесообразность назначения того или иного полицейского на конкретное “кустовое” подразделение. Такое подразделение охватывает 4-6 нынешних районов.

Такую же процедуру отбора и подготовки проходят кандидаты на должность заместителей. На них будет возложена большая ответственность.

– Мы скоро предоставим обществу “дорожную карту”, где будет видно, каким образом мы подстраиваемся под административно-территориальную реформу. Первое, чего мы хотим достигнуть, – это управляемость подразделений. А также сделать так, чтобы полицейские могли присутствовать в самом отдаленном уголке нашего государства и им не нужно было преодолевать большие расстояния, чтобы добраться до места преступления. В философии полиции заложено такое понятие, как офицер громады, и хотим это полноценно реализовать. Чтобы слоган “Я тут” работал и в каждом ОТГ было один-два таких офицера, которые бы раскрывали легкие преступления и понимали оперативную обстановку в том или другом населенном пункте. Пока так очень кратко охарактеризую.

Добавлю, что мы начали готовиться к этим изменениям много месяцев назад. Поделились своим виденьем с Офисом Генерального прокурора. Будем вместе с ними готовиться ко вступлению в работу новой структуры.

– Мы оценили работу каждого подразделения, каждого сотрудника полиции, определили дальность и время реагирования на заявления граждан. Хотим уменьшить время приезда полиции. Сейчас, вы знаете, в сельской местности на это отводится 20-23 минуты, в городе – 7-10. Убежден, что люди почувствуют изменения в работе полицейских. А в сельской местности как минимум офицер громады будет на месте сразу же, потому что он живет в этом же населенном пункте.

Также уделяем особое внимание подготовке личного состава, которая будет практически беспрерывной.

– Она готова на 98%. Около 80% руководителей мы уже отобрали. Эти люди получат дополнительные функции, а вместе с ними – больше ответственности. А главное – понимание, что должна делать полиция на территории обслуживания.

– Мы проанализировали нагрузку, которая приходится на каждого сотрудника полиции, и оценили целесообразность нахождения такого количества оперативных сотрудников и следователей в территориальной единице, которое есть сейчас. Закон об уголовных проступках начал работать с 1 июля, есть ряд легких преступлений, которые сейчас расследуют дознаватели и уполномоченные дознавателей. Этот институт себя очень хорошо зарекомендовал. Полиция считает, что хорошо справилась с этим нововведением. Поэтому в тех районах, где густота населения небольшая, где нет большого количества тяжких преступлений, думаю, что мы справимся силами блока превенции и дознавателей.

Там, где криминогенная ситуация хуже, оставляем в местных подразделениях и следствие, и криминальную полицию.

– Знаете, как говорят? Неидеальное общество – неидеальная полиция. Конечно, это не оправдание тому, что произошло. Кагарлык – это маркер того, что у нас не все в порядке.

– Полностью убрали подразделение криминальной полиции и следствие в этом отделении. Потому что нагрузки на них не было, там преобладают легкие преступления. Было принято решение о включении этого отделения в Обуховский отдел полиции. Теперь в Кагарлыке существует только превенция и, конечно, дежурная часть. Если же совершается какое-то резонансное или тяжкое преступление в этом районе, выезжает следственно-оперативная группа из Обуховского отдела полиции, и дальше дело уже расследуется там.

К сожалению, в сельской местности очень сложно найти людей, которые хотят работать в полиции. И когда мы после произошедшего отправили людей из других районов работать в Кагарлык, они после нескольких месяцев не захотели там дальше продолжать службу. Семьи далеко, домой добираться проблематично.

Проблема в том, что на территории нашего государства сельская местность составляет 70%. А в селах проживает 30% населения. Если мы возьмем людей в возрасте 18-35, которые могут претендовать на работу в полиции, то это всего 3 млн. человек. Из них 2 миллиона уже работают в городах. По всей стране. И это же разные люди, с разным образованием и образом жизни. К примеру, в Киеве в полиции более половины личного состава живут за пределами столицы.

Поэтому Кагарлык в какой-то мере помог нам шире посмотреть на ситуацию, вскрыл проблему с кадрами изнутри. Конечно, после произошедшего система контроля за руководителями и сотрудниками, работа подразделения внутренней безопасности претерпели значительные изменения. В начале следующего года планируем значительно улучшить систему контроля, позволяющую отслеживать факты нарушения прав граждан в отделениях полиции. Этот контроль будет достаточно жестким.

– Да. Приведу пример. Недавно в одном из подразделений женщина обвинила в изнасиловании одного из сотрудников. В заявлении указала, что это было прямо в отделе полиции. Так вот, по камерам видеонаблюдения мы как раз и отследили, когда она зашла в подразделение, как с ней общался сотрудник полиции в комнате приема граждан и когда она уходила. Выяснилось, что она проходит свидетелем по одному из уголовных производств и никоим образом не пострадала.

– Да, обманула. Похожая ситуация у нас была в городе Стрие Львовской области. Обратилась с заявлением мама девушки, которая решила свести счеты с жизнью. Тоже обвинила полицейских в изнасиловании. Хотя один из них в указанное время находился в Киеве, на курсах повышения квалификации. А второй был в составе следственно-оперативной группы, которая приехала, когда произошло самоубийство.

На каждое такое заявление мы реагируем быстро. И, что скрывать, болезненно. Пытаемся всеми силами не допустить того, что происходило в Кагарлыке. К сожалению, некоторые граждане пользуются этим и пытаются обвинять полицейских в преступлениях, которые они не совершали.

– У нас один показатель: есть преступление – его нужно раскрыть. И собрав доказательства, направить дело в суд. Больше ничего.

Еще раз повторюсь. На подобные случаи реагируем жестко. В Павлограде изменено все руководство, прошла серьезная “чистка” кадров, внутренняя безопасность продолжает контролировать работу городского отдела полиции.

– Мы поменяли приоритеты. Все, что касалось общественной морали. Все-таки это не основная функция полиции. У нас есть очень много проблем, которые на сегодняшний день не решены. Это нелегальная миграция, в том числе трудовая, это рабский труд, это, возможно, и торговля органами, суррогатное материнство и т.д. Только на прошлой неделе мы задержали 35 мигрантов из других стран, которых организованная преступная группа пыталась нелегально перевезти через Украину в одну из европейских стран. Этим злоумышленникам предъявлены подозрения. Им грозит до 9 лет лишения свободы.

Поэтому важно вовремя отреагировать для изменения приоритетов в работе этой службы, особенно выделив направление по противодействию эксплуатации человеческого труда. Вот мы ведем оперативные мероприятия и понимаем, как общаются организаторы схем по трудовой эксплуатации. Они людей по головам считают! Словно скот какой-то…

Сейчас на базе департамента создана миграционная полиция. Мы уже начали активную подготовку соответствующих предложений по поводу модернизации миграционного законодательства и планируем в ближайшее время выносить на Кабмин законодательные инициативы, которые касаются направлений работы этого подразделения.

– За этот год у нас составлено более 85 тысяч административных протоколов в отношении иностранных граждан, которые пребывают на территории Украины, и открыто около 1,5 тысячи уголовных производств. В числе совершенных преступлений – убийства, разбои, кражи. Это будоражит и напрягает общество, мы должны на это реагировать. Поэтому инициируем введение реестра иностранцев, которые совершили правонарушения. Для того, чтобы организовать по отношению к ним превенцию.

– Предлагаем вносить, если будет решение суда. Но это идея, будем обсуждать. Предлагаем в том числе провести дискуссию в обществе. Окончательное решение принимать Кабинету министров.

– Сотрудники миграционной полиции будут в каждом регионе. На центральном уровне первоначально будет 45 человек.

разгорелся скандал, связанный с младенцами, рожденными от суррогатных матерей. Омбудсмен Людмила Денисова тогда заявляла, что обращалась к вам, а также в Минсополитики и МИД. Насколько известно из публичных источников, в этой ситуации не выявлено каких-либо правонарушений. Тем не менее, вопрос использования суррогатного материнства в преступных схемах поднимался неоднократно. Есть ли такие дела в производстве Национальной полиции?

– Есть. Но пока идет следствие, подробно говорить о них не могу. Что касается суррогатного материнства в целом, то действительно существуют проблемы с урегулированием этого вопроса на законодательном уровне. Сейчас обсуждаем эту тему с народными депутатами и с нового года начнем вместе с ними активно вносить предложения на этот счет. Я считаю, что в государстве должны существовать очень строгие правила относительно суррогатного материнства.

– Мы провели анализ действующего законодательства, есть ряд требований, которые должны соблюдаться. Обязательным показанием к суррогатному материнству является у женщины диагноз “бесплодие”.

При этом будущие родители должны состоять в официально зарегистрированном браке. И, конечно, важная составляющая – это договор между семьей, которая обращается за такой услугой, и женщиной, которая решилась ее предоставить. Он должен быть письменный. Как и с медицинским учреждением.

Департамент будет за всем этим следить и расследовать преступления, совершаемые в этом направлении.

– Мы сотрудничаем с нашими иностранными коллегами, но подробнее о результатах давайте поговорим позже, это происходит в рамках тех дел, о которых я упомянул, и следствие еще ведется.

– У нас нет производств, в которых бы шла речь о продаже детей на органы.

– Только в этом году мы разоблачили около 300 организованных групп. 1300 участников таких групп уже получили подозрения. В их числе тоже есть иностранцы. В некоторых случаях они возглавляют ОПГ, в некоторых просто являются участниками.

Эти преступные группы совершили около 3,5 тысячи преступлений разного рода и разной квалификации.

– Многие воры “в законе” перед голосованием за этот закон выехали из страны, а потом так и не вернулись. По тем, кто остался, работаем. Но документирование таких групп – это трудоемкий и сложный процесс.

В начале следующего года мы сможем предоставить более полную информацию о результатах работы, которую начали еще летом в отношении воров в законе и их подручных.

– У нас в государстве никаких переделов не было. Мы контролировали с первого дня после смерти Гули, что происходит. Были поползновения, но мы их пресекли. Никто, кто должен был заехать с подобными задачами к нам страну, не смог этого сделать.

– Полиция сейчас регистрирует все правонарушения, совершенные в отношении журналистов. Их в этом году 200. 157 из них расследуется по 171 статье Уголовного кодекса (препятствие законной профессиональной деятельности журналистов) и 42 – это угрозы журналистам. Мы тщательно расследуем такие преступления.

Даже если брать такие факты, как, скажем, когда выбивают микрофон, не дают взять интервью или сделать репортаж, лично начальник управления отвечает за проведение расследования.

По 12 уголовных производствах материалы уже направлены в суд. Например, Васильковским отделом полиции ГУНП в Киевской области осуществлялось досудебное расследование в уголовном производстве по факту причинения телесных повреждений журналисту “Стоп коррупция ТВ”, по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 345-1 УК Украины. В ходе расследования установлено лицо, совершившее данное преступление, в отношении которого составлен обвинительный акт, который 25 ноября направлен в суд. А недавно полиция Киева сообщила о подозрении мужчине, который 28 ноября возле Национального музея Голодомора-Геноцида выбил микрофон из рук журналистки одного из телеканалов во время включения.

После окончания выборов департаменту поставлена задача работать в направлении предотвращения и расследования преступлений против журналистов. Мы хотим, чтобы журналисты доверяли полиции, чтобы у нас был диалог, и все делаем, чтобы они не остерегались обращаться в полицию, когда препятствуют их профессиональной деятельности. Работа с организациями, представляющими интересы журналистов, – главная задача этого подразделения. Они сейчас набирают темп. Но работают не отдельно, а совместно с другими службами Национальной полиции.

– Однозначное первое – это звонок на “102”. Вы правильно говорите: нужно и вести записи телефонных разговоров, и скринить sms-сообщения или сообщения, которые приходят по электронной почте. Но не заходить в провокацию с кем-либо. Вызывайте полицию! Сообщайте об угрозах сразу, не надо ждать.

Чем завершилось расследование дела о прослушке в квартире журналиста программы “Схемы” Михаила Ткача?

– Следствие еще продолжается. Мы проводим ряд розыскных и следственных мероприятий. Подозрение пока никому не предъявлялось.

– В интересах следствия на данный момент больше сказать не могу.

– По заказчикам материалы выделены в отдельное дело, и сейчас проводится ряд следственных мероприятий в этом направлении. Все остальное в данном случае будет разглашением тайны следствия.

– Мотивационная составляющая выписана в материалах досудебного следствия и теперь дело за судом – определить, каким был мотив преступления.

– Нет, мы такого запроса не получали.

– Полиция всегда действует в рамках законодательства. Как внутреннего, так и международного. Политических заявлений я делать не хочу, но лично очень рад тому, что благодаря неотступности министра Авакова и проделанной огромной работе, в том числе и следователей Нацполиции, удалось освободить Маркива и вернуть его домой.

– Давайте по очереди. Одна из основных версий по делу о сгоревшем автомобиле Гео Лероса касается его деятельности как народного депутата. Назначен ряд экспертиз. В их числе – пожаро-техническая, молекулярно-генетическая и т.д. То же касается и поджога автомобиля Андрея Богдана – по этому делу также еще не закончены экспертизы.

По автомобилю программы “Схемы” мы продвинулись чуть дальше. Подозрение предъявлено трем гражданам. Одного удалось задержать, но по решению суда он вышел под залог в размере 170 тысяч гривен. Еще двоим подозрение предъявлено заочно, они объявлены в розыск.

Мы понимаем, кто и как это сделал.

– Да, понимаем. Это все, что могу на данный момент сказать в интересах следствия.

– Ряд экспертиз уже проведен. Мы проверили всех людей, которые в то время были там. У нас есть несколько версий. Мы не сидим на месте.

– Первая версия – умышленный поджог. И расследуя это преступление, раскрыли еще ряд других, совершенных одной и той же группой лиц.

– Я не занимаюсь политикой. Я занимаюсь раскрытием преступлений. И после того, как расследование в этих делах будет доведено до логического завершения, политики смогут комментировать.

– Мы охрану предоставляем в рамках уголовного производства.

– Если есть угроза жизни и расследуется уголовное производство, то по решению следователя можем предоставить охрану бесплатно. Кроме того, у нас есть подразделение “Титан”, которое осуществляет личную охрану. Такая услуга официально предоставляется полицией охраны и является платной.

– Есть. С Департаментом полиции охраны официально заключили договора несколько народных депутатов.

– Мы установили правонарушителя. Но получили заявление от потерпевшего Полякова о закрытии уголовного производства. Он написал, что у него нет претензий к этому человеку. Поэтому дело закрыли.

– По этому уголовному производству назначено 18 экспертиз. Большинство закончено. И в ближайшее время будут предъявлены подозрения ряду людей. Поверьте, это немало людей!

– По результатам расследования мы дадим публично информацию о том, что же там произошло на самом деле. Уже известно, кто и что менял и где закупал материалы, которые устанавливались в квартирах наших граждан.

– Не совсем. Речь идет о комплектующих газового оборудования, которое устанавливалось в квартирах или проверялось.

– И качество оборудования, и качество установки.

– Думаю, что в ближайшие полтора-два месяца. Может, даже раньше. Не хочу соврать. Ждем результаты еще нескольких экспертиз, они уже на выходе.

– Не успели. Они только закупили оборудование, это был один из первых домов. Мы проверили информацию, и если бы такое оборудование было в других домах, то сразу сообщили бы.

– Сначала у нас на вооружении было оружие 50-70 годов прошлого века. Автоматы Калашникова. Убойная сила и летальность практически 100%. Затем мы начали закупать помповые ружья, у которых летальность не более 30%.

Мы закупаем пистолеты-пулеметы МП 5, где тоже скорость полета пули и летальность не очень высокие. Но все же пуля – это большая вероятность убить человека.

Поэтому если говорить об электрошокерах, которые применяются правоохранителями более чем в 100 странах мира, то они предназначены только для того, чтобы остановить преступника и сохранить жизни. Закон четко говорит о том, в каких случаях спецсредства применяются. Однозначно они не будут применяться в отношении беременных женщин, стариков, детей и т.д. Более того, использование электрошокера допускается только после соответствующей подготовки сотрудников полиции. На данный момент шокеров закуплено всего лишь 200.

Мы ждем принятия законопроекта, которым вносятся изменения в закон о Нацполиции, потому что переживаем за наших сотрудников, которые после применения спецсредств могут фигурировать в расследованиях того же ГБР. Но основная задача – минимизировать летальность при применении электрошокеров. И применять мы их будем исключительно против преступников, чтобы пресечь посягательства на жизнь и здоровье сотрудников полиции или граждан. По большому счету электрошокер – это альтернатива огнестрельному оружию. Вот так это нужно воспринимать.

– Каждый сотрудник полиции в конце своей смены в случае использования электрошокера будет писать рапорт. И объяснять, при каких обстоятельствах он его применил.

– Конечно. Будет проводиться служебное расследование.

– Если вы обратите внимание, Татьяна, то увидите, что мы на массовые акции не берем даже резиновые палки. Дубинки только у спецподразделений и то, для того, чтобы защитить других людей в случае явного и жесткого нарушения общественного порядка. Мы минимизируем проявление силы. Поэтому, если у кого-то есть желание поговорить о том, что электрошокер будет применятся во время массовых акций, я скажу так: не будет. Это нецелесообразно.

– Таких случаев действительно много. Только за 2019 год было ранено 1384 полицейских. Это огнестрельные, ножевые ранения и ранения после взрыва, а также нанесение разного рода телесных повреждений. За 10 месяцев этого года 919 полицейских получили телесные повреждения. Это часто происходит. Самый простой пример – карантин, когда мы закрываем в час ночи, согласно постановлению Кабмина, какие-то увеселительные заведения. Люди находятся в состоянии алкогольного опьянения, часто не очень адекватно реагируют. На прошлой неделе в Белой церкви человек вытащил охотничий карабин “Сайгу” и угрожал сотрудникам полиции. Несколько недель назад сотрудник патрульной полиции в Святошинском районе г. Киева получил три огнестрельных ранения, сейчас находится в больнице.

Каждый день полицейские рискуют жизнью. Начиная с конца 2015 года, когда начала работу Национальная полиция, при выполнении служебных обязанностей у нас погибло уже 39 человек. Вы наверняка знаете резонансный случай, который произошел в Днепре, когда двое наших сотрудников были расстреляны просто в упор.

О таких случаях меня сразу информируют. Эти расследования на моем личном контроле и начальников областных управлений. Наверное, мы мало рассказываем об опасности работы полиции, и люди об этом не знают.

Как-то народные депутаты вместе с патрулем сели и проехались по ночному городу, посмотрели, как ребята работают, когда хочется спать, как наши люди не очень толерантно относятся к полицейским. Нужно не просто культурно и вежливо отреагировать, а быть постоянно начеку, потому что у любого гражданина сейчас может быть при себе какое-то оружие.

Депутаты тогда, мягко говоря, удивились условиям труда полицейских и тем рискам, которым они подвергаются. А наши сотрудники в таком режиме ежедневно работают. Поэтому завершить наш разговор хотел бы тем, о чем говорил в начале. Полиция – своеобразное отражение общества. Мы хотим стать лучше, меняем модель работы, подбираем лучший вариант коммуникации с населением. И нам на этом пути важна поддержка граждан.

Источник: censor.net
Вам также может понравиться