Как Гончарук подавал Зеленскому заявление об отставке (стенограмма прослушки)

На анонимном телеграм-канале "Томный Кива" появилась аудиозапись из кабинета президента Украины Владимира Зеленского, сделанная во время подачи заявления об отставке премьер-министром Алексеем Гончаруком. Запись нарезана из случайных кусков, никто из участников беседы ее не подтверждает, в стенограмме присутствует крайне матюкливый персонаж, идентифицировать которого пока не удалось.

КИВА: Та бля, где ж оно включается. Опа, сиськи.

ГОНЧАРУК: Вова, можно?

ЗЕЛЕНСКИЙ (обиженно): О, экономист пришел.

НЕУСТАНОВОЛЕННЫЙ ПЕРСОНАЖ: У#буй давай отсюдова, соросятина. Не видишь, мы кофе пьем.

ГОНЧАРУК (с вызовом): У меня срочное заявление об отставке.

НЕУСТАНОВЛЕННЫЙ ПЕРСОНАЖ: Та в ж…

ЗЕЛЕНСКИЙ (заинтересованно): Да?

ГОНЧАРУК (взволнованно): Прежде всего, хочу сказать, что я вас любил, любовь еще, быть может, в душе моей угасла не совсем, но пусть она вас больше не тревожит, я не хочу печалить вас ничем.

БУЖАНСКИЙ: Сейчас я дам этой гниде п#зды.

ДУБИНСКИЙ: Лучше я.

БУЖАНСКИЙ: Давай вместе.

ЗЕЛЕНСКИЙ (меланхолично): Дайте человеку договорить.

ГОНЧАРУК (трагически): Я пришел на должность выполнять программу президента. Он для меня является образцом открытости и порядочности. Мое уважение и доверие к президенту не имеет границ, каждое утро я спрашиваю себя, чем наши люди и особенно я заслужили такое счастье…

НЕУСТАНОВЛЕННЫЙ ПЕРСОНАЖ: А чо ты мне это говоришь? Вон, ему п#зди.

КИВА (хрипло): Оооо, бляаааа.

ЗЕЛЕНСКИЙ (нервно): А это еще кто?! Что он тут делает?

КИВА (хрипло): Быляааа!

МИЛОВАНОВ: Пользуясь случаем, хотел бы сказать, что я поддерживаю Алексея. Алексей – лучший премьер за всю историю Украины.

НЕУСТАНОВЛЕННЫЙ ПЕРСОНАЖ: А ты вообще молчи, дыбил.

МИЛОВАНОВ (мягко): Вы же знаете, я этого не скрываю. Но что это у вас, кажется, пепельница? Позвольте стряхнуть.

НЕУСТАНОВЛЕННЫЙ ПЕРСОНАЖ: В жопу себе стряхни, торчок #бучий, харош уже шмаль тут свою курить.

МИЛОВАНОВ: Да всего разочек-то дернул.

ЗЕЛЕНСКИЙ (деловито): Ладно, Леша, опечалил ты меня, давай сюда свое заявление, я рассмотрю.

ГОНЧАРУК: Прежде чем подать свое заявление, я хочу сказать, что так ніхто не кохав, через тисячі літ лиш приходить подібне кохання. В день такий розцвітає весна на землі…

ЗЕЛЕНСКИЙ: Знакомый какой-то язык. Что это?

ГОНЧАРУК (скромно): Это наши экономические наработки по платежному балансу. Смотри, Вова, ты новый сильный президент, блаблабла, у тебя в голове этого нету…

ЗЕЛЕНСКИЙ (обиженно): Леша, следи за словами.

ГОНЧАРУК (входя в экономический раж): Я профан, я юрист, так что же? Смотри, вот это произошло вот с этим. Сделаем раз-два-три-четыре-пять, это макро, а сколько инвестиций зайдет в этот-этот-этот год? Как будет макро укрепляться в микро?

ЗЕЛЕНСКИЙ (сонно): Как?

ГОНЧАРУК: Вот так. Сделаем три условия, экономика растет два и вниз.

МИЛОВАНОВ: В следующие три года ситуация в стране будет следующим образом, и вот там более-менее детально. Исходя из этого маневра нам надо это самое. Позвольте развесить слайды.

ЯРЕМЕНКО: Минуточку, это же картинки с голыми бабами.

КИВА (хрипло): Бляаааа… О, бляааа…

ЯРЕМЕНКО (задыхаясь): Простите, мне надо позвонить, срочное дело.

ГОНЧАРУК: Возьмем, к примеру, оливье. Наша политика состоит в том, что раз-два-три-четыре-пять, надо чтоб цикл закончился, потому что когда цикл, никто ничего не покупает из шмотья и этого говна.

КИВА (хрипло): Ооо, говноооо…

МИЛОВАНОВ: Слабые стороны, кто проигрывает, как мы спасаем два маневра, почему, потому что у них есть, это непонятно никому, кроме нас, вот наш макро.

ЗЕЛЕНСКИЙ: Да, это хорошее макро. Я понимаю.

ГОНЧАРУК: С микро у нас тоже все, как бы это сказать с человеческого языка, короче, смотрите, а может быть. Хорошая идея знаешь в чем?

ЗЕЛЕНСКИЙ (засыпая): В чем?

НЕУСТАНОВЛЕННЫЙ ПЕРСОНАЖ: Харош п#здеть, п#здабол, заяву на стол!

ГОНЧАРУК: Вова, мне твой (нрзб) не указ, я солдат президента, я в порыве беспрекословного уважения готов слушаться только тебя.

ЗЕЛЕНСКИЙ: Ну, ты же слышал, что сказал (нрзб) …лериевич.

ГОНЧАРУК: Так что, ты действительно хочешь, чтобы я подал заявление? Ты? После стольких дней?

ЗЕЛЕНСКИЙ: Ну…

ГОНЧАРУК: Прежде чем вы, Владимир, дадите мне свой окончательный ответ, вот что я скажу. Вы помните, вы всё, конечно, помните, как я стоял, приблизившись к стене. Взволнованно ходили вы по комнате и что-то резкое в лицо бросали мне.

БУЖАНСКИЙ: Ну все, гнида, сейчас я тебя поймаю и самокат твой в жопу засуну.

ДУБИНСКИЙ: Нет, давай лучше мне.

СМЕЛЯНСКИЙ: Извините, можно?

ЗЕЛЕНСКИЙ: Ты кто?

СМЕЛЯНСКИЙ (трагически): Кто я? Учитель из Ивано-Франковска? Бывший физик, который моет посуду в Италии? Рыжий мусульманин? Отказался от пластика? Попутал клоуна с Рейганом? Нет, я директор Укрпочты.

ЗЕЛЕНСКИЙ (одобрительно): Душевно звонишь, чувак. Чего надо?

ГОНЧАРУК (нервно): Игорек, давай потом.

СМЕЛЯНСКИЙ: Что потом, что потом? Хочешь, чтобы я с голоду умер? Или, может, пойти украсть что-нибудь? Ну хорошо, украду. Вот прямо сейчас пойду и украду!

НЕУСТАНОВЛЕННЫЙ ПЕРСОНАЖ: Та иди уже сп#зди все и успокойся.

ЗЕЛЕНСКИЙ: Нет. Говори, Игорек, что толкает тебя на воровство.

СМЕЛЯНСКИЙ: Вот эта моя нищенская зарплата – она меня толкает. Это плевок в лицо украинского народа. Меньше двух миллионов в месяц, вы серьезно?! Да я на одной закупке марок двести гривен сэкономил, а это пенсии пенсионерам, зарплата учителям!

ЗЕЛЕНСКИЙ (неуверенно): Ну, можно в “Гудвайне” сыр покупать, там дешево.

СМЕЛЯНСКИЙ (с вызовом): Ах так? Ладно, до свиданья, пошел воровать.

ГОНЧАРУК: Постой, не воруй! Можно же выписать доплату за переплату, есть такая защищенная статья…

СМЕЛЯНСКИЙ: А волонтерство как же?

ЗЕЛЕНСКИЙ: Конечно, за волонтерство – это само собой.

СМЕЛЯНСКИЙ (саркастически): Ну спасибо.

НЕУСТАНОВЛЕННЫЙ ПЕРСОНАЖ: Так, бл#дь, тут кто-то заявление на стол положит или как?

ГОНЧАРУК: Какое заявление? Ах, заявление.

ЗЕЛЕНСКИЙ: Да ложи уже, ты же видишь, он от нас не отстанет.

ГОНЧАРУК (торопливо): Я помню чудное мгновенье, передо мной явился ты, как мимолетное виденье, как гений экономики и в целом искренности и красоты.

ЗЕЛЕНСКИЙ: Гений экономики? Хм. Ладно, допустим. Во всяком случае, звучит действительно складно.

ГОНЧАРУК: Спасибо, Вова! Ну что, я пошел готовиться в Давос?

ЗЕЛЕНСКИЙ: Заявление оставь на всякий случай.

ГОНЧАРУК: Вот оно, пожалуйста.

ЗЕЛЕНСКИЙ: А ты, бильярдист, как там тебя…

КИВА: Я Ильяаааа.

ЗЕЛЕНСКИЙ: Очень приятно, я Вова. Проверь, чтоб никто ничего не записывал, а если записал, то надо его найти в течение двух недель и с этим разобраться.

КИВА: Даааа, бляаааа.

НЕУСТАНОВЛЕННЫЙ ПЕРСОНАЖ: П#здуй уже.

Конец записи.

Источник: censor.net.ua
Вам также может понравиться