Как живётся в «ДНР». 5-лет спустя…

Несколько миллионов украинцев вот уже пять лет живут в другой политической и социальной реальности – в так называемых “народных республиках” на Донбассе.

В целом до начала конфликта в тех районах, которые сегодня являются оккупированными, численность населения достигала порядка 3,7-3,8 млн человек. Но ни один украинский государственный орган пока не имеет точной статистической информации оттуда, потому что там нет органов власти. С информацией помогают общественные организации и международные партнеры, данные которых можно экстраполировать. Статистику же, приводимую оккупационными администрациями, я не использую – она абсолютно не соответствует действительности.

Людей в Донецке мало, хотя насколько их меньше, чем было до войны, сказать трудно. Особенно это заметно в центре, особенно вечером. И дело не в безлюдных улицах, а в пустоте, которой веет от темных окон. На улице Артема их, наверное, половина. Машин больше, чем людей. Почти все с номерами DPR, регистрация обязательна.  Разметка велодорожек нанесена, плитка и бордюры – в идеальном состоянии, город утопает в цветах и зелени. Среди этой красоты неожиданно поражают кварталы-призраки с заколоченными окнами магазинов и поросшими травой детскими площадками. Все “старые” строительные работы также приостановлены.

Количество погибших украинских граждан – около 13 тыс. человек. Еще порядка 30 тыс. человек получили ранения. Это – украинцы, которые пострадали за пять лет. Приведенные 13 тысяч включают также погибших членов незаконных вооруженных формирований.

Однако сюда не входят кадровые российские военные, которых тайно вывезли и похоронили. По разным оценкам, их также несколько тысяч. Странным образом, президент РФ несколько лет назад засекретил информацию о таких потерях.

Шахтеры работают не в полную силу – несколько дней в неделю. Люди вынуждены либо уезжать, либо искать нелегальный бизнес. Вернулись так называемые копанки (место нелегальной добычи полезных ископаемых). Где-то режут последние трубы водоснабжения, где-то демонтируют электрокабели и снимают рельсы. Это по сути тенизация никем не признанной территории. Либо же людям приходится зарабатывать с автоматом в руках.

Происходит постоянное движение населения. Кто-то выехал на подконтрольную Украине территорию. Часть высококлассных инженеров россияне убедили уехать в РФ работать на российскую оборонку, в конструкторских бюро. Их немного, но они там есть, некоторые забрали с собой семьи. Часть работает на шахтах в Ростовской области. Или вахтовым методом на Востоке РФ.

Часть предприятий продолжают работать – в каждой сфере что-то функционирует, хоть и не на полную мощность. Но всё же основная часть предприятий была закрыта, остановлена, разграблена и т.д.

Не хватает врачей. Например, в Луганске некомплект врачей и среднего медицинского персонала – более 50%, тогда как в Донецке эта цифра составляет более 40%. Средняя зарплата в медучреждениях – на уровне 9 тысяч российских рублей (около 3600 грн). При этом человек с автоматом там получает вдвое или втрое больше. Так как система здравоохранения была разорвана, возник дефицит препаратов для больных тяжелыми формами лекарственно-устойчивого туберкулеза. Многие люди страдают от недостатка инсулина, не хватает лекарств для онкобольных.

Многое изменилось, но не в лучшую сторону. Пять лет дети там не учатся на украинском – им будет сложно реинтегрироваться в Украине, если они не будут знать языка. Экономически же все можно вернуть, все проблемы преодолеть. Есть механизмы, фонды и международные партнеры, которые помогут нам возродить эти регионы.

Необратимых изменений в сознании людей мы также не видим. Опросы, которые удалось провести, свидетельствуют, что подавляющее большинство людей там – более двух третей – так или иначе связывают свое будущее с Украиной. Они хотят, чтобы конфликт закончился, хотят иметь нормальную работу и не бояться за своих детей.

Вам также может понравиться