Картина значительно ухудшилась: Что происходит с экологией Донбасса после 5 лет войны

На Донбассе продолжается вооруженный конфликт, и специалисты говорят о неизбежном ухудшении экологии. Впрочем, не везде – коммунальщики утверждают, что качество воды в реке не падает. Основной ущерб экологии из-за вооруженного конфликта на Донбассе связан не с боевыми действиями напрямую, а с безразличием или халатностью по отношению к потенциально вредному производству – добыче полезных ископаемых, в частности угля на неподконтрольной части региона. Уже давно экологи говорят о затопляемых на неподконтрольной части региона шахтах как о главной экологической проблеме Донбасса. Некоторые заливает случайно – из-за отсутствия или неработоспособности подземных насосов, а некоторые специально, пишет «Радио Свобода».

Например, в июне 2017 года стало известно, что во временно неподконтрольном украинской власти Енакиево (Донецкая обл.) собирались затопить шахту «ЮнКом», в которой проводили атомные испытания. Как уточнил эксперт Координатора проектов ОБСЕ в Украине по анализу и мониторингу экологических рисков Дмитрий Аверин, эту шахту начали затапливать в мае 2018 года. Сегодня она затоплена водой на 67%. По словам специалиста, еще одна особо опасная для экологии шахта «Александр-Запад», где ранее хранили опасные отходы, также затоплена более чем на 60%.

Боевые действия всегда оказывают негативное воздействие на окружающую среду, особенно они опасны в таких населенных и индустриальных районах как Донецкая и Луганская области. «Мы проводим по мере возможности мониторинг затопления шахт и картина за последний год значительно ухудшилась. Мы имеем затопление практически во всем регионе – от Горловки до Енакиево, фиксируется подтопление в районе Донецка, Макеевки и Шахтерска. Антрацита, Алчевска – Луганская группа шахт», – говорит Аверин.

Всего эксперты насчитали 39 шахт, которые уже не смогут использоваться из-за затопления. Затопление шахт влияет на уровень грунтовых вод и на стойкость земной поверхности – в районе добычи угля постепенно проседает земля. Это в свою очередь ведет к медленной, но неизбежной порче инфраструктуры – водопроводов и газопроводов, трещинам и обвалам зданий. Также подтопление шахт приводит к порче сельскохозяйственной земли.

Похожие данные и у главы независимого профсоюза горняков Донбасса «Солидарность» Николая Волынко. Он говорит про 35 затопленных шахт. В итоге, настаивает Волынко, под угрозой находятся города на подконтрольном Донбассе. «Горловка, Углегорск, Енакиево – это водораздел. Вода идет в сторону от Артемовска (после переименования Бахмут) и Соледара, там, где соляные шахты. Если вода перейдет водораздел, то часть Артемовска и Соледар уйдут под землю – там выработки», – заявил глава профсоюза.

Под этими городами добывали соль, в результате чего образовались пустоты, уязвимые для подтопления – часть населенных пунктов стоит на столбах, которые вода может размыть.

Волыненко отметил, что Донецку повезло, что на шахте «Панфиловская» когда-то был сделан водоотлив – он работает и для шахты «Куйбышевская», и для шахты «Октябрьский рудник». Последняя находится между Донецким аэропортом и Песками, там велись активные боевые действия. Профсоюзный деятель утверждает, что оборудование там сдали на металлолом.

Летом 2017 года на Донбассе без воды осталось полмиллиона человек – в центре боевых действий оказалась Донецкая фильтровальная станция (ДФС) возле Авдеевки и другие распределительные пункты, а также водоводы. Сегодня, по словам и.о. генерального директора КП «Компания "Вода Донбасса"» Александра Евдокимова, ситуация остается стабильно сложной. Та же ДФС остается проблемным участком, так же как и водовод Горловка – Торецк. Зато в районе промзоны Авдеевки удалось восстановить одну из двух водяных ниток, которая была аварийной. «Поддерживаем в рабочем состоянии, но уже требуются мероприятия по восстановлению, в некоторых случаях реконструкции. Водовод, например, из Горловки на Торецк требует ремонта. Ухудшения качества воды в Северском Донце наши специалисты не обнаружили, разве что из-за погодных условий», – сказал Евдокимов.

В проекте остается водовод из Карловки на Марьинку и Красногоровку – проектные работы должны скоро завершиться. В Красногоровке питьевой воды все так же нет.

С 2013 по 2018 год на Донбассе зафиксировано 14 тысяч пожаров общей площадью 1,9 млн га. Их причиной становятся не только боевые действия, но и постоянная «работа» военной и околовоенной техники – возгорания происходят, например, в результате доставки боеприпасов.

Положительно, косвенным, разумеется, образом военные действия в свое время повлияли на количество и разнообразие видов в заповеднике «Меотида». Пограничники перестали пускать туда туристов, охоту запретили и в итоге заповедник «расцвел». По словам координатора проектов ОБСЕ, это частный случай – в других регионах они наблюдали ухудшение показателей животной жизни. Анализировать же ситуацию в целом пока не представляется возможным – из-за продолжающихся боевых действий и разделения региона на подконтрольную и неподконтрольную части.

You might also like