Кем на самом деле был Сталин

Виктор Шендерович

Интересно устроена голова – иногда, в виде откровения, ей открываются вещи совершенно очевидные… Вот, например: коммунисты, возлагающие венки к могиле Сталина и носящие его на знаменах, – это ведь умопомрачение, не правда ли?

Никто в ХХ веке не дискредитировал коммунистическую идею так, как ее дискредитировал Сталин. Никто не уничтожил столько коммунистов, сколько уничтожил он. (Гитлер идет на втором месте в этом медальном зачете – просто ему было отпущено меньше времени и материала).

К массовому уничтожению коммунистов Сталин приступил в 1934 году, после убийства Кирова, соперника на пути к абсолютной власти. Коммунисты стали очередной социальной группой, пошедшей под нож, – вслед за дворянством, духовенством, крестьянством и интеллигенцией, и в этом была мстительная логика истории: депутатам Семнадцатого съезда ВКП (б) было предложено испробовать на себе собственные инструменты «народовластия».

Но речь сейчас не о возмездии и не о законах исторического маятника, а о чувствах, которые должны испытывать истинные адепты марксизма по отношению к восточному деспоту, тишком пролезшему во власть (в качестве равновеса между Бухариным и Троцким), опошлившему великую идею, уничтожившему ленинское поколение ВКП (б), уничтожившему деятелей Коминтерна, выдававшему на расправу Гитлеру немецких коммунистов…

Я знаю, какие чувства испытывали к Сталину настоящие коммунисты – я застал настоящих. Я помню мою бабушку, члена ВКП (б) в 1918 года, юную соучастницу преступной продразверстки, жену «врага народа», седую несчастную женщину, до которой перед смертью дошло, частью какого чудовищного сюжета стала ее жизнь. Она ненавидела Сталина. Он символизировал – предательство. (Жестокость, разумеется, тоже, но «революционной целесообразностью» мою бабушку было не удивить, – для нее он был прежде всего предателем).

Предателем дела коммунизма.

Но в том-то и штука, что коммунистом Сталин не был. Был циничным бандитом, ловким карьеристом, умелым аппаратчиком, жестоким царем, геополитическим игроком… Его интересовала личная власть – и власть над миром. Его послевоенный тост за русский народ был ясным знаком: речь теперь идет об империи! Краснознаменные романтики давно были уничтожены или погибли на войне, «задохнувшись Интернационалом». Практикой стали высылки уже не сословий, а – народов. Слово «коммунизм» давно означало не разрушенный «мир насилья», а насилие, невиданное ранее, тотальное подавление и ужас для завоеванных. Начиная, разумеется, с русского народа, порабощенного и обманутого – первым…

Сталин был – императором. И не случайно многие эмигранты-монархисты видели в нем возрождение России. Не случайно и Путина примагничивает сегодня именно это имя, а не имя Ленина. Еще бы: Ленин разрушил державу – Сталин подчинил ей полмира!

С Путиным все понятно: он галлюцинирует на развалинах издыхающей империи, но я сейчас не про него. Я – про Зюганова и Ко, возлагающих цветы к могиле серийного убийцы коммунистов. Загадка? Да какая там загадка – подумаешь, бином Ньютона…

Читайте также: Что будет с Россией после Путина

Просто эти возлагатели венков – не коммунисты, от слова «совсем». Широкие народные массы, боясь вглядеться в зеркало, самоутверждаются во внушенном им имперском величии, воплощенном в имени Сталина, и этих немного жаль, конечно. (Впрочем, жалость была бы сильнее, если бы не память об убитых и не мысли об ужасе, который ждет нацию, превращенную в дрессированный охлос.)

А вот вожаки этих процессий – просто хитрое жулье под ворованными знаменами. Если излагать вопрос в терминологии середины прошлого века, это – предатели дела рабочих и крестьян.

Шлепнуть их у стенки не предлагаю, но саечку обязуюсь делать при каждом удобном случае. Приговаривая: отвечай, морда обкомовская, ты за Сталина – или за коммунистов?

Источник: inforesist.org
Вам также может понравиться