“Коммуникация – и внутри фракции, и между фракцией и Офисом Президента – потеряна. Ощущение, что ее вовсе нет”, – “слуга народа” Иван Юнаков

Как бы вы повели себя, получив сообщение со словами: "Ближайшее время Вас ждут очень большие проблемы…Ходите аккуратно, дороги в ужасном состоянии, люки открыты…"?

Такая sms-ка пришла народному депутату Ивану Юнакову после того, как тот проголосовал против постановления о создании непрозрачной, раскритикованной Европой комиссии для назначения антикоррупционного прокурора.

Угрозы поступили еще нескольким депутатам фракции “Слуга народа”, не поддержавшим сомнительную комиссию. (При этом бОльшая часть “слуг” в союзе с фракцией ОПЗЖ и группой “За майбутнє” – дали “зеленый свет” одиозному законопроекту).

Сутки спустя “Цензор” встретился с Иваном Юнаковым, чтобы обсудить с ним скорбные дела в САП, а также эволюцию фракции “Слуга народа” и угрозу реванша пророссийских сил в Украине.

– Сообщение пришло в вотсап с российского номера. Ничего не изменилось. Как не смотрел под ноги, так и не смотрю (смеется). Потому что так угрозы не делаются, это очевидно.

– Да. По-другому бы передали месседж. Хотя, конечно, это неприятно, все-таки личный номер. Кстати, этих сообщений мне пришло несколько. Плюс в Фейсбук много всяких ботов написали. В целом, я с юмором отнесся, но заявление в правоохранительные органы все же написал.

– И чтобы понимал: контролируется все, что он делает. Между прочим, похожие сообщения пришли, как я узнал впоследствии, еще десятку людей, которые тоже не голосовали. И только депутатам нашей фракции.





– Нет, не консультировался, так как не знал про атаку на него.

– Просто Никита более резкий, высказывается жестче.

– Незачем. Я считаю, это не угроза, а своего рода учет неугодных; тех, кто не голосовал за “спорные” законы. Вы правы, такие же сообщения были, когда обсуждался антиколомойский банковский закон.

– Не только. Это может быть стилистика Джокера, да кого угодно.

– У нас сейчас только два пути. Либо в Европу, либо к России. Если в Европу, мы должны грамотно сотрудничать с МВФ, учитывая дефицит в бюджете. Отсюда и проблемный вопрос касательно САП. Мы неоднократно получали сообщения от европослов, миссии МВФ – где указывалось, что есть риск непрозрачности конкурсной комиссии САП. И это голосование было ВР провалено. На сей раз оно прошло.

– Честно говоря, я хотел воздержаться, так как не поддерживаю предложенный состав комиссии. Но, когда увидел, что ОПЗЖ, “За майбутнє”, всем составом проголосовали “за”, меня это возмутило, и я проголосовал против.

– Наверное. Факт в том, что если меня спросить, как депутата фракции “Слуга народа”, я – против коалиции “СН” и ОПЗЖ.

– Я много анализировал, искал единомышленников. Знаете, это абсолютно ситуативное количество людей – в зависимости от вопроса. Например, по САПу я был удивлен, что, казалось бы, проукраинские люди отдали голоса “за”. Наверняка какая-то ситуация не позволила им проголосовать “против”.

– Про материальный фактор я ничего не знаю; в моем окружении такое никогда не мелькало. Ни среди друзей, ни среди коллег. Скорее всего – убеждение. Либо, например, депутат готовит законопроект, очень важный для него, который вполне может быть классным, проукраинским, абсолютно полезным. Но депутату говорят: мы тебя не поддержим, если ты не поддержишь нашу инициативу.

То есть на каждого депутата, который что-то делает, есть рычаг.

– Знаете, не секрет, что все, кто сейчас находится в парламенте от партии и фракции “Слуга народа”, – это четкий срез того общества, который есть в Украине: от комсомола до УПА.

– Правого толка, левого толка, центристы и все прочие. Грубо говоря, там нет одношерстной публики. Ведь изначально какова была роль “Слуги народа”? Собрать всех воедино, за счет этого создать какой-то центризм – и в интересах этого центризма идти. А то, что вы говорите о скатывании на восток…да, я это вижу. Может быть, даже по косвенным признакам, но такой откат присутствует.

– Кто конкретно был “главным заводилой”, мне не известно, но инициаторами постановления были депутаты нашей фракции. И, думаю, состав комиссии утвержден, как говорят в кулуарах, не без согласования с Офисом.

– Думаю, да. И вообще, как по мне, около трети депутатов не разбирается и не вникает, за что голосуют, поскольку у каждого, условно, свое направление.

– Нет, я о другом. Вот есть предмет, в котором человек разбирается. И есть немало других тем, в которых он некомпетентен – и потому ориентируется на лидера. Я, например, при голосовании по САП ориентировался на антикоррупционный комитет и коллег, которых я считаю компетентными.

– Те люди, на которых я ориентировался, либо воздержались, либо не голосовали вообще. То есть, по сути, все выступили против. И потом, кстати, некоторые из них так же получили сообщения с угрозами.

– Что вы имеете в виду?

, что у него письма с такими требованиями нет, а значит, все это – не более чем слова. И что вообще – ЕС и США волнует, кто будет главой САП, а не кто его избирает”.

– Мне кажется, Давид действовал ситуативно. Он прекрасно понимал, что проголосовать надо было. Но как можно прозрачно проголосовать за главу САП непрозрачной комиссией?

– Давиду я не завидую. У него очень сложная роль, как он из нее выкрутится – я не знаю.

– Сложно ему, это факт. По нему видно, что очень сложно.

– К сожалению, коммуникация – и внутри фракции, и между фракцией и Офисом Президента – потеряна. Ощущение, что ее вовсе нет.

– Коммуникация прекратилась после того, как ушел Андрей Богдан. Через какое-то время коммуникацию возобновили, президент даже встречался с группами заместителей фракции. Но, к сожалению, до нас очередь не дошла. Исходя из новостей, день президента занят поездками по стране, открытием садиков и дорог. Создается впечатление, что график специально забивают не самыми приоритетными вещами, чтобы у него не было возможности общаться с депутатами.

– Да, так и есть.

– Думаю, пока нет. Раньше я с ним неоднократно общался; видел, что это человек с порядочными инициативами. Но ему сложно. И плюс ко всему, возможно, его вводят в заблуждение и многого недоговаривают.

– А как вы хотели?! Это система, которой уже не одна сотня лет и работает она в таком виде на всех континентах…Вы думаете в Америке по-другому? Президент физически не может знать все обо всех, он ориентируется на информацию, получаемую от своих советников и помощников, которым доверяет.

– Очевидно, что ему есть чему учиться. Президентами не рождаются.

– Подготовленный президент, мне кажется, опаснее – если он работает в плохом русле.

– Сложно с вами спорить. А вы понимаете, что работы у президента Украины гораздо больше? Американскому президенту не нужно создавать институции и механизмы, в Америке они есть и работают идеально много лет. Там есть рычаги влияния одной институции на другую. Они друг друга контролируют, держат в узде. ФБР и ЦРУ, полиция, суды и тд.

– К тому, что в Америке, мне кажется, проще быть президентом. Там ты озвучиваешь свою политику, общаешься с избирателями. А институция работает, предотвращая глобальные ошибки президента. В Украине институции развалены к чертям давным-давно или еще не созданы. А должно быть так: президент декларирует свою политику – а госмашина работает. Офис президента должен работать, министерства, комитеты, ведомства.

– Если Офис подготовленный, президент справляется. Это 100%-ный факт. Во всем мире так.

– Выходит, недостаточно подготовленный, чтобы отстаивать интересы Украины.

– Не скажу. А на ваш взгляд?

– Возможно.

– Это понятно. Я имел в виду, на ваш взгляд, кто за этим стоит?

– Мне просто интересно услышать ваше мнение.

– Вы же помните, кто был в первом составе комиссии?

– Там были депутаты “Слуги народа”. Это первое, что возмутило многих коллег. Мол, про какую вы говорите прозрачность, если в комиссию назначают депутатов от “Слуги народа”, которые априори не могут быть независимыми, так как симпатизируют партии и фракции? К тому же, компетенция некоторых из них вызывала сомнение.

– Думаю, меньше. Но могу сказать так: если будет рассматриваться важный вопрос, от которого будет зависеть целостность Украины, ее реальные интересы, – полагаю, что будет и 200 и 300 человек. Большинство депутатов из разных фракций будут на стороне Украины.

вот проигрыш по очкам, как мне кажется, у вас идет внушительный.

– Да, САП – это один из таких пропущенных ударов. Люди не понимают, что САП аукнется нам на макроэкономических показателях, 350 млн долларов уже на паузе. Что будет дальше, через полгода, – увидим.

– Скорее верю. Звучит, правда, как голливудский фильм. Но интуитивно я верю в эту историю. Возможно, были преступная халатность и утечка информации с нашей стороны.

– Я имею ввиду, что, несмотря на то, по чьей вине произошла халатность или утечка, выиграла в итоге Россия. Вагнеровцы вернулись домой, Беларусь еще больше сблизилась с РФ, а в Украине – зарождающийся политический и управленческий хаос, который так необходим Кремлю.

– По косвенным признакам – да, происходит. Причем не то чтобы была стратегия движения в сторону России. Реванш, во-первых, происходит из-за недальновидности лиц, принимающих решения. И во-вторых, из-за симпатий людей, смотрящих в сторону России (особенно переговорщиков ТКГ). И если уж говорить про слив местных выборов, то они остро ощущаются депутатами-мажоритарщиками.

– Я читал неоднократно про “слив” многих городов. Как продавали мэрские должности и списки. В том числе в Киевской области. То есть депутатов-мажоритарщиков от “Слуги народа” просто обманывают, не дают им обещанные квоты. Более того, есть депутаты от СН, которым приходится агитировать за кандидатов от других партий.

– Именно поэтому нам и тяжело. Вы себе не представляете насколько. Мы рассредоточены по разным комитетам и направлениям. При этом мы следим за тем, что происходит, пытаемся реагировать. И некоторые опасные моменты нам удалось предотвратить.

– Считаю, что тех, кто смотрят в западном направлении, около 40. Это те, которых, на мой взгляд, сейчас сложно сбить с пути. Да, по ним работают, пытаются найти слабые места, но, видимо, пока не находят. Поэтому иногда не хватает голосов внутри фракции, и руководство вынуждено договариваться за голоса с ОПЗЖ, “За Майбутнє”, Довіра” и т.д. Это было видно по САПу…

Что касается “красных линий”, то нет, не проморгаем. Такие вещи должны пройти подкомитет, комитет, выйти в Верховную Раду. Этого времени хватит для распознания “зрады”

– Парламент может все.

– Да. Если парламент грамотный и правильный, он может все.

– Большинство – меньшинство, которое убеждает всех остальных.

– Далеко, так и есть. Вы знаете, что сейчас создается межфракционное объединение под названием, если не ошибаюсь, “Путь домой”? На мой взгляд, это “мир любой ценой”. И эта концепция на сегодняшний день для меня неприемлема.

– Кажется, более 200.

– Вы имеете в виду Майдан? Думаю, это крайняя мера, уверен, что до этого не дойдет. Однако, если Майдан случится, я не останусь в стороне. Как и в 2004, в 2014 гг. Хочу заметить, что практически все депутаты, входящие в нашу неформальную внутрифракционную группу, – это люди, которые прошли либо АТО, либо Майданы, либо были волонтерами: Чернев, Радина (Красносельская), Ясько, Булах, Богуцкая, Подгорная, Петрунак, Цыба, Бондар Г. и т.д. Этих людей всегда видно по результатам голосования.

– Не страшно. Пока меньшинство.

– Никто не застрахован. Есть вероятность, что это может произойти. Так или иначе. При этом мы понимаем, что из этого количества депутатов 10-15 – мажоритарщики, остальные – списочники. А если списочник говорит “я ухожу из фракции”, он лишается мандата. А с какими взглядами придет следующий кандидат на его место по списку – непонятно. Поэтому мы друг с другом постоянно на связи; в курсе, на кого давили и кому угрожали.

– Это никому не интересно. Когда я выложил, большинство коллег прислали смайлики. А кто-то вообще сказал: да он сам себе прислал!

– Поправку сделаю: возмущаются не только прозападные избиратели, но и провосточные. Спрашивают: что это мы разбиваем фракцию и не хотим идти в ногу с партией?

Отвечая на ваш вопрос: вы же помните, что пропагандировал Зеленский и партия, когда мы шли на выборы? Европейский курс, прозападный вектор. Ну, и основное, что Зеленский хочет сделать – остановить войну.

– Думаю, да. И потом, не забудьте, что у него в Офисе были разные люди, с разными концепциями. Вот, вы вспомнили про Богдана и Ермака. Как по мне, у них разные взгляды на развитие Украины. И это же касается не только власти, но и информпространства. В информационной войне пока побеждает Россия, это факт. ZIK, 112, NewOne – пророссийские каналы с большими рейтингами.

– Нет, не хожу. Смотрите, как они захватили наше информпространство. Вопрос: так откуда эти каналы взялись? Я уверен, что реванш идет еще с 14 года. Кто дал им вещание? Кто разрешил конкретно Медведчуку купить эти каналы? Наш предыдущий Президент. Тот разрешил, а этот – не останавливает процесс. С 14 года я вижу этот реванш. Поэтому тут вопросы есть ко всем.

– Приведите пример.

– А кто говорил, что будет легко?

– 65-м. Но потом кто-то пошел на министерство, и я стал 63-м.

– С президентом меня познакомил Андрей Богдан. Помните, президент планировал переезд в Украинский дом?

– И там я познакомился как раз с Владимиром Александровичем. На тот момент мне предложили баллотироваться в мэры одного из городов Киевской области на будущие выборы. Но Андрей Богдан предложил попробовать себя в законотворчестве. Сказал: “Вань, твои способности понадобятся нам в строительном комитете”.

– Да, время от времени. Он по-прежнему переживает за страну.

– Андрей по жизни оптимист, при этом не всегда сдерживает свои эмоции. И он как раз из тех, которые прозападные.

– Это вы у него спросите, я за Андрея не отвечаю.

– Представления были, а вот опыта нет. Поэтому после победы на выборах начал усиленно готовиться к работе. Моя цель – навести порядок в строительной отрасли, для этого я и шел в парламент.

– Я не думал, что будет так тяжело договариваться. В моей работе было так: есть объект строительства, и на нем – заказчик, служба заказчика, проектировщики, строители, городские власти и тд. Было сложно, но договариваться получалось. И, когда ты договорился, все работало, и процесс шел. Потому что у всех были разные задачи, но цель одна – качественный продукт.

– Тут ты договариваешься, а люди просто не выполняют то, что обещают. И ты не понимаешь, какой мотив у человека. Вот это для меня самое сложное. Думаю, если бы люди держали свое слово, было бы гораздо правильнее и проще. Ты понимал бы, на кого можешь рассчитывать, а на кого – нет.

Нам удалось облегчить процедуру привлечения депутатов к ответственности (сейчас это видно на примере Юрченко).

Закон о рынке земли (человек в скором времени сможет распоряжаться своим земельным участком как посчитает нужным).

Закон об игорном бизнесе (легализация огромных денег из теневого бизнеса). Правда пока он еще нуждается в доработке, чтобы иностранные операторы так же могли заходить на рынок Украины.

Долгожданное строительство качественных дорог.

Завершение реформы децентрализации (на мой взгляд, самая важная реформа)

Искоренили кнопкодавство из Верховной Рады – в полном объеме.

Принятие законопроекта о предоставлении строительной продукции на рынке (305 регламент ЕС).

Источник: censor.net
Вам также может понравиться