Кремль уходит с Донбасса

Дмитрий Запольский

Я очень хорошо знал Дмитрия Козака, когда жил в России, был знаком с ним с 89-го года и скажу, что он очень скептичный человек и реалист. Кстати, родился и вырос в Украине. Совершенно другая личность, чем Владислав Юрьевич Сурков. Единственное, что их объединяет — армейская служба в частях ГРУ.

Козак — вообще-то удачник в жизни. За все, что он берется, делает достаточно хорошо, по крайней мере за ним ничего не переделывают. Самый классический пример – относительная стабилизация отношений Молдавии и Приднестровья. Кроме этого фактически он вел подготовку зимней Олимпиады в Сочи, за что ему можно поставить высшую оценку. Козак – очень конкретный переговорщик и лишен каких-либо рефлексий и интриг. Он вельможа при Путине «для особых поручений». Когда-то его рассматривали как потенциального губернатора Петербурга, даже как генерального прокурора, но Путин счел, что его лучшее использование — отдельные ключевые проекты.

Я думаю, что руководствовался Путин при этом не только практическими соображениями, но и боязнью, что Дмитрий Козак наберет популярность, он обаятелен и конкретен, достаточно «чист» в коррупционном смысле и мог бы по идее стать в будущем конкурентом самому Путину в глазах элит и народа. В отличии от Суркова он не пьет и не употребляет никаких стимуляторов, хотя курит, как паровоз. Его назначение на украинское направление говорит о том, что политика в отношении Украины со стороны России становится реалистичной, то есть не в направлении Новороссии, создания русской республики и прочего бреда, который в свое время предлагал Сурков. Думаю, что замена Суркова на Козака — знаковая.

Теперь о самом Суркове. Надо понимать, что он, как яркая политическая фигура, возник задолго до возникновения российско-украинского конфликта в острой фазе. Сурков пришел в Кремль фактически в самом начале путинского правления с поста директора РR-управления компании «Юкос». характерно, что его настоящая фамилия Дудаев, служил он в ГРУ, пришел к Ходорковскому, как телохранитель. А ушел из «Юкоса», когда владельцы компании отказались включить его в состав акционеров и дать долю.

Сурков – одна из самых ярких демонических фигур российской истории ХХ века. Вначале нулевых именно он придумал тотальный контроль над телевидением – тех, кто не подчинялся, начинали шантажировать, а тех, кто держался – просто покупали. Таким образом, все российские СМИ были приватизированы Кремлем, то есть подкуплены. Владислав Юрьевич обладал удивительным тщеславием и синдромом «гения»: он писал песни, пьесы, книги и колонки в модных журналах, а однажды даже накропал текст нового гимна России на музыку сталинских времен, но уговорил престарелого поэта Сергея Михалкова подписать гимн своим именем.

Прекрасный факт для психолога; личность этого человека можно анализировать бесконечно, он действительно является носителем расщепленного мышления — по рассказам его знакомых, Сурков — чеченец по отцу, еврей по матери, гламурный чиновник и поэт, мстительный, алчный, жестокий и хитрый интриган, не ведающий чувства рефлексии и лишенный совести.

Уже после первого Майдана Сурков начал работать с российскими музыкантами, покупая тех, кто мог бы потенциально способствовать молодежному протесту. Например, некогда близкий мне по духу человек Борис Гребенщиков получил от него радиопередачу на центральном радио взамен на отказ от «песен протеста» и антипутинских выступлений. Единственный, кто на это не пошел – Юрий Шевчук.

Сурков был идеологом прокремлевских «молодежных движений»: «Идущие вместе», «Наши». Это была попытка создания российских «титушек», призванных противостоять потенциальным оппозиционным движениям. Есть свидетельства, что именно он формировал и «несистемную оппозицию», привлекал финансирование для неонацистов, футбольных фанатов, есть версия, что именно он придумал и «антикоррупционые фонды» и обеспечил их лидерам гарантии неприкосновенности, хотя последователи Алексея Навального в это, разумеется, не поверят.

Манера управления Суркова стала неким трендом в Москве. Ему подражали. Утром кокаин, после обеда — красное вино. Именно он придумал кастрировать российскую политическую систему, договариваясь с партиями, лидерами, платя им очень хорошие деньги из «бассейна» (откаты, которые собирают для Кремля), согласование всех кандидатов в Госдуму и их покупку. По некоторым сведениям, Сурков организовал выкуп бренда «Яблоко» у Григория Явлинского за 200 миллионов долларов.

Таким образом, к 2013 году он создал полностью управляемую форму российской внутренней политики. Но его большая карьера закончилась в 2012-м году, когда началось бело-ленточное движение в Москве и молодежные акции стали нервировать Путина. После этого Сурков фактически был отправлен в отставку с поста архитектора внутренней политики России и стал заниматься тем, в чем не был компетентен. Он наломал дров с историей вокруг Новороссии, убеждая Кремль, что достаточно совсем небольшого толчка, чтобы населения Луганска и Донецка поддержало бы антимайданные настроения.

Самый большой его провал в том, что он убедил Путина, что будет очень легко захватить выход и к морю, и к Крыму. Но этого не получилось, он просчитался. Таким образом, время Суркова ушло. Возможно, он получит еще какие-то назначения, но его эпоха закончилась. Есть версия, что он ушел не навсегда и через какое-то время вернется в аппарат администрации президента для обеспечения деятельности государственного совета, создаваемого сейчас Путиным.

Методика Козака в корне отличается от методики Суркова. Он не будет ставить на всякую шваль и не будет заниматься донецкими негодяями, покупкой местных гангстеров. Козак будет решать вопрос по Донбассу в русле поставленной задачи – это впихнуть обратно в Украину мятежные территории и забыть об этом, как о страшном сне.

В идеале все изменения Путину нужны до 9 мая – 75-летия со дня Победы, чтобы предъявить мировым лидерам новый политический ландшафт: абсолютное одобрение своей политики населением.

И это вполне может являться ключевой точкой трансфера власти: Путин никогда больше не сможет оставить президентский пост на такой «вершине успеха». Россию ожидает долгий переход к постпутинской эпохе. Для Украины смена главного переговорщика с Суркова на Козака — хороший знак, открывающий возможность для компромиссов. Кстати, Козак чем-то похож на Зеленского по-своему психотипу, хотя, конечно, не так артистичен и «легок».

Источник: inforesist.org
Вам также может понравиться