“Листали “буржуйские” ролики и мечтали: “Нам бы такое!” – Волонтер Елена Ермоленко рассказала о производстве полезных “штук” для лежачих больных в Украине

"Невероятно круто!", подумала я, случайно заглянув на страницу волонтера Елены Ермоленко. Она сама разрабатывает, шьет и бесплатно раздает специальные приспособления для ухода и просто облегчения жизни людей с разными видами паралича: с миопатией, шейными травмами, инсультами, ДЦП. Особенно актуальными стали подушки, на которых можно уложить лицом вниз ковид-пациента с ИВЛ и маской на лице.

Такое положение называется прон-позиция, и обычные подушки для этого абсолютно не годятся. Дело в том, что долгое неподвижное лежание на неудобной подушке приводит к пролежням – на лбу, на носу, ушах. А специальные подушки могут намного уменьшить риск возникновения пролежней.

В Украине подобные “штуки”, как называет их Елена, практически не выпускаются. Есть лишь единичные производства. В основном родственники лежачих больных вынуждены обходиться без них либо закупать за рубежом. Или же проявлять собственную фантазию.

Сама Ермоленко работает коммерческим директором в компании, которая занимается продажей насосов. Работа позволяет инвестировать в проект, который уже давно стал для нее любимым делом.

– Проект полностью волонтерский, у меня нет ни сотрудников, ни бухгалтерии, ни бюджета, ни рабочего плана, – рассказала Елена Ермоленко в интервью Цензор.НЕТ. – Всё производство “на коленке”. Я сажусь и рисую то, что мне нужно. Рисую буквально: карандашом на бумаге, высчитываю размеры и заказываю производство. Поролон – на поролоновом заводе, ткань мы ищем и под каждый проект свою, ищем надежных швей, а потом все вручную собираем. За почти 3 года работы проекта – с марта 2018 г. – было разослано 3400 посылок с нашими штуками.


– Проект существует за счет читателей ФБ, которых вдохновила идея. И хотя я очень редко публикую номер своей карты, спонсоры находятся, и мы делаем достаточно дорогие вещи очень дешево.

Например, мы повторили скользящий рукав, который увидели в немецком ролике. Есть несколько моделей этого рукава, самый дешевый стоит 75 евро. Нам удалось его воспроизвести практически без надежды на успех. Пошли в магазин тканей, накупили много похожих кусочков. Получили в итоге много никуда не годных ковриков, а потом случайно из тех, которые не годились, выбрали самый лучший, и когда пошли покупать уже оптом, потому что решили, что выбрали, только тогда в руки попался идеальный образец.

– Рукав – это скользкая ткань, сшитая в трубу, и за счет скольжения слоя о слой получается легкое перемещение пациента в любом направлении. Особенность в том, что можно легко перемещать любые тяжести. От давления скользящие свойства не ухудшаются. Если вы возьмете обычную курточку и попробуете по ней провести рукой – будет скользко, если возьмете два слоя куртки и поелозите, будет скользко, но если вы сядете всем весом, то скольжения не будет. Скользкая ткань не дорогая. Сложность в том, что найти ткань с нужными свойствами – достаточно трудно. Мы все время в поиске, а когда находим – выкупаем сразу несколько километров. Запасаемся.

– Я продаю только насосы на своей основной работе.

– Когда-то я лежала с хроническим заболеванием в больнице, мне повезло намного больше, чем многим моим друзьям. Удалось выскочить. И я почувствовала себя очень-очень обязанной этой жизни, потому стала волонтерить в той же больнице.

Мне помогал один друг, Саша Демчук. Мы многое сделали в отделении гематологии, и до сих пор дружим, любим и по мере сил помогаем. Но это уже не так системно и совсем не масштабно.

А потом с Сашей случилась беда – нырнул в озеро и сломал шею. В результате – паралич. Сначала я просто помогала его семье, а потом потихоньку все то, что было нужно ему, начала тиражировать. Вот рукав, о котором я уже рассказала, он делался конкретно для этой семьи, но когда у нас получится идеал, Саша уже пересаживался в коляску, и ему это уже было не настолько актуально. А когда все начиналось, за ним ухаживала одна сестричка. Он парень не маленький, 90 кг, девушка сама его тягала.

Поэтому когда было время, мы листали все эти “буржуйские” ролики и мечтали “нам бы такое!” До сих пор берем оттуда идеи. С точки зрения бизнеса, наверное, это пиратство, но поскольку мы не превращаем это в коммерцию, то вряд ли они на нас обижаются.

– Я была подписана на группы анестезиологов, в которых раздавала рукава для пациентов в реанимации. Врачи – не наши прямые получатели, но нам хотелось это внедрить. Потому что доктор, который попробовал, может пойти к заведующему и сказать : “Клевая штука. Нам надо”. И тогда может возникнуть тот самый спрос, который обеспечит качественное предложение и насыщение. Когда это появится во всех больницах, легче будет пациенту, которого чаще будут ворочать. Потому что пациент, который лежит неподвижно, обрастает пролежнями, родных в реанимации раньше не пускали, а персоналу часто двигать таких людей тяжело. И реально людей выписывали со страшными пролежнями.

Как-то ко мне обратился доктор с вопросом, смогу ли я сделать такую штуку.

– Потому, что я делаю клинья для людей с параличом. Дело в том, что такие люди сами не могут позиционировать тело, и в этой ситуации очень удобно использовать подушки разной формы. Причем, не мягкие, а именно клинья правильной формы и разных размеров. Если такой клин положить под спину, человек сможет сидеть ровно, не заваливаясь, если разместить под боком – он не упадет обратно на спину, под коленкой – коленка не опустится, под ступней – ступня будет в правильном положении, а не провисшая.

А поскольку кто-то из врачей знал, что я имею дело с поролоном, то спросили, могу ли я такую подушку сделать. Вначале решила узнать, как это решается у нас.

– Честно говоря, я была шокирована. Потому что пациентов позиционируют всеми подручными средствами. Например, рулетом из памперсов вокруг головы, либо пакетом с физраствором.

Тогда я попробовала сделать такую подушку, взяв в качестве образца подушку для путешествий. Обрисовала ее, попробовала так и сяк – и ухом, и лбом, и затылком. Потом мои швеи добавили немного своей фантазии. Уже после раздачи мы получали отзывы. Каждый получатель-анестезиолог, давал свои комментарии: а “надо бы повыше, пошире, поглубже” и т.д. Мы до сих пор все эти отзывы собираем и по мере сил внедряем. То, что вы видите сегодня – то уже пятый или шестой вариант. И сейчас нарисован и начал производится седьмой.

– Полноценное производство – это если есть штат, помещение, склад, бухгалтер, официально утвержденный баланс. Ничего этого нет. От идеи до внедрения – короткий путь силами добрых рук и свободного времени.

– С самого начала болезни Саши, возможно, я оказалась настолько глубоко внутри, что не воспринимала его ситуацию с жалостью или страхом. Нужно было задачу решать, причем, мы ее решали вместе с Сашей на равных, никто никого не жалел. Саша до сих пор рядом. Он первый испытатель всяких таких штук. Часто ругаемся, если не согласны друг с другом. Сколько пациентов, столько и задач. Кому-то подходят универсальные, а кому-то нужны по индивидуальному дизайну. Недавно мы закончили проект с дождевиками.

– Человек в коляске не может держать зонтик, руки у него заняты. А погулять хочется. И мы делали специальные дождевики для людей на колясках. Делали зимние мешки – по типу спальных, в которых ночуют в горах. Если здоровому человеку достаточно курточки, а внизу джинсики, то неподвижные люди в джинсах мерзнут, и они, не чувствуя тела, даже могут об этом не знать, но при этом начинаются очень неприятные процессы. Поэтому они предпочитают в холодное время вообще не выходить.

Мы долго искали оптимальный вариант, потому что вначале пошили просто мешок, а он собирался складками под коленями, а складки под парализованным человеком – это пролежни, и все это нужно было учесть. Потихонечку пришли к идеалу и раздали их прилично. В этом году только 40, а в прошлом, наверное, около 100.

Для людей это огромная моральная поддержка. Некоторые пишут, что они вообще первый раз что-то получили бесплатно. Люди плачут, долго помнят.

Я этого не выбрала, просто так сложилось. И я получаю совершенно неземной кайф от того, что удается создавать что-то уникальное и полезное, то, чего не было.

– Не хотела бы превращать любимое дело в бизнес. Полноценный цивилизованный бизнес развивает моя подруга Лена Егорова, тоже волонтер. Ее продукты платные, но цены намного ниже, чем западные аналоги. А значит, и намного более доступные.

К тому же, для бизнеса же нужна сертификация – официальная медицинская документация, дающая право применять инвентарь в больницах. Это стоит очень дорого. У нас же есть только сертификаты отдельно на ткань (медицинская, европейского производства) и поролон.

Но все-таки цель, чтобы все, что мы придумали, было доступно. Как градусник. Когда вы покупаете его в аптеке, вам же в голову не придет выяснять, кто тот волонтер, кто привез его в страну первым. А для этого нужно обеспечить известность. Многие семьи, где кто-то тяжело болен, просто не знают о том, что такое у нас есть. Своими раздачами мы и помогаем, и учим. При этом, если спонсор платит дешево, то пациент не платит ничего.

Источник: censor.net
Вам также может понравиться