Молчание Кремля. Как Путин стремительно теряет Беларусь

Нина Хрущева

Каждый новый день протестов усиливает недоверие и враждебность к Кремлю со стороны тех, кто никогда подобных чувств не испытывал.

Беларусь охватили массовые протесты после того, как Александр Лукашенко мошеннически объявил, что на президентских выборах 9 августа он получил 80% голосов. И теперь будущее страны, возможно, зависит от президента России Владимира Путина.

Лукашенко правит Беларусью с 1994 года, и нельзя сказать, что совсем уж без народной поддержки: он даже заработал прозвище «Батька». Но сейчас, на протяжении уже нескольких недель, возмущённые граждане из всех слоёв общества, включая заводских рабочих, врачей и журналистов, устраивают демонстрации и забастовки, а лицом оппозиции внезапно стали молодые женщины. Светлана Тихановская, бывший учитель, которая, по мнению многих, выиграла эти выборы, не является организатором этих протестов, однако её решительный настрой направляет в русло массовое недовольство. Материал опубликован на сайте «НВ».

Беларусь, сохранявшая стабильность на протяжении почти всего правления Лукашенко, часто кажется туристам каким-то затерянным миром между Европой и бывшим СССР. Эта страна граничит с тремя странами Евросоюза (Латвией, Литвой и Польшей), а в её столице — городе Минске — чистые улицы и уютные кафе. Однако в магазинах здесь продаются бронзовые статуи Сталина и кружки с серпом и молотом и надписью «Да здравствует СССР».

В июле я была проездом в Минске, направляясь из Нью-Йорка в Москву. Можно было услышать глухое ворчание по поводу политических арестов, в частности, были арестованы муж Тихановской, Сергей Тихановский, а также Виктор Бабарико, миллионер и бывший председатель правления «Белгазпромбанка», считавшийся фаворитом президентской гонки по результатам первых предвыборных опросов. Тем не менее, многие эксперты считали, что миролюбивые и послушные белорусы (они даже останавливаются на светофорах, если вдруг выходят на демонстрацию в защиту своих прав) не начнут массовые протесты.

«Теперь, когда [Тихановский и Бабарико] нейтрализованы, Батька останется у власти», — говорила мне Светлана Алексиевич, лауреат Нобелевской премии по литературе 2015 года. А сейчас Алексиевич говорит, что «не узнаёт» своих ранее покорных сограждан, которые вышли на улицы. Что же их мотивирует?

Избрание Лукашенко в 1994 года противоречило доминировавшему в Центральной и Восточной Европе либеральному тренду, когда прозападные, рыночно-ориентированные правительства быстро консолидировали власть. Изначально он правил как авторитарный социал-популист, апеллируя к простым гражданам с советским менталитетом, которым было комфортно работать на государство и которые боялись частной собственности. Однако его правление всё больше бюрократизировалось: современные, профессиональные менеджеры работали на президента, который отвечал за перераспределение богатства.

В результате, в отличие от России, в Беларуси мало олигархов, а частный капитал здесь подчиняется государственной бюрократии. У этой системы есть культурные и идеологические корни. Лукашенко направлял ресурсы страны на развитие промышленности, сельского хозяйства, инфраструктуры, социальных льгот. Он изображал Беларусь (которая до развала СССР никогда не была отдельным государством) молодой страной, которая нуждается в его твёрдом правлении, чтобы сохранить независимость и от Запада, и от России.

Вплоть до недавнего времени большинство белорусов имели экономически стабильное положение: их страна не была богатой, но при этом в ней не было нищеты. Однако платой за такую экономическую стабильность стали фундаментальные права и свободы.

Между тем, в условиях замедления темпов роста экономики и увеличения неравенства (патерналистская распределительная система не может существовать вечно) даже электорат Лукшенко стал всё сильнее сторониться его репрессивного правления. Многочисленные забастовки на заводах и учреждениях, которые Лукашенко когда-то спас от «хищнической приватизации», показывают, что большинство граждан готовы поддержать свободные выборы.

В выступлениях после выборов Лукашенко утверждал, что Запад бросит Беларусь на произвол судьбы, поставив под угрозу спокойствие и стабильность в стране. Этот аргумент мог бы сработать, если бы он не сопровождался жестоким подавлением протестов.

Читайте также: Жаркий август. Почему правление Путина скоро закончится

Впрочем, будет ошибкой считать события в Беларуси очередной постсоветской «цветной революцией», как её упорно называет Лукашенко. В сравнении с другими странами бывшего СССР многие из демонстрантов ведут, наверное, наиболее западный образ жизни, и они начинают понимать, что патернализм означает дальнейшую стагнацию, а не стабильность, и что он мешает им достигать личных целей. В результате, режим Лукашенко оказался втянут в экзистенциальную борьбу с системой ценностей, основанной на индивидуализме и свободе выбора.

Если бы Лукашенко вовремя ушёл, он мог бы стать фигурой, подобной сингапурскому Ли Кван Ю: основатель государства, оставивший ему в наследство сильную идентичность. Лукашенко, конечно, обвиняет Запад в управлении оппозицией, подчёркивая, что Тихановская сбежала в Литву после объявления результатов выборов. Тем временем Евросоюз назвал выборы «несвободными и нечестными» и отказался признать их результаты. ЕС также начал вводить индивидуальные санкции против белорусских чиновников, ответственных за нарушения и фальсификацию выборов, и предложил финансовую помощь оппозиции.

Многие говорят о том, что перед Беларусью стоит бинарный выбор — между Западом и Россией. Протестующие так не утверждают, но они могут начать это делать, если Кремль, который сразу поздравил Лукашенко с победой, будет хранить молчание.

Для России белорусский батька превратился в трудного экономического и политического партнёра, и этим объясняется, почему Путин не хочет вмешиваться открыто от своего имени. Но вместо осторожной поддержки Лукашенко Путину следовало бы действовать более стратегически — так, как это делает Запад. Даже если Лукашенко сумеет уцепиться за власть, он уже всё равно потерял легитимность, потому что белорусы не смогут забыть избиения, пытки и даже убийство, с помощью которых режим подавлял протесты.

И они не забудут молчание Кремля. Каждый новый день протестов усиливает недоверие и враждебность к Кремлю со стороны тех, кто никогда подобных чувств не испытывал. Путину следует открыто выразить солидарность с белорусским обществом, потому что сейчас стала важнее доброжелательность народа, а не режима Лукашенко.

Такой шаг уменьшил бы шансы Запада утащить Беларусь с орбиты Кремля. Если у белорусов появится подобный шанс, Путину придётся винить в этом лишь себя самого.

Источник: inforesist.org
Вам также может понравиться