Настоящая белорусская революция неизбежна


Вадим Довнар

Гитлер преследует Лукашенко 

«Но была и другая Германия» Эти слова из культового документального фильма Михаила Рома «Обыкновенный фашизм» прозвучала после рассказа о приходе и становлении в Германии 30-х годов национал-социалистов Адольфа Гитлера и почти тотальной истерии по этому поводу в стране Гетте и Шиллера. 

Десятилетия спустя на одной из наиболее пострадавших от гитлеровцев территории местный вождь нахваливал «немецкий порядок, достигший при Гитлере наивысшей точки», а спустя еще два десятилетия его диктатуру уже стали называть «фашизмом», а жизнь в подчиненной ему стране — «концлагерем». («Это то, что соответствует нашему пониманию президентской республики и роли в ней президента»).

Неизвестный сосед

Массовые и регулярные протесты против демонстративной, наглой, с вызовом обществу узурпации власти в Беларуси Александром Лукашенко начались 9 августа, казалось бы, совершенно внезапно и стали едва ли не для всех полностью неожиданными. 

До этого о соседней стране в Украине почти не писали. Редкие сообщения о контрабанде в ОРДЛО и в Крым из и в РБ. Ритуальные заметки о встрече лидеров. Больше всего редакторы украинских СМИ любили «обмен любезностями» тамошнего узурпатора (да, да на самом деле власть он узурпировал, начиная с 1996 года, переписывая Конституцию и проводя незаконные «референдумы) с хозяином Кремля. Между тем, те, кто системно следил за политической жизнью в Беларуси, как правило, понимали, что перед ними – «борьба нанайских мальчиков», а вассал никуда не может уйти от суверена. Хотя отдельные кликабельные формулировки Лукашенко в адрес Путина, разумеется, радовали редакторов лент новостей и давали почву для фантазий отдельным аналитикам. И вот – грянуло. 

Восстание под присмотром надзирателей

Сотни тысяч белорусов повалили на улицы. Резиновые пули, светошумовые гранаты, водометы, «вязалово». Малая информированность украинцев в делах соседей естественным образом совместилась с недавними своими переживаниями на Майдане и около него. В быту на приезжающих в Украину белорусов украинцы стали смотреть как на людей, которые проходят путь, который ими уже пройден. 

Вот только почти сразу стали заметны принципиальные отличия между «тут» и «там». Если первый месяц протестов еще можно было умиляться тем, как белорусы, становясь на лавочки, снимают обувь, какие креативные флешмобы проводят, как настойчиво продолжают выходить, не оглядываясь на угрозы самозванной «власти», то потом у украинцев стало расти естественное раздражение. 

«Вы теряете время, какие цветочки убийцам (первые жертвы появились уже в первые сутки выступлений и продолжают увеличиваться), почему не захватываете плацдарм, как можно протестовать по расписанию», — думали, говорили, писали переживающие за Беларусь граждане Украины.

Однако, если все вышеперечисленное можно было при большом желании объяснить с одной стороны чрезвычайной миролюбивостью соседей, а с другой возможным наличием секретных планов на будущие выступления, то откровенное заигрывание «лидеров» протеста с Россией многих неравнодушных украинцев уже справедливо раздражает и бесит. Тем более, что даже при всех специфических особенностях нынешней украинской власти государство сделало для белорусов больше, чем можно было ожидать: публичное непризнание легитимности Лукашенко, отказ от контактов на высшем уровне, соответствующие декларации Верховной Рады, пересматриваются правила пребывания беглецов в стране. Совсем уж дикостью выглядит намерение Светланы Тихановской, долгое время неспособной сформулировать четкие ответы на мировозренческие вопросы «Чей Крым?» и «Какая война на Донбассе», страстно желающей пообщаться с «мудрым политиком» Путиным, посетить страну жертву-российской агрессии.

Видя все это, украинцы естественно могут сказать: «Да они все там рабы», «Какие вы нам братья». Все вроде бы так. Но все-таки не так.

Есть другая Беларусь

Сопротивление империи вообще и ее собачке Лукашенко началось совсем не в августе нынешнего года. После того, как империя зла – СССР – закачалась, в Беларуси нашлось достаточно людей, желавших жить в своем доме, выстраивая тесные отношения с цивилизованными странами и сотрудничая с международными структурами. Так появилось по-настоящему народное движение и партия Белорусский народный фронт, а затем и прочие демократические организации, политики. Так в парламенте возникла национально ориентированная фракция БНФ и беспартийные демократы. Так государственной стала национальная символика, ныне называемая узурпатором «фашисткой». Именно по ней, а значит по силам, вернувшим ее (вместе с началом процесса белоруссизации Беларуси) Лукашенко нанес удар в первую очередь, объявив в 1995 году совершенно нелегитимный референдум о смене белорусских символов на гибрид беесесеровской и «интеграции с Россией». Тогда хребет сопротивления империи был серьезно поврежден. 

Украинцы, вам же знакомо, что такое реванш? Белорусы пережили его и сейчас им всячески не дают вернуться к своему, к настоящему.

Номинальные лидеры нынешних протестов в первые после 26 лет дни пробуждения пытались сделать символом протеста белые ленты (ничего не напоминает?), на их митингах появлялись лукашенковские и российские флаги, но мейстримом все-таки стали бело-красно-белые флаги, до этого считавшиеся достоянием проигравших якобы маргиналов «тех времен». Между тем люди из тех времен, когда за свои убеждения успешно объявлялись забастовки, собирались (и не уходили!) десятки тысяч людей, готовых давать отпор силовикам, в парламенте объявлялись голодовки, которые приходилось подавлять прямо в зале заседаний спецназом, когда чуть было (если бы не десант чиновников из Москвы) не случился импичмент, по-прежнему есть. У них родились уже и дети, и внуки. Кто-то из них в эмиграции, кто-то по тюрьмам. Их изолировали задолго до нынешних событий, но они есть. 

Украинцы, у белорусов есть лидер того самого БНФ Зенон Позьняк. (Обычно его сравнивают с Вячеславом Черноволом). Вскоре после его бегства в момент начала цементирования режима стали «пропадать» оппозиционные политики и журналисты. Он, вероятнее всего, должен был стать первой жертвой, но нынче — живой и активно продолжает объяснять опасность лжеоппозиционных проектов и сближения с имперской Россией.

Находится в тюрьме политик Николай Статкевич, в начале девяностых с группой военных первым принявший присягу на верность Беларуси.    

Выходцы из «Маладога фронту» Павел Северинец (сидит), Дмитрий Дашкевич. Экс-политузник Николай Автухович с соратниками, которые и без внимания СМИ точно не пребывают в «овощном существовании». 

Белорусских антиимперских политиков и их сторонников на самом деле много. Не стоит делать выводы обо всем народе исключительно по заявлениям условных тихановских. Таких людей непременно будет больше, а русский Рейх будет разрушен.

Да, эта революция, считай, уже проиграла. Иначе и быть не могло. Но есть кому бороться и побороть.

Так будем же «разом i назавжди».

Источник: inforesist.org
Вам также может понравиться