Невыдуманная история Второй мировой: о чем врала лубочная пропаганда СССР


Аnti-colorados

Вторая Мировая война стала таким событием, из которого нужно извлекать уроки и сейчас. Причем, эти уроки бывают не такими, какие обычно бывают у каждой войны. Масштаб этого события настолько велик, что дает возможность взглянуть на ценности цивилизационного масштаба. Но, наверное, самым удивительным уроком из этой эпопеи является нечто совершенно неожиданное. Огромная война, как по площади и количеству вовлеченных в нее войск, так и по масштабу потерь, в первую очередь – человеческих жертв, просто нафарширована событиями, каждое из которых достойно отдельного описания, но в итоге получилось так, что равнозначные по своим последствиям события получили совершенно различную оценку как современников, так и различных исследователей этой темы. Но самое поразительное то, что некоторые из этих событий вообще оказались неизвестными и забытыми, а вместо них были придуманы какие-то бредовые, искусственные сюжеты, которые разваливаются с позором и треском при ближайшем их рассмотрении.

А ведь это – указатель или даже симптом, который демонстрирует, что с коллективным сознанием что-то не так, а в отдельных случаях – совсем не так. Ведь если что-то такое из очень важного и знакового забыто это – неприятно и грустно, а вот когда кто-то начинает придумывать какие-то лубочные истории, это – совсем другое дело. И казалось бы, это уже – дно, но оказывается нет, дно еще ниже, поскольку одновременное вымарывание из истории одних событий и придумывание на их место других, это уже тяжелый недуг и наверное, признак того, что авторы таких действий и благодарные потребители таких поделок сами себя ставят вне рамок цивилизованного мира. Приведем всего один (из множеств) пример такого положения вещей.

Тем, кто успел зацепить вариант «советской» разновидности истории той войны, хорошо известен масштаб ее фальсификации, но не всем известна ее глубина. Вот ее-то мы сейчас и померяем только в одном из множества мест.

Итак, первый взгляд на Вторую Мировую войну глазами совка или теперь РФ моментально упирается в первую, вполне очевидную подделку. Они ее переименовали и дали свое название «отечественная». Здесь мы не станем погружаться во все многообразие фальшивости этого термина, а просто заметим, что эта фальшивка – калька с другой фальшивки, такой же «отечественной» войны 1812 года, историю которой россияне тоже вывернули наизнанку и когда сделали это в деталях – присвоили это позорное из-за своей фальши название.

Но пойдем дальше. Изложение истории этой войны, по вполне очевидным причинам, приводится в ограниченном пространстве и временном промежутке. Судя по варианту совковой истории, большая часть войны происходила в Европе и в ней противостояли друг другу Рейх и совок. Где-то на заднем фоне, какими-то вялыми штрихами описывается участие и других стран в этом процессе и то, они подключились к войне в виде Второго Фронта аж в 1944 году. Отсюда – вывод, совок сам всех победил и вмешательство союзников на конечном этапе войны уже ни на что не влияло. Тем более, что воевать-то союзникам почти не пришлось, поскольку немцы им сдавались без проблем, а вот с большевиками воевали насмерть.

Такое изложение должно было сказать потребителям такой истории о том, что возня союзников была настолько ничтожной, что обращать на нее внимание просто нет никакого смысла. Так оно и было сделано. Ну и плюс к тому, пусть и не полностью, поскольку это было невозможно, совковая «история» войны обрубила два года ее начальной части и четыре месяца – заключительной. Оно и понятно, ведь если только начать подробно рассказывать об этих кусках войны, то рухнет ее искусственная середина, которую большевики и назвали «отечественной войной».

И вот это совки практически все нарисовали так, как не было на самом деле, и более того, они нарисовали много того, чего не было в принципе. Чего только стоит «самое крупное танковое сражение в истории», которое они изобразили под Курском, летом 1943 года и при этом, по собственным архивным данным, точно знали о том, что таковое состоялось двумя годами раньше под Бродами-Дубно. Но это было слито в унитаз потому, что там совки проиграли, а плюс к тому, там совок выставил количество танков, которое в клочья разрывало теорию «неготовности к войне» и старом оружии. Тем не менее, это – любимая тема совой истории войны, потому что так они показывали войну нового типа, технику, танчики и так далее.

Но если брать именно техническую сторону той войны, то самыми крупными боевыми машинами были отнюдь не танки, каждый из которых имел одну пушку (кроме отдельных совковых монстров) и массу – до 50 тонн каждый. А ведь любой боевой корабль имеет водоизмещение в сотню раз и более превосходящую массу любого танка, а количество и калибр пушек были такими, что танки казались детскими игрушками. Тем не менее, о флотских сражениях той войны совковая история рассказывала как о покойнике: либо хорошо, либо ничего.

А из флотских достижений совка можно вспомнить только морскую пехоту или моряков, списанных с кораблей. А сами корабли и флот в целом позорно болтались по базам всю войну. Кстати, в те времена была присказка, гласящая: «первое, что делают русские в случае войны – топят свой флот». Начиная с «Крымской войны», царский, а потом и совковый флот, имеет сплошную и жирную полосу позора. Это и утопленный Нахимовым флот, и полный разгром при Цусиме, и спрятанные в норку корабли в Первой Мировой и то же самое – во Второй Мировой. Но что же, за всю войну на море вообще ничего не происходило? Но если начать рассказывать именно о морских кампаниях, то выяснится все то, что снова разрушит совковую историю той войны.

В самом деле, тогда прийдется рассказывать не о самом крупном танковом, а о морском сражении или десантной операции, которых до этого момента в истории не было и близко. Причем, воевали боевые системы, на порядки превышающие техническую сложность любого танка. Или тогда надо было рассказать о том масштабе десантных операций, которые исполняли участники боевых действий, о которых в совке вообще не было принято рассказывать потому, что тогда возникают проблемы и с географией, и с временным охватом войны. А в итоге окажется, что совковая история – чушь от начала и до конца и тогда сам собой возникнет вопрос о том, что же прикрывали этой сплошной ложью?

Но раз уж речь зашла о морских сражениях, то в таком случае открывается гигантский театр военных действий на Тихом Океане, а следом за этим возникает тема войны с Японией. И если о морских сражениях многие уже достаточно хорошо знают или по крайней мере – могли об этом читать хотя бы здесь, то о сухопутных сражениях сказано крайне мало и если кому-то задать вопрос о том, с какого сражения началось отступление сухопутных сил Японии с оккупированных территорий, то почти наверняка этого момента никто не сможет назвать. И это касается не только совка или пост-совка, но и тех стран, которые прямо завязаны на этих событиях.

Со стороны Японии – все понятно, поскольку это – неприятные воспоминания, связанные с общим поражением в той войне, что они переживают весьма болезненно, поскольку как не крути, а это была самая крупная экспансия Японии за всю ее историю и в общем, она просто не смогла вовремя остановиться и потеряла все, что завоевала, но шанс был и он был упущен. А слова адмирала Ямамамото, после принятия решения о нападении на Перл-Харбор о том, что это начало конца, оказались пророческими. Так что в Японии мотивированно на этом не акцентируются, хотя и не забыли насовсем.

В самом деле, в Японии были две мощные группы военных – армия и флот, которые жестко между собой конкурировали. Когда было принято общее решение об экспансии, а значит – о милитаризации экономики и политики, руководители армии и флота получили возможность влиять на то, как это будет осуществляться. Очевидно, что если выбор падал на флотский вариант экспансии, то это рано или поздно, привело бы к вооруженному противостоянию с США, а если бы выбор пал на армейский вариант развития событий, то именно это противостояние можно было бы оттянуть на куда более поздний срок, поскольку полностью избежать драки с американцами было невозможно.

В итоге, победил флотский вариант экспансии и он какое-то время давал невиданные результаты в плане темпов продвижения на юг. По сути, не захваченными остались Австралия и Новая Зеландия. При этом, северное побережье Австралии уже попало в зону досягаемости японской бомбардировочной авиации, которая успела нанести несколько бомбовых ударов по австралийской территории. Знаменитая битва при Гуадалканеле как раз и остановила морскую часть экспансии Японии, но то же самое произошло и на суше и эта битва оказалась практически полностью забытой.

Случилось это по многим причинам, и главная из них состояла в том, что сразу после окончания Второй Мировой войны Британия стала демонтировать свою империю, а сражение как раз и состоялось на одной из границ ее империи. Тогда Британия поспешно уходила из своих колоний и безусловно, это привело к целому ряду конфликтов и даже войн и потому это сражение, в которой британская пехота противостояла японской, почти стерлось из памяти.

В 2013 году в Имперском военном музее была проведена дискуссия по поводу того, какое сухопутное сражение можно считать величайшим в британской военной истории и надо отметить, что в числе номинантов были всемирно известные и безусловно – громкие сражения, в частности D-Day и Waterloo. Тем не менее, победителем этого своеобразного конкурса стала битва при Кохиме и Импале, на востоке индийских владений Британской империи. Согласимся, таких названий мы даже не слышали и тем более – не представляем, где это и что там вообще могло происходить, поскольку всем же известно, что Германия стала уходить с захваченных территорий после Сталинграда, а вот откуда Япония начала свое отступление – почти никто не знал. Битва происходила в период с начала апреля 1944 года по конец июня того же года.

Основная битва развернулась возле населенного пункта Кохим, а точнее – вокруг стратегической высоты Гаррисон Хилл, где японской 31-й дивизии противостояло 1500 бойцов британско-индийских войск. Для того, чтобы выйти на равнину и двигаться вглубь территории Индии, надо было сбить британских военных с этой высоты.

Собственно говоря, масштаб этой эпопеи не слишком велик, но ее значение – огромно. С одной стороны, сухопутная армия хотела показать императору доблесть, которую утратил флот, и мотивация у японской пехоты просто зашкаливала. С другой стороны, японские войска до сих пор неуклонно двигались вперед и никто им не мог противостоять. Боевой дух японских солдат был настолько высок, что они не имели намерения проигрывать сражение и заранее были согласны умереть в бою. Тем более, что их религия считала смерть в бою – наилучшим вариантом для мужчины. В общем, здесь сложилось воедино как стремление руководство сухопутных сил, так и рядовых солдат, поскольку выйдя на плодородные равнины, они могли себя обеспечить продовольствием и всем остальным, что обычно нужно воину.

Плюс к тому, японское наступление имело поддержку с воздуха, чего вообще не имел малочисленный, в десять раз меньший по численности, противник. Так что японцы рассчитывали на довольно легкую прогулку, как это было до этого момента, а получили воинов, сила духа которых оказалась большей, чем у них. Находясь в фактическом окружении, англичане сражались холодно и результативно. Это никак не вязалось с представлениями японцев о том, что им противостоят люди второго сорта.

В общем, описание этих событий – можно найти в Сети, но важно то, что в конце сражения японцы оказались полностью вымотанными и у них кончилось продовольствие, которое они рассчитывали добыть впереди. Они полностью утратили боеспособность и впервые начали отступление без приказа. Вернее, приказ был – победить или умереть, но они начали отступление, будучи сломленными и ошеломленными стойкостью горстки противника. Об этом отступлении узнали в других частях японской армии и она дрогнула.

Более того, британцы устроили преследование отходящего противника, хотя были вымотаны не меньше японцев. Но они уже не вступали в бой, а просто выдавливали противника со своей территории, давая ему гибнуть от голода и вспыхнувших в его рядах эпидемий болезней, в частности – холеры. Это выглядело так, что британцы с презрением гонят стадо японцев, брезгуя даже добивать противника.

Это было не просто поражение, а унижение японской армии и на том их мифы о людях первого сорта и непобедимости уже перестали быть мотивирующими факторами. Спустя десятилетия, на братских могилах британских и японских военных встретились те, кто выжил в тех боях и дожил до момента встречи. В общем, это была встреча бывших противников, которые вынесли из тех боев высочайшее уважение к духу противника.

Вот так. А совок ваяет басни о 28 панфиловцах, крупнейшем танковом и непобедимости. А теперь еще раз вернемся к вопросу – зачем они это делали и каждый может ответить на него самостоятельно.

Источник: inforesist.org
Вам также может понравиться