Новое преступление Петра Порошенко

В Украине свирепствует парламентаризм. Универсальной валютой стали спецпропуска на проезд в общественном транспорте. Руководство государства тайно перебралось в единственное место, где нет фашизма, вандализма, погромов, поджогов и надругательств над государственными символами, – зал заседаний Верховной Рады. Президент Владимир Зеленский не теряет надежды вовремя понять, когда действительно будет пора валить из этой страны.

***

– Мирная акция?! Как бы не так! Погромы, поджоги, убийства ветеранов Великой отечественной войны, детей, беременных женщин! – с жаром кричала с трибуны депутат “Слуги народа” Любовь Шпак. – Я сама – дочь проректора, на моих глазах Владимира Александровича Зеленского в одних трусиках распяли на двери Офиса президента, обвели по контуру баллончиком, а на лбу написали страшное слово из трех букв. Что ж, господа фашисты, Стерненко благодарит вас за такую “мирную акцию”…

– Порошенко, – вполголоса поправил ее Корниенко. – Порошенко благодарит.

– Порошенко не пройдет! – крикнула Любовь Шпак. – Козел кучерявый.

Депутаты в первом ряду зааплодировали и заулюлюкали. Кто-то случайно перевернул ногой бутылку, и она с громким бульканьем покатилась по проходу. Трезвый, как стеклышко, нардеп Швец в знак одобрения снял штаны и повернулся к докладчице передом. На стене зала заседаний министр юстиции Малюська нарисовал свастику и принялся делать с ней селфи. Бородатый депутат Дмитрук по прозвищу Гантеля подбежал к нему и зарядил в торец.

– Эй, ты чего? – удивился Малюська, выплевывая зуб. – Это же выдающийся шедевр искусства по мотивам произведения самого Бэнкси. Я, конечно, в последний раз рисовал его на стене тюрьмы, но это же так красиво…

– Сорян, чувак, я думал, что ты Порошенко, – смутился Дмитрук. – Дай, думаю, въ#бу.

Докурив, он щелчком выбросил бычок, и тот, описав длинную параболу, упал в остро пахнущую лужу, натекшую из депутатской бутылки. Вспыхнуло пламя.

– Поджоги! – страшно закричала Любовь Шпак. – Смерть нацистам! Позор пьянице и дебоширу Петру Алексеевичу Поро…

– Коллеги, ну кто опять курит в сессионном зале, – укоризненно сказал Разумков в микрофон.

– Так Порошенко ж, – подсказал ему Корниенко.

Дмитрук подбежал к очагу возгорания, выдрал из пола кресло и принялся бить им по полу, гася пламя. Во все стороны полетели обломки и куски горящей ваты.

– Погромы! Вандализм! Вот он ваш мирный протест, господа Стерненки! – воскликнула Любовь Шпак, обводя зал возмущенным взглядом. – Свастика! Пьяные морды в первом ряду!

– Эй, я попрошу без политического буллинга тут ин рада ин экшн, – возмутился трезвый как стеклышко депутат Швец. – Я вот через неделю анализы сдам, а ты, корова тупая…

– Спасибо, коллеги, – лениво сказал Разумков, быстро выключая обоим микрофоны. – Продолжаем обсуждение Закона Украины об осуждении кровавого бунта фашистов у стен Офиса президента во втором чтении. Слово передается…

– Минуточку, у меня объявление, – сказал Арахамия. – Коллеги, только что поступила информация, что наш коллега Николай Тищенко был изнасилован резиновой бабой на 87-м участке, предварительно – баба порвана в лоскуты.

Депутат Иванисов с нетерпеливым рычанием вскочил с места, накинул мешок на голову возвращавшейся к своему месту депутату Шпак и потащил ее за колонну. Минуту спустя к нему присоединился депутат Яременко. На его лице играла восторженная улыбка человека, который намеревается сделать все то, что ему раньше не давали.

– Бля, где мое пиво?! – заорал Арахамия. – Вот здесь только что стояли четыре бутылки пива “Старопрамен”! Да что ж за страна у нас такая!

– А что ты на меня смотришь? – возмутился депутат Юрченко, шаря по карманам в поисках открывашки. – Это Порошенко.

– Вот скотина, – вздохнул Арахамия. – И вроде ж ушел домой уже, а все равно не нажрется никак.

Услышав мерзкую фамилию Порошенко, трезвый, как стеклышко, депутат Швец скривился от невыносимого отвращения, и его мучительно вырвало в декольте депутата Анны Колесник.

– Все, с меня довольно! – истерическим голосом закричала депутат Колесник, порывисто вскочив на ноги. – Надо валить из этой страны!

– Если на майские, предлагаю Мальдивы, – посоветовал ей Арахамия. – Можно за 80 баксов снять уютный сарай с приставными кроватями без матрасов, я лично так ездил. Дорого было, конечно, но я подрабатывал сбором ракушек, а жена делала из них бусы и продавала семейству Порошенко, а мои дети бегали ему в бар за текилой, так и выжили.

При этих словах Арахамия весь как-то осунулся, вздохнул, отгоняя от себя неприятные воспоминания, и подошел к трибуне поболтать с Корниенко.

– Эта Колесник вот вообще не корабельная сосна, – сказал он, раскуривая айкос. – Нервная какая-то, и сиськи слабые.

– Баба нет, – меланхолично кивнул Корниенко. – Баба нет, но в целом мысль толковая. Ты обратил внимание, что со дня фашистского сожжения Офиса президента убийцами и насильниками Вова ни разу на публике не показывался?

– Думаешь, у него кокаиновый шторм? – с беспокойством спросил Арахамия.

– Не кокаиновый, а цитокиновый, – недовольно поправил его Корниенко. – И вообще, при чем тут это. Кабы наш Зеля уже из этой страны не свалил, вот что я думаю. Обстановка сложная, сам видишь, нацистский беспредел, погромы, расправы над русскоязычными…

– Я думаю, что расправы над русскоязычными – это путь в никуда, судари мои, – сказал, подходя к ним, министр Аваков, одетый в вышиванку и косоворотку одновременно. – Следует использовать этот великий и могучий язык как надежду и опору во дни сомнений и тягостных раздумий, о. Негоже, милостивые господа, озорничать как тати на току охально, отнюдь. Как говаривал сумняшеся наш великий писатель Федор Михайлович Гоголевский…

– Лучше скажи, куда девал тело убиенного тобой Вовы Зеленского! – зашипел на него Корниенко.

– Друзья, друзья, успокойтесь, – весело сказал чиновник по особым поручениям Ермака штабс-капитан Арестович. – С Владимиром Александровичем все хорошо, я отправил его на специальную миссию. Слыхали, на днях в Мытищах один чувак весь русский спецназ за восемь часов покрошил?

– Так это был Вова? – восхитился Арахамия.

– Нет, это был я, – сказал Арестович. – А вот когда недавно на русском телевидении ведущая, которая вела антиукраинскую пропаганду, упала на жопу и сломала ногу, то это уже, конечно, Владимир Александрович ей каблук подпилил. В данную же минуту президент выполняет особое задание за линией фронта по ликвидации особо опасных боевиков под моим непосредственным руководством.

Аваков неожиданно ударил кулаком по трибуне.

– Слышь, спецназ, вылезай давай, друзья переживают, – громко сказал он.

Из-под трибуны неохотно высунулось человечное лицо президента Зеленского.

– Скажите, а нацисты уже ушли? – тревожно спросил он.

– Да полно, все улицы кишат, – равнодушно сказал Аваков. – Свастика на свастике, поджоги, вандализм, только что, в частности, изнасиловали народного депутата. Но в Верховной Раде царит закон и порядок, это последний островок здравого смысла в стране.

Зеленский приосанился, вылез из-под трибуны, поставил на нее переносной телевизор и с важным видом включил телеканал “Дом”.

– А теперь, дорогие жители временно оккупированных территорий, в эфире нашего канала – новая программа “Зловещие преступления Петра Порошенко”, – сказала с экрана пресс-секретарь президента Юлия Мендель. – Надеюсь, она поможет вам полюбить Украину еще больше. Давайте разберем новый фейк Порошенко.

На экране возник человек, загримированный под Зеленского (кажется, это был шеф-редактор канала Мацука), сидевший в зуме с фотографиями Меркель, Макрона и Путина.

– Господа, я собрал вас на этот саммит для того, чтобы прекратились обстрелы на Донбассе, – строго сказал фотографиям человек, загримированный под Зеленского. – Поймите, меня это уже реально задолбало. Если через год ничего не поменяется, то я оставляю за собой право…

Дверь переговорной комнаты распахнулась от удара ноги, и в нее ворвался человек, загримированный под Порошенко (кажется, это был ведущий канала Симанский). Изрыгая ужасные проклятия, он вырвал провода из компьютера Зеленского, разбил монитор, украл у Зеленского бумажник с деньгами для раздачи детям и трусливо убежал, поджав хвост.

– Самое смешное, что теперь Порошенко и его порохоботы пытаются врать, что Путин, Меркель и Макрон якобы обсуждали Украину без Украины! – с сардоническим смехом сказала Мендель. – И только что нам пришло срочное сообщение, что жена Владимира Зеленского провела личные переговоры с женой Макрона и договорилась о значительных геополитических договоренностях. Три дня французская пресса не умолкает! При этом жен Путина и Меркель на эту встречу не пригласили. Шах и мат, Петр Порошенко!

– Ну что ж, неплохо, – хмыкнул Зеленский и переключил канал. Там показывали развлекательное шоу “Маршрутка с Виталием Кличко”, в котором Виталий Кличко лично ездил за рулем маршрутки с табличкой “Можно без спецпропусков” и бил тех, кто верил и действительно лез без пропусков.

Зеленский переключил на международные новости.

– Только что на аукционе “Sotheby’s” была продана за совершенно бешеные, неимоверные деньги дверь Офиса президента Украины, расписанная вандалами, – сообщила ведущая. – Имя продавца, как и имя покупателя, не разглашаются.

– Порошенко! – в один голос догадались все.

– Погодите, но это же вещдок! – опомнился Зеленский. – Эта дверь еще полчаса назад стояла вот здесь, возле трибуны! Кто украл ее? Кто купил?

– Порошенко украл, – терпеливо, как больному, объяснили ему все. – Он же и купил. Это же очевидно. Это как с телеканалом “Прямой”.

Зеленский тяжело оперся о трибуну и окинул зал заседаний невидящим взглядом. Стены помещения были закопчены, изрисованы свастиками и расписаны надписями “Порох лох”. Трезвый, как стеклышко, депутат Швец спал вповалку со всем первым рядом. Депутат Качура в попытке обмануть сенсорную кнопку с помощью горячего предмета подпалил четвертый ряд. Депутат Третьякова, украдкой зигуя, кидала в этот огонь воображаемых детей низкого качества. Депутат Камельчук поймал НЛО и вводил ему шприцами розовые пенки магического Млечного Пути. Из-под пиджака депутата Юрченко выпала гиря, которую пять минут назад у депутата Гантели украл Порошенко, Гантеля ее признал и теперь бил Юрченко головой об колено, попутав его с Порошенко. Депутат Богуцкая надела на голову мешок и тащила за колонну депутата Иванисова. Познавший табу депутат Яременко сидел с разочарованным лицом и смотрел в одну точку.

Пропикало табло.

– Закон Украины об осуждении кровавого бунта фашистов у стен Офиса президента принят во втором чтении и в целом, – лениво объявил Разумков. – Уважаемые коллеги, всем спасибо за плодотворную работу.

Жизнь в стране входила в законное русло.

Источник: censor.net
Вам также может понравиться