Оккупация культурного пространства

Кристина Морозова

Были времена, когда у нас не было войны с Россией. В этом просто не было необходимости, ведь все украинское культурное пространство был в крепких объятиях «старшего брата».

Были времена, когда в нашем А классе киевской школы все дети на переменах говорили на русском, кроме одной девочки. А знакомые звали меня «Кристина, как Кристина Орбакайте», так как других ассоциаций в мире нет. И чего вы вот випендриваетесь со своим «гвинтокрилом» и «паротягом», не можете сказать нормально?

Были времена, когда чтобы почитать поэзию, ты находил Ахматову, Цветаеву, Маяковского или Блока. И дело не в том, что это плохая поэзия. Дело в том, что когда о существовании крутой и интересной украинской литературы ты узнаешь на первом курсе филфака — это то нездорово. Русская интеллигенция страдала от сталинского режима, но это у нас были Сандармох и Соловки.

Было время, когда Сергей Жадан собирал какие-то подпольные тесные подвалы, а не оперные театры. Были времена, когда, кто это вообще такой.

Были времена, когда все обсуждали выпуск программы «Окна», когда Нагиев «попал в больницу», сто раз смотрели номера Галкина и Задорнова, а на Новый год шла «Ирония Судьбы», переходя в «Старые песни о главном», очередной российский мюзикл и выступления этих безумных русских бабок Матрены и ЦвЯточка. Я не гуглила! Я до сих пор помню, как их зовут. Я зачем-то до сих пор помню, как выглядит сын Сергея Зверева. Правда, в подростковом возрасте.

Было время, когда ты включал телевизор и не понимал, в чем вообще разница между Украиной и Россией, а украинский дубляж Альфа, хотя и был смешным, но звучал очень необычно.

Были времена, когда чтобы показать «другую точку зрения», нужно было пригласить на эфир какого-то пророссийского политика, регионала или коммуниста, который начнет тебе наваливать о страшном НАТО, фашиста Бандеру и большую общую пабеду. И ничего ты с ним не сделаешь, должен выслушать, а правда где-то посередине.

Было время, когда большевистские вожди и советские названия улиц казались неизбежной частью городского пространства. Ну слушай, экзамены по научному коммунизму ты не сочиняешь, что тебе еще надо? Бронзовые деды здесь были всегда и обязательно должны быть, это закон природы, как «посмотрел на сварку — ослеп», «намочил манту — умер».

Но потом как-то вдруг оказалось, что Ленину можно дать пинка в прямом и переносном смысле. Что пророссийские политики — преступники и при первой возможности бежали в рф, где им и место. Что ты можешь прожить, общаясь на украинском даже с таксистами и работниками колцентра. А культура вашей страны может спокойно развиваться, изолировавшись от первого канала Константина Эрнста.

Война — это не только тогда, когда стреляют. Война — это когда ваше культурное пространство, ваши глаза, уши, ваше чувство прекрасного оккупировали, а вы этого годами не замечаете.

Единственный выход — это продолжать строить все более прочные баррикады из украинской литературы, кино, театра, музыки, украинского телевидения, журналистики. Конечно, интегрированных в мировой контекст. Для самых разных аудиторий и вкусов. У нас нет другого выхода, кроме как перетаскивать на украинскую сторону дорогих наших граждан, любителей Пугачевой-Киркорова, Михалкова, российского блатняка и бальшой стирки. Иначе Матрена и Цветочек всегда готовы вернуться и рассказать вам несколько очень смешных шуток. Они, как и Ленин, вечно живые.

Источник: inforesist.org
Вам также может понравиться