От российского царя устали даже в Кремле

Сергей Климовский

В Кремле не слишком надеются, что ФСБ и Служба внешней разведки РФ смогут добиться выхода Украины из Минского соглашения. Поэтому параллельно силами ГРУ стремятся создать поводы для обвинения Украины в срыве переговоров, идущих шесть лет, и на этом основании хлопнуть дверью и уйти с них.

Как результат имеем «тонкую» работу ФСБ, СВР и аффилированных с ними структур по навязыванию украинцам идеи срочного выхода из этого переговорного процесса. С другой стороны, наблюдаем «толстую» работу ГУ Генштаба и всего ведомства Шойгу с его приложениями типа «частных» фирм Пригожина и «общественных» организаций Суркова вроде «Союза добровольцев Донбасс». Эти через день строчат ультиматумы Пушилина, прицельно палят из гранатомётов, минируют дороги и поджигают леса в оккупированных районах Луганской и Донецкой областей, надеясь раздуть пожар. Если не мировой, то по крайней мере, всеукраинский.

Третью тактику выхода из переговоров ненавязчиво предлагает Кремлю ведомство Лаврова. Оно советует объявить Минск небезопасным местом, а Беларусь – ещё одним несостоявшимся государством из-за начавшейся в ней революции и поискать на глобусе другую точку для встреч. Поиск можно растянуть до такой же бесконечности, как и сами переговоры с Украиной в Минске, а взятая пауза формально не будет считаться отказом от них. Ни войны, ни мира и переговоры не вести, если перефразировать Троцкого.

Главное, можно сказать, даже всеобъемлющее достоинство, предложения ведомства Лаврова, – оно позволяет оставить всё как есть и выйти из переговоров, формально из них не выходя. ФСБ и СВУ смогут спокойно продолжить плести свои интриги в Украине и никакой секвестр бюджета РФ, которым её население стали пугать правительство и лица, изображающие оппозицию, их деятельности не грозит. Денег для подрывной работы в Украине кремлёвцам никогда не было жаль, поскольку это даже не святое, а сакральное.

«Шойговские» и «пригожинские» тоже смогут продолжить заниматься тем, чем с 2014 г. они занимаются, и без всяких авралов вроде ультиматумов Пушилина и вселенского пожара на Донбассе. То есть, продолжать вывозить в РФ из этих районов Украины всё, что можно переместить в пространстве, и время от времени постреливать, чтобы о них не забыли в мире. Совсем не стрелять они не могут, иначе о «ДНР» и «ЛНР» забудут так же, как о Приднестровской, Абхазской и Южноосетинской народных республиках.

Но огромный недостаток предложения ведомства Лаврова – оно равнозначно плевку в расположенную к России ранимую душу Александра Лукашенко и означает объявление его нелегитимным президентом. Шикарный подарок Белоруской революции от Кремля. Однако, сделать его нельзя. Не только из-за солидарности Москвы со всеми автократиями, монархиями, хунтами и кликами во вселенной, но и потому, что ранимая душа Лукашенко это не выдержит и уйдёт на Запад навсегда и безвозвратно со всеми семью белорусскими областями. После никакими скидками на газ и нефть её оттуда уже не выманишь. Более того, израненная со всех сторон душа Лукашенко может так сильно обидеться, что будет требовать вернуть Смоленский и Брянский субъекты Российской федерации, украденные некогда Москвой, и начнёт читать ей лекции по истории.

Поскольку израненную душу Лукашенко лучше сейчас вообще не трогать, пока она не прилетела в Москву и не подписала все бумаги о полной и безоговорочной интеграции, то предложение ведомства Лаврова, несмотря всю свою привлекательность, подлежит лишь обсуждению, но не принятию. Если принять во внимание, что душа Лукашенко и после подписания, останется труднопредсказуемыми для Кремля потёмками, и может в любой момент заявить о том, что она передумала интегрироваться в широкую российскую душу, то придётся и дальше называть Минск самым спокойным и безопасным городом планеты.

Особенно для встреч с теми украинцами, которые туда прилетают на переговоры, а не теми двумя сотнями украинцами, которые, по мнению Лаврова, там поселились 8 августа и за одну ночь с 9 на 10 августа поставили всю Беларусь на уши. Лаврову хотелось сказать для весомости о трёхстах матёрых украинских боевиках, но он испугался аналогии с тремя сотнями спартанцев, которые сжали кулак и произнесли: «Персы не пройдут!». Тем более, когда есть сага о 33-ёх «вагнеровских» чудо-богатырях. Поэтому пришлось остановиться на двух сотнях украинцах, которые за одну ночь потрясли всю Беларусь от Гомеля до Витебска. Притом, что это выходит по три десятка украинских супербоевиков на одну белорусскую область и какой эффект.

Шварценеггер в недоумении, как им это удалось. ФСБ тоже не в силах объяснить столь грандиозный успех СБУ, и полежит расформированию как совсем безнадёжная контора, способная осуществлять лишь успешные операции по опустошению госбюджета РФ. И всё потому, что Лавров побоялся символизмов цифры 300, а 400 – это целый батальон и он «потеряться» не может по всем канонами военного искусства и разведки. Разумеется, если это не российский батальон в Украине. Ведомство Шойгу как «теряло», так до сих пор продолжает терять их. Если такой потерянный батальон находят ВСУ или спутники США, и хотят вернуть владельцу, то оно выдаёт справку, что этот батальон не потерян, а находится в отпуске и летит всем составом в Антарктиду, то ли охранять пингвинов, то ли просто на них посмотреть.

По совокупности причин предложение ведомства Лаврова не принимают и не примут. Вопреки тому, что оно не требует финансирования, и мнение Кремля по поводу того, как ему лучше выйти из переговоров с Украиной, так и будет колебаться между мнением ФСБ и мнением ведомства Шойгу в поисках «золотой середины» и средней линии. Колебаться оно будет до тех пор, пока системный кризис в России не начнёт диктовать Кремлю свою повестку дня.

Собственно, стремление Кремля если не выскочить из переговоров с Украиной, то по крайней мере, поставить их на длинную паузу, – это одно из проявлений такого диктата. Москве по не многу, но становится не до Украины, несмотря на застарелую одержимость идеей, что с Украиной надо что-то делать. Что именно и зачем, в Москве, чаще всего, и сами не знают. Но с момента мифологизированного «воссоединения», московитов всё время мучает опасение, что украинцы вот-вот «рассоединяться», сколько не внушай им, что они малороссы или русские, испорченные поляками.

Что делать в случае, если переговоры таки, удастся прекратить, в Москве толком не знают. Превалирует просто подсознательное желание свернуть их в трубочку и забыть об Украине на какое-то время, чтобы сосредоточится на собственных проблемах. В Кремле хотят сделать вид, что не было ни аннексии Крыма, ни оккупации её восточных районов, ни терактов, ни хамства в ООН, ни имперской пропаганды, ни малазийского самолёта, – ничего не было.

Государство российское, наконец, устало от Украины. Оно очень хочет сделать вид, что никогда не было знакомо с Украиной, а сами кремлёвцы устали от идеи российского государства и от своих обязанностей поддерживать и наращивать его имперский имидж. Наступает время перенапряжения сил империи и её мучает крепатура, не только мышц, но также мозга и нервов. У империи начинают сдавать нервы, перед глазами плывут круги и видятся распятые мальчики в трусах. Пандемия, падение цен и спроса на нефть, а также кое-что другое уже с февраля стали путать все планы империи на этот год. По инерции она всё ещё пытается скушать Беларусь, устало отмахиваясь от протестов в Хабаровске и много другого.

В Кремле сейчас с радостью признали бы, что не только Украина, но и Хабаровский край, – это тоже не Россия, и нет им никакого дела до всего этого. Системный кризис нарастает и кремлёвцам всё больше хочется просто спрятать голову от него куда-нибудь, и таким приятным способом снять все свои проблемы. Разумеется, не в песок, а в подушки уютного бункера и с приятной компанией. Вот только системный кризис в РФ им это не позволит сделать.

Источник: inforesist.org
Вам также может понравиться