Почему “Ставанджер” за разлив пальмового масла оштрафовали, как за разлитую нефть?

Открытое письмо директора "Марино Шиппинг" по поводу действий Одесской прокуратуры и Госэкоинспекции.

Выход из порта Южный судна “Stavanger” для компании судовладельца обошелся дорогой ценой. Пролитое масло стало причиной скандала национального уровня.

Бывший глава Государственной экологической инспекции Егор Фирсов заявил, что его уволили, чтобы освободить судно сингапурской судоходной компании и не взыскивать штраф с судовладельца. В ответ на обвинение в коррупции в редакцию Цензор.НЕТ директор компании “Марино Шиппинг” Кенни Бех Ханг Чуй передал открытое письмо, адресованное Владимиру Зеленскому, где пожаловался на беспредел Госэкоинспекции и Одесской прокуратуры, и заявил о готовности предоставить все материалы антикоррупционным органам.

Инцидент с судном “Stavanger” – важный сигнал для украинского бизнеса и для иностранных предпринимателей: “меняется ли у нас что-то в стране с экологией или чиновники по-прежнему используют любой предлог, чтобы “кошмарить” бизнес, и принуждать бизнес откупаться?”

Попробуем разобраться в том, что произошло на самом деле.

Итак, 30 апреля судно “Stavanger” зашло в акваторию порта Южный для разгрузки пальмового масла. Во время разгрузки произошел аварийный разлив груза.

Поскольку пальмовое масло на поверхности воды при температуре до 30 градусов пребывает в твердом состоянии и это фактически пищевой продукт, его оказалось легко собрать, и в тот же день пальмовое масло собрали. Последствия загрязнения были устранены, а 4 мая судовладелец оплатил счет, выставленный администрацией порта за эту работу. На место происшествия прибыли сотрудники Государственной экологической службы для определения размера ущерба, который они определяли и рассчитывали целых 6 дней.

5 мая эту ситуацию сделал широко известной глава Государственной экологической инспекции (еще будучи в должности) Егор Фирсов:

Фирсов отметил, что “тяжелых последствий для окружающей среды удалось избежать, большинство работ по ликвидации последствий разлива уже завершены”. Но удивительно, что размер штрафа за уже устраненный ущерб “без тяжелых последствий” был назван самый високий – 65 миллионов!

Для сравнения размеров штрафов – например меткомбинат имени Ильича, который красит небо Мариуполя в красный цвет, инспекция оштрафовала на 10 миллионов, а Кременчугский нефтеперерабатывающий завод оштрафовали на 1,8 миллиона. В результате выноса на берег и затопления танкера “Делфи” на одесский пляж 22 ноября 2019 года нормы загрязнения были превышены в 53 раза, топливо залило берег, но никаких штрафов судовладельцу не выставили до сегодняшнего дня!

В случае судна “Stavanger” Фирсов своим решением от 5 мая 2020 года запретил выход судна из порта.

Как поясняет адвокат Евгений Сукачев, старший партнер Black Sea Law Company, которая представляет интересы судовладельца компании “Марино Шиппинг”, сумма ущерба необоснованно завышена, поскольку фактический ущерб окружающей среде остается под вопросом, а сумма штрафа – предмет судебного разбирательства.

А вот ежедневными расходами на содержание судна все четко понятно – каждый день простоя судна класса “”Stavanger” стоит почти 25 тысяч долларов.

Подобная история уже была в Южном в 2013 году. Тогда также был разлив пальмового масла при перегрузке, который был также быстро устранен. И точно так же без законной экспертизы был наложен огромный штраф, как будто был разлит не безобидный пищевой продукт, а по методике компенсации за… высокотоксичные отходы! На самом деле пальмовое масло при температуре 30 градусов становится твердым и остается на поверхности воды, его легко собрать, фактического ущерба природе нет. Судовладельцы судились несколько лет и выиграли дело, однако деньги, которые у них забрали в 2013-м, они продолжают возвращать до сих пор. По сути средства, которые государство берет как обеспечение иска, превращаются для судовладельцев в долгосрочные убытки. За все эти годы Госэкоинспекция не изменила методики расчета ущерба и по-прежнему приравнивает масло к нефти.

Если бы конечной целью Госэкоинспекции была защита окружающей среды, то уже давно бы приняли все необходимые нормативно-правовые акты, для того чтобы установить четкий механизм расчета убытков и не создавать проблем налгоплательщикам. Но в Украине до сих пор действует практика госчиновников – создать все возможные препятствия для судовладельца, чтобы потом с ними шли “договариваться”, и прокуратура Одесской области сделала все возможное, чтобы судовладелец получил максимальные проблемы.

Цель действий прокуроров – заблокировать выход судна из порта, чтобы судовладелец пришел “договариваться”, посмотрите сами.

Сначала, Прокуратура Одесской области с помощью решения Госэкоинспекции подала иск в Хозяйственный суд Одесской области. По результатам рассмотрения дела, судовладелец внес на депозитный счет суда сумму в размере 1 000 000 долларов США и предоставил гарантийное письмо от The London Р&І Club на сумму 2 443 836 долларов США. То есть общая сумма даже превышает первоначальные требования экологической инспекции. Судовладелец своими действиями доказал суду, что не намерен избегать ответственности.

Но прокуратура одновременно подала заявление об аресте в рамках уголовного дела этого же судна в Южненский городской суд Одесской области. И буквально через час после решения Хозяйственного суда, судья Южного городского суда Одесской области Барановская Земфира Илимдаровна – наложила арест на судно, причем арест бессрочный!

Вряд ли это хорошее продолжение карьеры для прокурора Коминтерновской местной прокуратуры Терещенко А.В., и.о. главы Коминтерновской прокуратуры А. Арсенюка и его заместителя Нейкова Л.А., следователя Веретильник Н.В., и конечно верной служительницы Фемиды судьи Южного городского суда Одесской области Барановской З.И. Скорее, это клеймо. Несомненно, все действия этой бльшой группы правоохранителей заранее согласовываются областной прокуратурой. Но проводить служебные расследования – это уже компетенция вышестоящих органов.

С 21 по 28 мая состоялось четыре судебных заседания в Одесском Апелляционном суде, в результате чего решением суда определение судьи Южного городского суда Одесской области Барановской З.И. от 15 мая было признано незаконным и отменённым. Но коллегия судей решила дать возможность следственным органам хоть как-то реабилитироваться и назначила арест судна ограниченным сроком до 6 июня для проведения следственных действий. Казалось бы, есть время для проведения следственных действий – надо провести экспертизу ущерба окружающей среде, вдруг, на самом деле, ущерб даже превосходит оценки Фирсова? Но нет.

Тем не менее, прокуратура 4 июня предприняла попытку в третий раз наложить арест на судно, но уже в четвертом в этом деле, Коминтерновском районном суде! Однако судья отказал прокуратуре, которая спустя месяц так и не представила экспертизу нанесенного разливом масла ущерба. После проведения осмотра, “Stavanger” покинул территорию Украины. Освобождение судна произошло в результате решения основании принятого судебного решения Одесского апелляционного суда, которое подтвердили Хозяйственный суд и суд первой инстанции. Это не было произвольное решение какого-то чиновника или правоохранительного органа.

Тем более неожиданно в этой ситуации прозвучало сенсационное заявление Егора Фирсова на его странице в Фейсбук 5 июня: “Если помните, в конце апреля я сообщал о судне “Stavanger”, которое в порту “Южный” сбросило в море 8 тонн пальмового масла. Тогда инспекция сразу же зафиксировала факт загрязнения окружающей среды. Ущерб экологии был оценен экспертизой в 65 млн грн. Судно “Stavanger” было задержано нами до тех пор, пока его владелец (корабль ходит под флагом Тувалу) не компенсирует убытки.

Через третьих лиц мне сразу же стали передавать просьбы “порешать” и отпустить корабль. Именно поэтому я держал дело “Stavanger” на особом контроле. Позиция инспекции была однозначна – нарушитель выплачивает штраф в полном объеме. Но, видимо, наша принципиальность не понравилась руководству Кабмина.

После того, как меня без объяснения причин уволили, мне сразу же стало известно, что за “Stavanger” занесли, и его скоро отпустят. Но я не стал говорить об этом до официального подтверждения, чтобы не выглядело так, будто я от обиды поливаю грязью невинных людей. Теперь же имеем и официальное подтверждение. Вчера господин Малеванный своим распоряжением отпустил “Stavanger” на все четыре стороны. Ни копейки штрафа в бюджет судно не уплатило. Решение Малеванного базируется на том, что “Stavanger” якобы перечислил 26 млн грн на депозитный счет хозяйственного суда Одессы. Но, во-первых, эта сумма почти в 3 раза меньше размера ущерба. А во-вторых, это не штраф. Через пару месяцев эту историю тихо сольют, эти деньги вернут владельцу судна, и история закончится ничем. Сотрудники инспекции, которые за время нашей работы уже отвыкли от хамской коррупции и откровенного взяточничества, сейчас просто в шоке”.

Евгений Сукачёв, представляющий интересы “Марино Шиппинг”, обвинения в коррупции опроверг:

“Могу лишь выразить свое возмущение и разочарование заявлением г-на Фирсова. Никаких коррупционных действий с нашей стороны, как защитников, так и лично со стороны нашего клиента, не осуществлялось. Надеюсь, г-н Фирсов не будет голословным и поступит так, как поступают законопослушные граждане, а именно – сообщит о совершении преступления в антикоррупционные органы Украины с указанием: кто именно с ним общался и предлагал взятку якобы в интересах нашего клиента. Могу заверить, что мы к этому непричастны и нам не было никакого смысла это делать, поскольку мы в законном порядке выиграли суд относительно отказа Госэкоинспекции в лице прокуратуры в аресте судна! Меры обеспечения, которые были предоставлены нашим клиентом в виде внесения средств на депозит и предоставления гарантийного письма, надежно обеспечивают выплату любых сумм компенсации за возможные последствия разлива масла. Хочу обратить внимание г-на Фирсова, что Украина ратифицировала Брюссельскую конвенцию об унификации некоторых правил, касающихся ареста морских судов 1952 года. И эта конвенция устанавливает, что арест на судно может накладываться исключительно по решению суда, специально для того, чтобы лишить государственные органы прав произвольно ограничивать коммерческую деятельность судовладельцев. Суд 15 мая установил меры обеспечения, дальнейший арест и задержание “Stavanger” были откровенным произволом и ничего общего с правосудием не имели.

Я скажу, как должен был бы действовать г-н Фирсов по закону. Во-первых, соответствующая Экологическая инспекция должна была в течение суток, максимум двух, рассчитать убыток и предъявить претензию судовладельцу, а не через 6 дней (!). Затем, согласно Брюссельской конвенции, он был обязан обратиться к капитану порта с просьбой о необходимости задержания судна на 72 часа, если это было необходимо, согласно порядку, предусмотренному Кодексом торгового мореплавания Украины. В течение предоставленных 72 часов Инспекция имеет возможность обратиться в соответствующий суд с обоснованным заявлением об аресте судна, которое (заявление) должно быть рассмотрено судом в течение 48 часов согласно статье 140 Хозяйственного процессуального кодекса Украины. Только наложенный судом арест, является законным. Кроме того, мера ареста может быть официально заменена на депозит, что позволяет вернуть судно в хозяйственную деятельность.

Госэкоинспекция же в лице г-на Фирсова посчитала, что судно можно задержать без суда и фактически взять в заложники. Потратить время на обращение в суд экоинспекция, видимо, не желала. После благополучного выхода из порта 6 июня, судно повторно заходило в порт Южный, и без каких-либо проблем осуществило погрузку, что в очередной раз доказывает, что Судовладелец не намерен уходить от ответственности”.

Мы задали вопросы самому Егору Фирсову по сути его неожиданного заявления:

“- Почему Госэкоинспекция не провела экспертизу и не определила методику для определения ущерба от пальмового масла? Такой разлив уже был в 2013 году, штраф был признан безосновательным в суде, государство выплачивает компенсацию.

Во-первых, мы начисляли убытки судну по методике, которая действовала на тот момент. Во-вторых, в 2013 году судовладелец все же оплатил беспрецедентную сумму штрафа. Так, в рамках хозяйственного дела суд удовлетворил иск прокуратуры, поданный в интересах государства в лице экоинспекции, и только через 4 года суд допустил поворот исполнения решения, и государство вынуждено выплачивать компенсацию обратно. По моему мнению, это было допущено, потому что судом инспекция не занималась должным образом, и если бы судебное представительство осуществляла моя команда, мы бы не допустили такого исхода.

В случае с судном “Stavanger” наша команда готова была привлечь любые независимые лаборатории, предложенные представителями судовладельца для того, чтобы урегулировать вопрос оплаты штрафа в досудебном порядке. Мы планировали зайти совместно вместе с нашими специалистами и представителями порта для проведения повторной экспертизы и пересчета объемов разлитого пальмового масла, но принятие этих решений совпало на момент снятия меня с должности руководителя экоинспекции по решению Кабинета Министров.

-Были еще случаи загрязнения морскими судами за время вашей работы кроме “Ставангера”? Какие штрафы они получали?

Подобный масштаб загрязнений морским иностранным судном случился впервые за время моей работы в экоинспекции. Кроме того, и само решение по запрету судну на выход из морского порта до оплаты выставленного штрафа принималось мною как руководителем экоинспекции впервые в истории этого органа. С самого начала работы наша команда изменила процедуру взаимодействия с судами, были отменены все приказы, по которым раньше центральный аппарат поручал принимать такие решения морским инспекциям, что противоречило Кодексу торгового мореплавания и использовалось как аргумент для обжалования штрафов в украинских судах. Тем самым мы устранили практику принятия безосновательных решений по удержанию судов в морских портах.

В случае с судном “Stavanger” случилась масштабная экологическая катастрофа. Штраф же ММК имени Ильича был начислен по результатам проведения обычной внеплановой проверки, по заявлению от физического лица, и только в рамках предмета заявленных нарушений. Если бы проверка была комплексной и на тот момент действовала бы методика расчета размеров возмещения убытков, причиненных государству в результате сверхнормативных выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух, то штраф был бы начислен в значительном размере. Несмотря на это, впервые за всю историю существования экоинспекции ММК выплатил такую рекордную сумму штрафа за нарушение законодательства в сфере окружающей среды. Именно под конец моей работы все же удалось добиться регистрации методики по воздуху в Минюсте, так что с 15 мая 2020 года экоинспекция наконец-то возобновила действие своих полномочий по проведению результативных проверок предприятий, которые не соблюдают украинское законодательство об охране атмосферного воздуха”.

Тем временем, обвинения Егора Фирсова вызвали резонанс за рубежом, и публичный ответ пришел из Сингапура. В редакцию Цензор.НЕТ поступило открытое письмо главы компании “Марино Шиппинг” президенту Зеленскому:


Какой вывод можно сделать по данному скандалу.

  • Все обвинения, которые выдвинул Фирсов, должны стать основанием для расследования НАБУ и ГПУ, по которым в точно обозначенные сроки должны быть проведены заслушивания и приняты процессуальные решения. Потому что в близкой перспективе могут последовать судебные иски, и государство должно для себя определить – это была борьба за экологию или попытка нанести ущерб судоходной компании?
  • Госэкоинспекция за все эти годы не внесла элементарные изменения в правила. Генеральная прокуратура, Одесская прокуратура, Госэкоинспекция считают, что выносить штрафы и задерживать выход судов можно без получения решений суда. Это, конечно, смахивает на большевизм. И эта практика продолжается и сейчас. Выбивать штрафы удобней всего из компаний, которые пытаются действовать легально в законном порядке.
  • На разлив нефти танкера “Делфи” прокуратура Одесской области и экологи громких заявлений и арестов не сделали. Самым главным штрафом по всем морским судам стало судно сингапурской компании, ущерб от действий которого в законном порядке не установлен, а все продукты, которые пролились в воду, полностью собраны.
  • Кабмин должен рассмотреть ситуацию и вынести решение по существу по делу “Ставанджер” – насколько соответствует порядок действий Госэкоинспекции в портах международным правилам. Нормы расчета ущерба должны быть определены детально. Выводы должны быть публичны, на заседание надо пригласить и Егора Фирсова, и представителей “Марино Шиппинг”.
  • Зарплаты в Госэкоинспекциях – 8 тысяч гривен. Скажите, может, пора прекратить эту имитацию и поднять зарплату? Ведь это лицо нашей страны, это часть нашего товарооборота. Профессиональные требования надо начинать с организации профессиональных условий работы.
  • Видны основания для взыскания с государственного бюджета убытков за необоснованный арест иностранного судна. Поэтому вполне логично создать депутатскую следственную комиссию и рассмотреть дело “Ставанджер” на парламентском комитете, в прямом эфире. Надо изучить, а сколько наложенных штрафов потом отсуживают в судах – и почему? Из-за коррупции или из-за того, что они сами по себе наложены незаконно? Кто должен нести ответственность? На эти вопросы надо дать ответ нам самим, пока открытые письма не начали публиковать в зарубежной прессе.
  • Источник: censor.net.ua
    Вам также может понравиться