Почему у ЕСОЗ, которую строят в Украине, нет ничего общего с eHealth в международном понятии этого слова?

Беседуя с заместителем министра здравоохранения Ярославом Кучером о перспективах развития нашей электронной системы охраны здоровья (ЕСОЗ) или, привычнее, eHealth, мы не успели обсудить один очень важный вопрос – о стабильности и безопасности самой системы. Однако недавние события заставили вернуться к теме. Миллион гривен в месяц + 30 миллионов в год. Как развивается система eHealth в Украине?

На странице НСЗУ в соцсети Facebook появилось заявление о том, что ЕСОЗ не справляется со своей работой – слишком долго обрабатывает запросы.

Как пояснялось далее в посте, нагрузка на систему постоянно растет. В ней содержатся данные более 30 млн пациентов, реестры свыше 3700 медицинских учреждений, ежедневно создается более 650 тыс. медицинских записей, из них – более 110 тыс. направлений и более 50 тыс. рецептов. В общем, каждый час в центральную базу данных поступает 2,5 миллиона запросов, 700 – каждую секунду.

По словам Дмитрия Черныша, директора департамента развития электронной системы здравоохранения НСЗУ, “такая ситуация сложилась из-за нехватки финансирования. Сумма, которая нужна на развитие и бесперебойное функционирование ЕСОЗ, составляет 104,2 млн грн. Из них 5,3 млн грн – на разработку и создание нового функционала в ЕСОЗ, 25 млн грн – на администрирование системы и 28,8 млн грн – на функционирование дата центра, который отвечает за уровень мощности.

Эта сумма была представлена ​​НСЗУ в составе бюджетного запроса на 2020 год еще в ноябре 2019 года. Кстати, для понимания, для обеспечения работы реестров Минюста нужно 360 млн грн ежегодно.

Однако М0З согласовал только 9 млн. грн. Это почти в двенадцать раз меньше, чем нужно вообще для развития, администрирования и работы системы. Это лишь треть от того, что нужно для закупки вычислительных мощностей в дата-центре для ЕСОЗ. Соответственно, этих средств хватило на закупку втрое меньших ресурсов для обработки и хранения информации в ЕСОЗ. Что привело к значительным техническим задержкам в работе системы”.

Как успокоил Дмитрий Черныш, “на сегодня Минздрав все-таки начал процедуру выделения финансирования. Но она займет определенное время. Чтобы не затягивать, мы пересмотрели статьи расходов, которые сейчас доступны для НСЗУ. Есть защищенная статья по коммунальным расходам для НСЗУ. Решили временно отдать эти средства на покрытие дефицита за период, пока Минфин согласует основное финансирование. Это переходное решение согласовал Минздрав, что позволило нам немедленно начать процедуру закупки дополнительных мощностей. Сообщение об этом уже размещено на Прозорро.

Также, чтобы выровнять ситуацию, мы перебросили мощности тестовой площадки на основной ресурс. То есть серверы, оперативную память, место на жестких дисках тестовой площадки мы отдали, и фактически остались без этой тестовой площадки”.

“Сейчас в ЕСОЗ есть три ключевые фигуры и роли: МОЗ, НСЗУ и ГП “Электронное здоровье”. Мы ожидаем от Минздрава, который имеет функцию полисимейкера, соответствующих действий. А именно разработки и формирования концепции развития ЕСОЗ и стратегии, привлекая к ее созданию максимально широкий круг участников – государственные органы, международных партнеров, представителей МИС и медицинского сообщества”, – отметил Дмитрий Черныш.

Он также добавил, есть еще важная вещь, которая в полномочиях и сфере ответственности МОЗ – принятие ряда нормативных документов, которые освободят врачей от обязанности фиксировать данные не только в электронной системе здравоохранения, а и на бумажных носителях”.

Д. Черныш отметил, что “при условии надлежащего финансирования, в том числе и на развитие ЕСОЗ, должны воплотить амбициозные планы. Запустить в полном режиме электронный кабинет пациента, создать электронный больничный, реализовать проект еМалятко, внедрить дополнительные модули, в частности вакцинации, осуществить внешнюю интеграцию ЕСОЗ с ключевыми государственными реестрами, а также с системами других стран”.

О возможном возникновении проблем с электронной системой здравоохранения уже давно говорят эксперты. Несмотря на невнятные заявления МОЗ, всем было ясно, что проект реализуется без концепции, без стратегии развития и даже без технического задания. Но как так получилось, что все эти годы eHealth развивалась, по сути, как бог на душу положит? Почему этот поезд поставили впереди паровоза?

Об этом мы беседуем с замдиректора Центра медицинской статистика МОЗ Украины, бывшим консультантом проектов Европейского Союза, Всемирного банка, ПРООН, также проекта USAID “Финансирование и управление здравоохранением” Сергеем Дяченко.

– Систему eHealth в Украине назвали “Электронная система здравоохранения”. Считаю, что это очень правильно, поскольку у ЕСОЗ, которую строят в Украине, нет ничего общего с eHealth в международном понятии этого слова. Давайте сразу разведем эти два понятия – ЕСОЗ и eHealth.

– Недавно я озвучил 5 “золотых правил”, по которым должны создаваться национальные системы eHealth-среды.

  • Медицинские записи хранятся на информационных ресурсах того медицинского учреждения, где они были сформированы (EMR). В центральной БД должны храниться только ссылки на наличие этих данных, а также краткие итоговые данные (summary report) для статистики
  • При необходимости, система eHealth должна обеспечить “передачу” необходимых медицинских записей пациента лечащему врачу по запросу в системе, который в данный момент работает с пациентом (EHR)
  • На каждом уровне управления системой здравоохранения накапливаются только те данные, которые необходимы и достаточны для принятия управленческих решений соответствующего уровня (HMIS)
  • Фундаментом развития национальной eHealth среды являются утвержденные в государстве национальные медицинские информационные стандарты
  • Для всех участников eHealth среды государство должно создать соответствующие мотивационные условия для стимулирования развития eHealth и инвестирования средств
  • – На самом деле подробно рассказать о центральном компоненте могут лишь те, кто его делал. Это связано с тем, что информация о системе ЕСОЗ не раскрывается, профессиональной общественности ничего не известно о ее архитектуре и о том, какая информация и где хранится, как обеспечена безопасность персональных данных. Но на самом деле подход, о котором я сказал ранее, правильный с точки зрения именно безопасности. Потому что он максимально защищает данные пациентов. Только пациент может давать право кому-либо из медицинского персонала пользователей ЕСОЗ открыть его карточку и самое важное – это четко фиксируется в системе eHealth. Кстати, насколько мне известно, некоторые МИСы в своей архитектуре заложили именно такой подход в работе с персональными данными пациентов.

    Как таковой карточки пациента, о которой все сегодня говорят, в одном месте “на центральном уровне ЕСОЗ” не должно существовать. Она может быть только в базе данных у семейного врача, который обслуживает данного человека. Все остальные пользователи “правильной системы eHealth”, начиная от заведующей амбулаторией, главного врача центра первичной медико-санитарной помощи, главы райздрава или облздрава, персонала НСЗУ и Министерства не имеют права видеть эту карточку. В соответствии c идеологией с правильного eHealth, а именно компонента HMIS (Health Management Information System) на каждом уровне управления системой здравоохранения персонал, использует только необходимую информацию для принятия управленческих решений и там нет персональных данных.

    Почему так делается? Потому, что даже если администратор какого-то учреждения, повелся, скажем так, на некие не совсем корректные предложения, то максимум что он сможет несанкционированно отобрать, это лишь те данные, которые находятся на сервере этого медучреждения.

    – Вся информация, которая уже накопилась в НСЗУ, а именно – персональные данные по человеку, все самые детальные его медицинские данные, назначения, лекарства, результаты лечения и пр., могут быть доступны на уровне НСЗУ. И вы понимаете, какой может быть огромнейший соблазн у людей, которые получают к этому доступ. Поэтому на центральном уровне должна накапливаться информация только о самом факте наличия записей в лечебных учреждениях, которые существуют по человеку. Без имени, только по коду. Статистикам, экономистам и другому персоналу НСЗУ этого вполне достаточно, чтобы проводить анализ ситуации и проводить финансирование лечебных учреждений. А видеть, что вот конкретно этот пациент имеет этот диагноз и пользуется конкретным лекарством, нет никакой необходимости. На всех уровнях управления здравоохранения, в т.ч. и в НСЗУ, пользуются только обобщенными статистическими данными, но никак не персональными (ред. см. выше – HMIS). Вполне допускаю, что, разработчики ЕСОЗ для Украины заложили какую-то очень перспективную и дальновидную идеологию, но, к сожалению, ни с кем с ней, пока, не поделились.

    Описанный выше подход формирования национальной eHealth-среды был описан в концепции, подготовленной еще 5 лет назад. Я тогда работал консультантом Всемирного банка и группа национальных и международных экспертов подготовила большой проект для Украины, в котором были прописаны требования к национальному eHealth.

    Была прописана тактика внедрения. Всемирный банк даже выделил на эти цели достаточно большие деньги – около $32 миллионов, чтобы Украина могла не разрабатывать “на коленке” эту систему, а посмотреть по миру, какие системы уже отработаны, и отобрать ту, которая максимально подходит для Украины. И самое важное, что такая система учила бы всю нашу систему здравоохранения новой системе организации медицинской помощи. Получив такой интеллектуальный продукт, мы бы уже к 2020 году имели полноценный eHealth, и не было бы тех проблем, которые сейчас, к сожалению, существуют.

    – Нет. Прежнее руководство МОЗ почему-то решило, что им проще нанять коммерческую структуру и разрабатывать ЕСОЗ за средства доноров самостоятельно без финансирования от Мирового банка, т.к. в таком случае необходимо было бы отчитываться перед Всемирным банком, который выполняет надзорную функцию за выполнением положений соглашения, об архитектуре, стандартах и других мероприятий, на которые выделены средства. То есть, отсутствие подотчетности и прозрачности привело к тому, что уже три года все это внедряется, а полностью систему так и не построили. К тому же, там есть очень много неудобств, сбоев…

    – Проблема не только в этом. Некоторое время назад больницам прислали месячные отчеты из НСЗУ с большими ошибками, просчетами и даже с “нулями” по оплате! Мне звонят, жалуются, что мол, мы пролечили столько-то пациентов, а нам вообще “нули” прислали. Специалисты больниц, Медицинских информационных систем пытаются разобраться с этими проблемами и непродуктивно тратят свое время. И тут все обращаются к тому, а какой же опыт есть в Украине. Вы же знаете, что в Полтаве на протяжении 2019-2020 гг. был отработан проект по реформе финансирования больниц по модели ДСГ? Никаких скандалов, все копейка-в копейку посчиталось. Правительством Украины и международниками он был признан успешным. Но почему-то приняли решение, что будем строить иначе, результат вы видите сами – система валится.

    – Да. Там с 2006 г. руководство области начало активно развивать региональную информационную ERP-систему здравоохранения, искать финансовые возможности, создали инновационную среду. В результате, на Полтаву обратили внимание почти все международные доноры, которые хотели что-то сделать в Украине. Благодаря этому туда пришел большой поток, в первую очередь, знаний, которыми делились все эти проекты. Поэтому когда нужно было показать пилот будущей реформы, это было единственное место, где можно было это сделать. Они до сих пор пользуются своей ERP-системой, поскольку это еще и отличная аналитическая система. Ею также пользуются и другие области.

    – Размышляют пока. Министр и заместители хорошо понимают эту проблему, и, думаю, найдут путь, как ее решить. Просто все, что было сделано за последние 3-4 года, очень сложно быстро поменять – на это нужно время.

    Вы говорили о возможности нечестных админов слить данные с сервера их медучреждения. А можно ли хакнуть всю систему, без выхода на конкретных чиновников?

    – Потенциально можно взломать все, даже Пентагон. Все зависит от времени и от количества ресурсов, которые нужно на это потратить Это одна из причин, почему информация должна носить распределенный характер.

    Вторая проблема. Из-за того, что разработчики ЕСОЗ решили построить систему именно таким образом, они сейчас просто “захлёбываются” в том потоке данных, которые они на себя потянули. В рабочее время врачи ждут по 6-8 минут ответа от ЕСОЗ, а недавно прочитал, что человек 15 минут ждал ответа от ЕСОЗ.

    – Думаю, что проблема именно в объеме данных, которые подтягивает на себя НСЗУ, плюс недостаточно продуманы процессы и алгоритмы по сбору этих данных. Объем данных растет в геометрической прогрессии, и тут никаких серверов не хватит. Там уже используются достаточно большие серверы.

    – К сожалению, я не могу вам ответить на этот вопрос и, думаю, вряд ли кто-то другой из экспертной среды сможет ответить, поскольку, как я говорил ранее, разработчик ЕСОЗ не представил свою концепцию. Думаю, что причина в том, что ему пока позволяют так себя вести. Когда любая система строится, а особенно национальная платежная система, вначале утверждается ее концепция, потом проводится опытная эксплуатация. Ничего этого не было сделано – все делалось “с колес”.

    Как я говорил ранее, идеология такой системы была подготовлена 5 лет назад, когда мы делали проект Всемирного банка для МОЗ. В 2017 году международная компания подготовила концепцию и стратегию внедрения eHealth-среды в Украине по международным стандартам. Концепция была написана с учетом опыта других стран, поскольку компания участвовала в построении eHealth в 15 странах (!!!). Но эта Концепция абсолютно не ложилась на ту идею ЕСОЗ, о которой мы сейчас говорим. Поэтому руководители МОЗ в 2018 году наотрез отказались от сотрудничества с международной компанией и расторгли с ней контракт. В результате, концепции нет. Сейчас многие предлагают что-то сделать в ЕСОЗ, но когда у тебя нет концепции и ты не понимаешь, что строишь, то строишь какие-то мелкие и не системные детали. Если ты не видишь общего контура дома, его дизайн, то ты можешь, конечно, строить печку, окно на втором этаже, но сам дом не построишь без дизайна (Концепции) и фундамента (медицинских информационных стандартов).

    – Нет, полностью ломать ничего не нужно. Коль Украина уже позволила себя “втянуть” в такое непригодное состояние, нужно набраться политической воли и сделать следующее:

    Первое – в ЕСОЗ оставить минимальный набор данных, которые должны передавать медицинские учреждения для получения финансирования по программе госгарантий (амбулаторно-поликлинический уровень – только результаты инструментальных исследований приоритетных “пакетов”, стационар – форму 066/o), и приостановить подключение новых модулей ЕСОЗ.

    Второе – для прозрачности процесса информатизации отрасли медицины необходимо собрать Координационную раду по внедрению eHealth при МОЗ, изучить предложенные разные Концепции формирования eHealth-среды и принять одну из них на уровне постановления КМУ.

    Третье – представить принятую Концепцию международным агентствам и донорам для получения их оценки и готовности поддержать Украину в ее реализации.

    Четвертое – провести анализ соответствия архитектуры ЕСОЗ, построенной в Украине, принятой Концепции и принять решение о путях дальнейшего развития ЕСОЗ

    К слову, и реформы как таковой полноценной нет. Во всех принятых документах говорится только о реформе системы финансирования, но нигде не видно, что мы проводим реформу оказания медицинской помощи. Почти нигде не говорится об индикаторах качества и эффективности работы как отдельного врача, так и медицинского предприятия в целом и всей системы.

    – Тут все предельно просто – через индикаторы, принятые ВОЗ. Эти индикаторы мы видим по статистике работы первички и статистике на уровне вторички. Однако, к большому сожалению, параллельно с запуском реформы системы финансирования, была отменена статистика на первичном уровне. Пояснение этому было очень простое – статистику нам даст ЕСОЗ. Это была огромная ошибка, если не сказать больше! Нужно было сохранить статистику и отказаться от нее тогда, когда ЕСОЗ показал бы свои возможности забрать на себя эти функции. Реально, сейчас в Украине в течение 3 лет мы не знаем уровень заболеваемости нашего населения, потому что предложенная логика сбора данных работы по работе семейных врачей в ЕСОЗ даже не предполагала сбора такой статистики, а классификация ICPC-2 этого не позволяет.

    Как это не собирают статистику? Мой семейный врач жалуется, что, наоборот, приходится очень многое вносить в систему.

    – Да, НСЗУ сейчас собирает очень много различной информации, кроме медстатистики. Сейчас любой руководитель местного уровня, когда планирует местные медицинские программы, реально не может понять, сколько в регионе людей с тем или иным заболеванием. Им приходится пользоваться либо старыми данными, либо заниматься опросами семейных врачей и снова их отвлекать от работы…

    То есть, никто не знает, сколько у нас больных туберкулезом или диабетом?

    – Не совсем. На вторичном уровне статистика все же ведется, кроме того, к счастью, сохранились еще ряд специализированных реестров. Хотя уже запущены некоторые процессы, которые могут привести к потере полноценной медицинской статистики. Ведь настоящая статистика – это целая наука и здесь недостаточно просто собрать диагнозы пациента, все немножко сложнее …

    – Все верно, в государственной статистике – его нет. Даже, если он попал к семейному врачу, то информация о нем остается только в базе данных семейного врачи и в ЕСОЗ, а в ЕСОЗ статистику построить в принципе невозможно, т.к. ЕСОЗ жестко не требует от семейных врачей необходимости указания диагноза по международной классификации МКБ-10, а форму 12- отменили. Такого пациента, безусловно, лечат, возможно, даже, назначают препараты из программы “Доступные лекарства”, но в общей статистике его нет. Открыть и посмотреть статистику любой интересующей области возможности сейчас нет. Хотя есть целый ряд регионов, которые не подчинились этому приказу и собирают эту статистику, они ее не потеряли.

    * * *

    Недавно общалась с врачами из маленькой больницы в селе Комаровка Черниговской области. По их словам, раньше запрос в ЕСОЗ можно было ожидать весь рабочий день! Если, к примеру, врач утром выписывал пациенту направление к узкому специалисту, то человек получал его лишь вечером! Какие там 15 минут! Сейчас же ответ можно получить в достаточно короткие сроки. По всей видимости, НСЗУ быстро восстановила работу системы. Но надолго ли хватит этих мер без внесения реальных изменений в систему?

    Источник: censor.net.ua
    Вам также может понравиться