Почему в Украине такой дорогой газ?

Нежелание "Нафтогаза" продавать дешевый украинский газ по доступной цене и непрозрачные схемы импорта ежегодно вымывают из кошельков украинцев миллиарды гривен

Нынешняя зима ознаменовалась резким скачком цен на коммунальные услуги. Отменен льготный тариф на электроэнергию, подняты тарифы на тепло и цены на природный газ. Учитывая, что предприятия, централизовано поставляющие тепло в дома украинцев, также зависят от цен на газ, рынок газа моментально оказался главной темой наступившего года.

Ежегодно Украина потребляет около 32-33 миллиардов кубометров газа. Это – нужды промышленности, предприятий теплокоммунэнерго, и газ, который потребляют люди в своих домах. Интересно, что около 60% всего годового объема газа, в котором нуждается Украина, добывается непосредственно внутри страны. Около 14 миллиардов кубометров добывает и контролирует государственная компания “Нафтогаз Украины” через свою дочернюю структуру “Укргазвидобування”. Это и есть тот самый “народный газ”, о котором так часто говорят. Но в “Нафтогазе” так не считают.

После анбандлинга НАК “Нафтогаз Украины” (разделение функций госмонополиста), “Укргазвидобування” должно было стать независимой компанией, самостоятельно добывая и продавая свой газ. Различные газопоставляющие компании должны были получить возможность приобретать этот газ для нужд своих бытовых клиентов.

Однако этого не произошло. “Нафтогаз”, воспользовавшись отменой в середине 2020 года обязательства направлять газ украинской добычи на нужды населения, монополизировал этот важный для всей страны ресурс и начал повышать цены. В том числе – и для своих розничных клиентов, доведя цену с августовских 3 гривен за 1 куб. м до 7,22 грн. в январе 2021 года. Цены значительно выросли и у других поставщиков, лишенных “Нафтогазом” доступа к газу украинской добычи, и вынужденных закупать газ напрямую в Европе, где уже в ноябре 2020 года цены вышли на традиционные для холодного времени года пики.

Руководство “Нафтогаза”, имея возможность дать рынку дешевый газ, делать этого не стало, вместо этого предложив поставщикам и всем украинцам покупать газ напрямую у госкомпании по ценам, привязанным к европейским газовым индексам.

Возникает вопрос: почему украинские потребители должны платить европейскую цену за газ, если у государственной компании “Укргазвидобування” в распоряжении есть полностью покрывающий нужды населения объем дешевого газа? Этот газ мог бы выполнять функцию своеобразного демпфера на рынке, заставляя цены идти вниз даже в пиковые месяцы. Но этого не происходит.

На рынке работает целый ряд газопоставляющих компаний, которые не имеют собственной серьезной газодобычи. Это, фактически, розница, в которой крупнейшими игроками являются региональные газсбытовые компании, которых связывают с Дмитрием Фирташем, а также несколько десятков частных игроков. В будущем таких компаний должно возникнуть еще больше, и именно они должны вести борьбу за клиентов, предлагая им наиболее выгодные цены.

Политика “Нафтогаза” в данный момент направлена на то, чтобы искусственными мерами лишить этих поставщиков доступа к газу украинской добычи. Именно это стало причиной того, что доступа к дешевому отечественному газу в разгар нынешней зимы были лишены и миллионы украинцев, являющиеся абонентами газопоставляющих компаний. Таким образом, государственная нефтегазовая компания, абсолютно осознано, закрыла в этом зимнем сезоне доступ для 90% украинских домохозяйств к украинскому газу.

Связано это в первую очередь с тем, что бизнес “Нафтогаза” сегодня фактически сводится к тому, чтобы создать своеобразный газовый коктейль из импортного и украинского газа, продавая его по выгодной для себя цене предприятиям ТКЭ и бытовым потребителям, а также предлагая его другим игрокам рынка.

Учитывая, что большинство контрактов “Нафтогаза” по импорту природного газа из Европы – это также крайне запутанная и засекреченная тема, то имеем совсем уж удручающую ситуацию, когда дешевый украинский газ смешивается с закупленным по непрозрачным контрактам импортным газом, и потом этот дорогой газовый коктейль предлагается потребителю. Этот коктейль “сидит” в тарифе на отопление. Этот же коктейль “Нафтогаз” продает своим бытовым клиентам под вывеской самого дешевого газа на рынке.

И если с газом отечественной добычи ситуация более-менее ясна – себестоимость украинского газа не превышает 3 гривны за 1 куб. м., и “Нафтогаз” замечательно научился манипулировать этим ресурсом, то откуда Украина получала импортный газ после того, как в 2015 году было принято решение о прекращении прямых поставок газа из РФ? Кто проверяет обоснованность цен, по которым он приобретается госкомпанией у трейдеров в Европе сегодня? И кому руководство “Нафтогаза” предоставило право зарабатывать деньги на импорте газа в Украину, если теперь это не российский “Газпром”?

Аудит всего этого хозяйства абсолютно не помешал бы на фоне заоблачных цен на газ.

В 2020 году общее потребление природного газа в Украине составило 32,3 млрд кубических метров. Потребление природного газа населением в 2020 году составило 8,15 млрд кубометров, что на 4,31 млрд кубометров меньше, чем в 2016 году (видимо, сказались аномально теплая зима и другие факторы). В 2020 году Украина импортировала около 15 млрд кубометров природного газа.

АО “Укргазвидобування”, входящее в группу “Нафтогаз”, в среднем добывает 13-14,5 млрд кубометров газа (73% от общего объёма украинской добычи) в год. В 2019 году компанией было добыто 14,892 млрд. куб. м, в первом полугодии 2020 года – 6,76 млрд. куб. м.

Добываемого в Украине государственной АО “Укргазвидобування” газа вполне хватает для нужд населения. Однако, до населения по дешевой цене этот газ не доходит. Видимо, топ-менеджеры “Нафтогаза”, считают, что для компании выгоднее, если люди будут покупать дорогой коктейль из отечественного (дешевого) и импортного газа (реальная стоимость которого засекречена). Возникновение цены в 7,22 гривны за 1 куб. м., или даже 6,86 грн., по которой “Нафтогаз” пообещал продавать голубое топливо в феврале, вообще никак не обосновывается. “Нафтогаз” лишь объясняет, что продает газ людям несколько дешевле, чем другие компании (максимальная разница составила 13 копеек в феврале), однако этого объяснения явно недостаточно, учитывая, что именно “Нафтогаз” контролирует почти всю добычу газа в Украине и монопольно распоряжается этим дешевым ресурсом.

Может быть всё дело в каком-то дорогом импортном газе, который “Нафтогаз” “смешивает” с дешевым украинским газом, что в результате влияет на высокую цену?

Согласно официальным данным “Нафтогаза”, с 2016 по 2020 год газ в объёме от 11 до 15 млрд куб. м. ежегодно импортировался из 3 стран: Польши, Венгрии и Словакии. Эти данные совпадают и с данными “Оператора ГТС Украины”: в 2020 году транзит газа в Европу по украинской ГТС составил 55,8 млрд. куб. м, а транспортировка газа из Европы в Украину – 15,9 млрд куб. м.

Всего за 2020 год импорт из Словакии составил 10,2 млрд куб. м, из Венгрии – почти 4,2 млрд куб., из Польши – почти 1,5 млрд куб. м. То есть, как видим, именно Словакия является для “Нафтогаза” любимой страной-импортером.

Известно, что Словакия не добывает в таких объёмах газ и уж тем более не экспортирует его. В 2019 году в стране было добыто всего около 130 тыс. куб м. Весь потребляемый газ страна импортирует из РФ.

В июле 2020 года Словакия стала четвертым после Германии (1,469 млрд куб. м), Италии (1,669 млрд куб. м) и Белоруссии (1,278 млрд куб. м) крупнейшим покупателем газпромовского газа: поставки за месяц составили 1,065 млрд куб. м. Столь внушительные объемы объясняются тем, что через Словакию российский газ идет не только в Европу, но и так называемым виртуальным реверсом в Украину.

Украинский оператор газотранспортной системы открыто рапортует, что виртуальным реверсом (backhaul) в 2020 году импортировано 45% всего газа.

Если посчитать, то с 2016 по 2020 год Украина импортировала по бумагам 65,9 млрд куб. м. газа из Европейского Союза.

Таким образом, мы получаем колоссальные объемы газпромовского газа, оформленный как словацкий, а также венгерский и польский. С соответствующей наценкой, так как виртуальный импорт газа – это отнюдь не бесплатная услуга. И это – самое интересное. Так как именно здесь могут скрываться основные злоупотребления и коррупция. На объемах, исчисляемых миллиардами кубометров в год, можно заработать миллиарды долларов. Особенно учитывая то, что цена этой самой “услуги” (или наценки) никем официально не устанавливается и не регулируется. Это всегда предмет переговоров и решений, принимаемых, в данном случае, менеджерами “Нафтогаза” с одной стороны, и бенефициарами европейских компаний с другой. Такие договоренности чаще всего держатся в тайне.

Однако все-таки разобраться с тем, кто зарабатывает на реверсе российского газа в Украину, политкорректно именуемым импортом из стран ЕС, все-таки возможно. Благодаря целому ряду источников иногда удается узнать, кому “Нафтогаз” и его руководство предоставило уникальное право зарабатывать на Украине и украинцах в условиях, когда покупать российский газ официально и напрямую стало невозможно по политическим причинам.

Как уже было сказано выше, одним из главных транзитеров российского газа в Европу и оператором виртуального реверса для Украины на данный момент является Словакия. Оператором словацкой ГТС является компания Eustream. Газотранспортная система Словакии способна транспортировать до 90 миллиардов кубометров газа в год.

ООО “Газпром экспорт” в марте 2017 года заключило с Eustream договор на доступ к газотранспортной сети и транспортировке газа сроком до 1 октября 2050 года. Украина также виртуально импортирует газ через оператора ГТС – компанию Eustream.

Словацкой компанией Eustream владеет чешский предприниматель Даниэль Кретинский. Кретинский занимает пятое место в чешском списке Forbes и является самым молодым олигархом в стране. По данным издания, его состояние составляет около 3,4 миллиарда евро и в последние годы стремительно растет. Этот рост пришелся в том числе и на период активного импорта де-юре словацкого газа в Украину, который в реальности представляет из себя десятки миллиардов кубов газпромовского газа.

Даниэль Кретинский – владелец футбольного клуба “Спарта” (Прага) и фигурант небезызвестных Panama Papers.

На деньги, которые Кретинский зарабатывает на транспортировке российского газа в Европу и виртуальном экспорте российского газа в Украину, он скупает вполне реальные активы по всему миру.

В 2019 году компания EP Global Commerce (EPGC), которая принадлежит Кретинскому, купила долю почти в 30% акций немецкой Metro AG и стала крупнейшим акционером торговой сети. Компания Кретинского купила также 5,64% французской торговой сети супермаркетов Casino Guichard-Perrachon и дала ей кредит на €233 млн., намереваясь увеличить свою долю в будущем.

В 2020 году чешский олигарх, благодаря которому РФ прокачивает через Словакию свой газ в Европу, а менеджеры “Нафтогаза” организовали реверс этого газа в Украину под видом европейского, приобрел 3,05% акций британской сети супермаркетов Sainsbury и 5% акций королевской британской почтовой службы Royal Mail, а также 5% акций Macy’s — одной из крупнейших и старейших сетей розничной торговли в США.

На деньги, заработанные от кооперации с российским “Газпромом”, а также от обеспечения схемы виртуального реверса газа в Украину, Даниэль Кретинский в 2018 году купил у французского бизнесмена Матье Пигасса 49% принадлежащих ему акций компании-владельца влиятельной газеты Le Monde.

Кретинский также купил доли во французских журналах “Elle” и “Marianne”. Тогда фамилия Кретинского стала известной во Франции, когда страну всколыхнула волна возмущения: некоторые французские издания отмечали его “сомнительные” знакомства в мире бизнеса и связи с Россией.

Главным бизнес-партнером Даниэля Кретинского является Петр Кельнер – самый богатый человек Чехии и №68 в мировом списке Forbes с состоянием в 19,5 млрд долларов. Кретинского и Кельнера связывает не только бизнес. Даниэль Кретинский обручен с 24-летней Анной Кельнеровой, старшей дочерью Петра Кельнера.

Петр Кельнер

Отец Петра Кельнера работал в Москве во времена Советского Союза, а будущий олигарх начинал свою карьеру во внешнеэкономических институциях социалистической Чехословакии. Он не только ведет успешный бизнес с путинской Россией. Он также активно поддерживает развитие отношений Чехии с РФ.

Кельнер стал миллиардером во многом благодаря бизнесу в России. Он был одним из создателей в 90-ых годах в России чекового фонда “Петр Великий”, который участвовал в массовой приватизации. В разное время Кельнер владел акциями “Газпрома”, строительными компаниями, предприятиями энергетики, акциями российской компании “Ингосстрах”, крупного производителя цветных металлов “Полиметалл”, контрольным пакетом в крупнейшей сети бытовой техники и электроники “Эльдорадо”.

Кельнер, как и его партнер Кретинский, скупает европейские СМИ. В 2020 году он купил компанию Central European Media Enterprises, которая управляет 30 телевизионными каналами в Центральной Европе и охватывает 45 миллионов зрителей в Чехии, Болгарии, Румынии, Словакии и Словении. Кельнер также активно поддерживает нынешнего чешского президента Милоша Земана, а его медиаимперия помогает Земану сохранять свой рейтинг и пост. Президент Земан выступал за отмену въездных виз для граждан России, против вступления Украины в НАТО, был одним из немногих европейских лидеров, принявших приглашение на Парад Победы в 2015 году в Москве на фоне агрессии России против Украины.

Перед нами влиятельные бизнесмены из Чехии, которые в свое время помогли топ-менеджерам “Нафтогаза”, включая нынешнего главу компании Андрея Коболева и и.о.министра энергетики Украины Юрия Витренко, организовать схему виртуального импорта газа в Украину из Словакии. По странному стечению обстоятельств, эти же бизнесмены являются стратегическими партнерами “Газпрома” по транспортировке российского газа в страны Западной Европы. На их фирмы и компании скупаются крупнейшие торговые сети по всему миру, а также влиятельные европейские СМИ. Если вспомнить, что главным мотивом “Нафтогаза” при создании подобных реверсных газовых схем для виртуального импорта газа из Европы было прекращение кооперации с “Газпромом”, то можно констатировать, что менеджеры “Нафтогаза” нашли для этого не самых подходящих людей.

И пока миллиардное состояние чешского олигарха Даниэля Кретинского “растет как на дрожжах”, в том числе и благодаря обеспечению так называемого виртуального реверса газа в Украину, суммы в платежках за газ и коммунальные услуги украинцев растут также быстро.

Андрей Коболев ревностно оберегает информацию о газовых контрактах с Даниэлем Кретинским и ценах, по которым компания закупает газ у европейских трейдеров. Из консолидированной отчетности группы “Нафтогаз” узнать эту информацию невозможно, а любые прямые запросы заканчиваются ссылками на коммерческую тайну.

Газовая сфера в Украине по-прежнему остается одной из самых закрытых и непрозрачных. И самое главное, что в таком состоянии её поддерживают люди, пришедшие в 2014-2015 годах в “Нафтогаз” под лозунги о кардинальных реформах и будущей открытости. В итоге эта непрозрачность очень дорого стоит украинцам, государственному бюджету, и всей экономике.

Выходит, что и главное декларируемое достижение “Нафтогаза” Андрея Коболева – уход Украины от газовой зависимости от России, в реальности ограничивается только отсутствием прямого газового контракта между “Газпромом” и “Нафтогазом”. В то же время, мы по-прежнему зависим от ситуации на европейском газовом рынке, где одним из главных игроков остается “Газпром”, и импортируем де-факто российский газ, преображение которого в европейский (согласно документам) “Нафтогазу” обеспечивают… компании-партнеры “Газпрома”.

За все возникающие по ходу процесса наценки и маржу, как водится, платит из своих карманов украинский потребитель.

Источник: censor.net
Вам также может понравиться