Последний диктатор Европы: Когда будет свергнут Лукашенко

Андерс Аслунд

Как Лукашенко так долго продержался и почему его режим сейчас находится под угрозой?

Последние 26 лет Беларусь была личной вотчиной Александра Лукашенко. Лукашенко, которого часто называют последним диктатором Европы, крепко удерживал власть, сохраняя большую часть советского наследия страны. До начала президентской избирательной кампании, начавшейся в стране весной 2020 года, его положение казалось безопасным. Но несмотря на то, что он лишил свободы или подавил иным способом большинство потенциальных соперников, Лукашенко столкнулся с объединенной оппозицией и теперь борется за свою политическую жизнь. Как Лукашенко так долго продержался и почему его режим сейчас находится под угрозой?

В июле 1994 года Александр Лукашенко был избран президентом Беларуси, набрав 80% голосов во втором туре, тем самым победив лидера коммунистов Вячеслава Кебича. Лукашенко ранее был директором совхоза и сделал стремительную политическую карьеру антикоррупционного политика. Выборы 1994 года были восприняты как свободные и справедливые. Вероятно, это было самое честное голосование, которое когда-либо проводилось в Беларуси. В то время Лукашенко считали популистом без четкой политической программы. Белорусы проголосовали против старого коммунистического истеблишмента. Материал опубликован на сайте «НВ».

Постепенно начал формироваться политический курс Лукашенко. Он состоял из трех основных элементов: восстановление старой советской экономической системы с использованием только побочных элементов рыночной экономики, постепенно усиливающиеся политические репрессии и тесные политические отношения с Россией. По большому счету, он принял программу коммунистов, которых победил, и вскоре они сомкнули за ним ряды.

С тех пор Лукашенко сохраняет политическую власть за счет жесткого государственного контроля над экономикой, контроля над СМИ и стольких репрессий, скольких требует ситуация. Его обвиняют как минимум в четырех политических убийствах, он посадил в тюрьму десятки политических оппонентов, но до этих пор масштабы репрессий были относительно ограниченными.

Впервые я посетил Беларусь в июне 1986 года. Я был впечатлен необычайно хорошим порядком, честностью и хорошим экономическим уровнем тогда еще советской республики, в то время как интеллектуальная оппозиция, казалось, отсутствовала. Беларусь оказалась Пруссией Советского Союза. Это была последняя советская республика, где работала коммунистическая экономическая система, и она также была наиболее милитаризованной. Неудивительно, что потребовалось время, чтобы перестройка и гласность пустили там корни, оставляя коммунистический истеблишмент сильным.

Вскоре после того, как Лукашенко стал президентом, он остановил ограниченные рыночные реформы, начатые независимой Беларусью, и положил конец всей приватизации. Вместо этого он сосредоточился на стабилизации сорока крупных советских предприятий, в частности Минского тракторного завода (МТЗ), Минского автомобильного завода (МАЗ), двух нефтеперерабатывающих заводов (Мозыря и Нафтана) и крупного производителя удобрений Беларуськалий. Беларусь производила для России лучшую советскую технику, а на Запад экспортировала очищенную российскую нефть и удобрения. Частный сектор экономики оставался небольшим, на уровне 20−30% ВВП. Белорусская экономика во многом была последней советской экономикой.

Такая экономика не могла сильно развиваться. Удивительно, что она продержалась так долго. Основное объяснение — сильная поддержка России. Чрезвычайное значение имело то, что Россия закупала советские товары Беларуси. Войдя в российский магазин бытовой техники, вы обнаружите итальянские и белорусские плиты — последние значительно дешевле и менее элегантны, но вполне функциональны. Традиционно Беларусь экспортировала большую часть своей продукции в Россию, но всегда стоял вопрос, насколько быстро она понесет убытки, поскольку ее продукция не улучшается, в отличие от продукции ее конкурентов.

Россия также поддержала Беларусь посредством скрытых энергетических субсидий. Она продавала Беларуси сырую нефть и природный газ по ценам значительно ниже рыночных. Эти субсидии менялись в зависимости от рыночных цен и двусторонних политических соглашений, но Международный валютный фонд оценил их примерно в 10% ВВП Беларуси, что является огромным показателем.

Несмотря на это, Лукашенко ввергал экономику своей страны в один финансовый кризис за другим, вызывая чрезмерный дефицит платежного баланса. В течение многих лет Лукашенко стремился, чтобы средняя заработная плата в стране достигла отметки $500, что примерно соответствует текущему уровню, но его экономика часто могла позволить себе лишь чуть более половины этой суммы. Следовательно, ему нужен был кто-то, кто бы его выручил.

Чаще всего он обращался к России. Последний раз это произошло в 2011 году, когда инфляция в Беларуси подскочила до 109% из-за его неэффективного финансового управления. Однако не все дороги вели в Москву. В 2008—2009 годах Лукашенко обращался в Международный валютный фонд и Европейский союз.

За последние несколько лет Лукашенко удалось восстановить отношения с МВФ, Всемирным банком и Европейским банком реконструкции и развития, но они были не в восторге от его политики и предложили мало финансирования. Тем временем президент России Владимир Путин закрутил гайки и отменил почти все субсидии. В среднем ВВП Беларуси не изменился с 2012 года.

Судя по всему, Лукашенко наконец исчерпал себя.

В течение многих лет ему удавалось перехитрить Путина, который часто, казалось, был не в состоянии справиться с выходками Лукашенко. В своей типичной манере в канун 2019 года Лукашенко навестил Путина в его подмосковном особняке и привез с собой пару мешков картошки. Но такие трюки уже не способны замаскировать меняющийся тон отношений. В последнее время Путин, похоже, показал, кто в доме хозяин и требует прогресса в создании Союзного государства, объединяющего Беларусь и Россию.

Белорусский диктатор стремился к более активному участию Запада, чтобы уравновесить Россию. Однако Запад желает в Беларуси не только свободы и демократии, но и разумной экономической политики. Лукашенко либо не может, либо не будет этого делать.

Самое главное, что белорусский народ, похоже, наконец-то устал от президента, который не справляется с своими обязанностями на всех фронтах. Они хотят перемен, которых Лукашенко обеспечить не может. Движение за демократию, возникшее в последние недели, отражает национальное пробуждение, которое вряд ли исчезнет полностью, несмотря на репрессии, происходящие в Беларуси в эти дни.

Источник: inforesist.org
Вам также может понравиться