Протесты в Беларуси: Почему не стоит сравнивать с Украиной

Анна Маляр

Не надо сравнивать нынешние события в Беларуси с Украиной 2013–2014 годов.

Конечно, так работает мозг большинства людей, он ищет уже известную категорию, по которой можно понять что-то новое. Но иногда это ложный путь.

Поэтому ситуации пока что совершенно разные, как и требования и методы протеста. Это не хорошо и не плохо, это просто разные истории.

В Беларуси с 1991 года второй президент (до учреждения должности президента в 1994 году высшим должностным лицом республики являлся председатель Верховного совета, в то время – Мечислав Гриб. – «ГОРДОН») у власти уже 26 лет. В Украине с тех пор уже шестой. Это не просто шесть раз менялась власть, это шесть раз мы проходили свои университеты демократических избирательных процедур, изменений в законодательство, и за это время мы, конечно, еще не достигли швейцарских стандартов, но вместе с тем продвинулись далеко. У нас, скажем, минимизированы фальсификации, потому что до выборов есть замеры многих компаний, а во время выборов открытые экзит-поллы различных конкурирующих институтов мгновенно выкладывают результат в открытый доступ. Таким образом, кому бы и как ни нравился выбор украинцев, но все оппоненты признали результаты. Свой урок фальсификации выборов мы прошли в 2004-м.

В белорусских протестах не стоит вопрос вектора развития страны, то есть речь не идет сейчас о выборе между Западом и РФ. Протест направлен против конкретного человека, который фальсифицировал результаты выборов и теперь незаконно удерживает власть. Видимо, эти протесты стали возможными, потому что подросло молодое поколение белорусов. Зато может оказаться так, что люди, которые протестуют против Лукашенко, вместе с тем поддерживают РФ и Путина и Союзное государство с Россией. По крайней мере, не слышно на протестах требований о расторжении соглашения о союзе между РФ и Беларусью. А в той сделке, между прочим, говорится о согласованных решениях во внешней политике – это же понятно, кто с кем согласовывает, о взаимной помощи в борьбе с преступностью – именно поэтому на территории Беларуси спецслужбы, управляемые Кремлем.

А вот в Украине в 2013–2014 годах как раз все началось именно с вектора развития и это было ключевое требование Майдана.

Белорусы обратились к очень интересному методу протеста, которого у нас не было, – общегосударственной забастовке. Это хорошая идея, пусть у них все получится, но она тоже указывает на специфику именно Беларуси. Когда огромная часть предприятий – государственные, читай – Лукашенко, то ударить по президенту можно как раз путем забастовки.

Наш Майдан имел ярко выраженные сугубо украинские практики. Майдан – как место собрания общины и принятия совместных решений – это наша давняя традиция, как, собственно, и отрицание, и ненависть к власти (любой). Кто был на Майдане в палаточном городке, тот хорошо почувствовал дух казачества и самоуправляемого традиционного украинского общества.

Поэтому прогнозировать события в Беларуси, опираясь на наш опыт, не стоит. В Беларуси будет своя история.

Источник: inforesist.org
Вам также может понравиться