Путин будет блефовать: Вмешается ли Кремль в дела Беларуси?

Юлия Латынина

Путин, который привык вести гибридную войну, предполагающую возможность отрицания, попытается оказать «братскому белорусскому народу» гибридную помощь.

Я не сомневаюсь, что Путин будет вмешиваться в дела Беларуси, но сомневаюсь, что он будет делать это на стороне Лукашенко, и вот почему. Я буду рассуждать не с точки зрения морали, а с точки зрения Кремля и отчасти – здравого смысла. Об этом пишет автор на сайте «Новая газета».

Первое. Ввод войск или Росгвардии в данном случае является самым непродуктивным способом получить контроль над Беларусью. Другие способы много проще.

Светлана Тихановская сама говорит, что она временный президент. Ее цель – чтобы Лукашенко ушел и провести нормальные выборы. В этих-то выборах Кремль и будет участвовать, поддерживая какого-нибудь Бабарико.

Вполне вероятно, что прокремлевский кандидат победит. Он будет для Путина куда более удобным партнером, чем Лукашенко.

Более того, даже если он и проиграет, любой белорусский президент имеет все основания быть лояльным России, которая дотирует значительную часть белорусского бюджета и является главным рынком сбыта белорусских товаров (в Армении оппозиция победила, и ничего страшного не случилось). Не сомневаюсь, что в администрации президента сейчас разрабатывают подобные планы.

Второе. Личные отношения Путина и Лукашенко ужасны. Конечно, оба они говорят на одном языке – языке международной подворотни, но именно в рамках этой подворотни Лукашенко, будучи намного отмороженней Путина, много раз брал над ним верх (хотя, по идее, именно он зависит от Путина, а не наоборот). Он оскорбил Путина, отказавшись его обнулить, и оскорбил Путина, арестовав «вагнеровцев».

Не совсем понятно, зачем Кремлю вводить войска в Беларусь ради Лукашенко, который вытирает о Кремль ноги. Чтобы Лукашенко и дальше вытирал о Кремль ноги? Подозреваю, что если бы референдума об обнулении еще не было, то вероятность аннексии Белоруссии была бы очень высока. Но сейчас, единожды извозившись?

Читайте также: «Революция» в Беларуси полностью устраивает Лукашенко

Третье. ЕС долго раскачивался, но через неделю признал очевидное и объявил Лукашенко персоной нон грата. Вся политика России последние несколько лет заключалась в том, чтобы добиться снятия санкций ЕС.

Введение войск – это верный способ попасть под жесточайшие санкции, что, в свою очередь, в условиях коронакризиса приведет к развитию ситуации по белорусскому сценарию и нарастанию недовольства как элиты, так и глубинного избирателя.

В Хабаровске перед Кремлем и так стоит призрак Беларуси. Глупо усугублять.

Другое дело, что Путин будет блефовать и делать вид, что изучает возможность военной помощи, чтобы под это дело выбить как можно большие концессии со стороны Запада.

Четвертое. Беларусь – одна из немногих постсоветских республик, где к русским, как к народу, относятся замечательно, и где реальным языком общения является русский. Если пользоваться казенным клише, которые в данном редком случае к месту, то белорусский народ действительно «братский народ».

Вторжение в Беларусь на стороне проигравшего тирана поменяет это отношение кардинально. В перспективе оно повлечет исчезновение в Беларуси русского языка (и переход на белорусский) и выпадение Беларуси из орбиты России. Короче: вторгшись в Беларусь, Путин потеряет ее, а не приобретет.

Пятое. «Белорусские фашисты», в отличие от американских, грузинских и украинских фашистов, никогда не были предметом обличения на государственном телевидении. В Беларуси нет Крыма, который можно аннексировать, и нет Донбасса и Южной Осетии, о защите которых от фашистов можно объявить.

Если Путин решится воевать против коренного белорусского избирателя, есть большая вероятность, что он тем самым спровоцирует недовольство коренного избирателя в своей собственной стране. Если Путин вздумает усмирять Белорусский тракторный, ему надо смотреть, чтобы не восстал «Уралвагонзавод».

Шестое. Слишком большая степень неопределенности. Ситуация в Беларуси меняется каждый день, и шаги, которые еще вчера казались очевидными (например, Лукашенко, строящий кампанию на обвинении России во вмешательстве в дела Беларуси), сегодня оказываются для акторов ошибочными. К этой неопределенности добавляется поведение самого Лукашенко, который пребывает в полном неадеквате, и которому, вероятно, его холуи до сих пор не сказали, что он не получил 80% голосов (скорее всего, и массовые избиения тысяч людей в этой ситуации являлись результатом неадеквата: «я получил 80%, против меня сейчас выйдет пара сотен людей, побейте их и выясните, кто их нанял).

Читайте также: Агония СССР: Почему Путина ждет то же, что и Лукашенко

С неадекватным союзником опасно иметь дело. Что, например, если Кремль введет войска, а главнокомандующий Лукашенко после этого объявит, что Путин пытается отнять у него, законного президента, власть, объявит священную войну против российских захватчиков и отдаст соответствующий приказ армии?

Седьмое. Как я уже сказала, все эти соображения – за исключением глубокой личной неприязни Путина и Лукашенко – рациональны. Наоборот, единственное соображение, которое может побудить Путина ввести войска или Росгвардию, глубоко нерационально. Это глубинный, нерассуждающий страх перед народом, осмелившимся проголосовать против диктатора, объявившим тотальную забастовку и выходящим сотнями тысяч на улицу.

Для того чтобы Кремль вмешался в дела Беларуси на стороне Лукашенко, надо, чтобы Путин полностью разделил неадекватную точку зрения Лукашенко. Надо, чтобы он искренне верил, что в Минске происходит Майдан, инспирированный подлым Западом с целью оторвать братский белорусский народ от России.

В ближайшее время мы увидим, какая точка зрения победит.

Рациональные сценарии вмешательства (условно говоря, «проект Бабарико», которые, вероятно, отстаивает администрация президента) или силовые, которые перервут последние тонкие ниточки, связывающие Россию с Западом, уничтожат совместное будущее России и Беларуси, заставят Путина выступить спасителем ненавистного ему Лукашенко, уменьшат его рейтинг, – но поставят его в полную зависимость от силовиков.

К сожалению, высока вероятность, на мой взгляд, того, что Путин, который привык вести гибридную войну, предполагающую возможность отрицания, попытается оказать «братскому белорусскому народу» гибридную помощь. Войска не будут введены, но в крупных городах появятся подразделения Росгвардии, которые придут на помощь карателям из белорусского ОМОНа. Это будет катастрофа для всех, в том числе и для «проекта Бабарико», и это будет означать захват власти силовиками. Не в Беларуси. В России.

Источник: inforesist.org
Вам также может понравиться