Путин не откажется от идеи контроля над Беларусью – с Лукашенко или без него

Константин Эггерт

Кремль рассчитывает, что ЕС и США не осмелятся бросить Москве серьезный вызов в Беларуси и, в конечном счете, «забудут» о ней.

Пока главы государств ЕС проводили специальное совещание по ситуации в Беларуси, Александр Лукашенко, переизбрание которого 9 августа ЕС отказался признать, внезапно оживился. Это произошло после нескольких дней видимого бездействия его полиции и сил безопасности, которые перестали избивать демонстрантов, требующих немедленного ухода Лукашенко.

На кону – престиж Путина

Теперь, когда ЕС отказал ему в легитимности, Лукашенко волен вести себя так, как ему заблагорассудится. Ему больше не нужно делать вид, что голос Брюсселя имеет для него значение. На заседании своего Совета безопасности (бывший — с точки зрения ЕС) президент потребовал, чтобы полиция «пресекла» митинги оппозиции. Точнее, «беспорядки», как он их называл.

Лукашенко также предсказуемо утверждал, что протесты — продукт воздействия извне. Он приказал своим дипломатам предупредить западных лидеров, включая канцлера ФРГ Ангелу Меркель (Angela Merkel), что будет считать их ответственными за «вмешательство» в происходящее.

Объяснение такой напористости может заключаться в четырех телефонных разговорах Лукашенко с Владимиром Путиным. Президент России — его единственный реальный союзник. Несмотря на, мягко говоря, не особую личную симпатию к «коллеге» в Минске, Путин сделает все, что в его силах, чтобы помочь Лукашенко выжить, — политически и, если потребуется, физически.

Владимир Путин считает себя самым главным защитником диктатур во всем мире. Но ни один из них в его глазах не сравнится по значимости с белорусским.

Если режим Лукашенко падет в результате народной революции, это нанесет серьезный удар по престижу Путина как внутри страны, так и за ее пределами. Российский лидер обеспокоен тем, что успех оппозиции в Минске станет нежелательным примером для все более заметно устающих от него и его политики россиян. Еще больше его должно волновать то, что до сих пор покорная ему российская верхушка увидит в свержении Лукашенко признак политического упадка и слабости Путина.

Помощь Кремля Лукашенко имеет цену

Даже если Кремль воздержится от отправки российских войск для оказания Беларуси «братской помощи» (хотя эту возможность исключить до конца нельзя), у него есть много других инструментов. Это электронные средства разведки и наблюдения, большие деньги и гигантская пропагандистская машина — все они могут быть и, возможно, уже предоставлены в распоряжение Лукашенко. Сообщения о том, что бастующих сотрудников государственного телевидения Беларуси заменили операторами и режиссерами RT, не выглядят невероятными. Прилет в Минск спецборта из Москвы, перевозящего высокопоставленных пассажиров, тоже симптоматичен. Москва может оказать масштабную помощь белорусским спецслужбам и полиции. Поскольку два государства юридически состоят в союзе, практически любые меры будут формально законными.

Если Лукашенко выживет с помощью Москвы, он заплатит за это немалую цену. Минск, вероятно, будет вынужден признать аннексию Крыма Россией, предоставить ей право на создание на белорусской территории военных баз и унифицировать финансовую политику. Все это старые требования Путина. В случае их выполнения Беларусь де-факто станет регионом России. Если протесты все же вынудят Лукашенко покинуть Дворец Республики в Минске, то это, несомненно, ударит по авторитету Владимира Путина. Однако он тогда, скорее всего, введет в действие «план Б». На новых президентских выборах Кремль сделает все, что в его силах, чтобы протолкнуть податливого пророссийского кандидата, кем бы он ни был.
Неограниченное финансирование и поддержка со стороны российских СМИ будут дополнены проверенной сетью сторонников и агентов влияния на всех уровнях белорусской бюрократии, которая сегодня связана с Москвой множеством профессиональных, личных и деловых связей. Ее невозможно быстро нейтрализовать даже если Лукашенко уйдет.

Чего боится Путин?

Интересно, что, борясь за Лукашенко, Москва рискует настроить общественное мнение Беларуси против себя значительно сильнее, чем если бы она дала ему уйти со сцены. Однако, во-первых, сам белорусский диктатор этого категорически не хочет, а, во-вторых, страх Кремля перед примером народной революции перевешивает все другие соображения.

Путин боится появления демократической, ориентированной на Запад и стремящейся в ЕС Беларуси. Он надеется на то, что Европейский Союз и США не осмелятся бросить ему вызов, и что если он продержится достаточно долго (с Лукашенко или без него), то европейцы и американцы отвлекутся на другие проблемы и «забудут» о Беларуси, оставив страну в его руках. С продолжающейся пандемией COVID-19, приближающимися президентскими выборами в США и сохраняющимися традиционными различиями по поводу политики в отношении России между «восточными» и «западными» членами ЕС, эти надежды небезосновательны. Главное слово все еще остается за белорусским народом. Лукашенко и Путин сделают все, чтобы его этого слова лишить.

Источник: inforesist.org
Вам также может понравиться