Разгром ЧВК Вагнера под Хишамом 7 февраля 2018-го – рассказ выжившего российского наемника

Наемник РФ из состава ЧВК Вагнера рассказал о разгроме под Хишамом (Сирия) в феврале 2018-го. В ночь с 7 на 8 февраля войска США уничтожили колонну российских наемников. По различным оценкам, тогда были ликвидированы от 300 до 500 человек, некоторые из них воевали за террористов на Донбассе.

– Как ты вообще попал в “Карпаты”? Что они из себя представляли, когда ты туда попал? Как вы добирались? Что делали после прибытия на место? Когда было объявлено, что будете брать этот НПЗ в Хишаме? Сколько готовились и как? Была ли обещана поддержка наших ВСК и ССО? Обещали дать средства ПВО? Сколько вас было? Какой состав? Я имею в виду не только в “Карпатах”, а вообще, в принципе, всех, кто шел штурмовать этот НПЗ. Какая роль во всем этом т.н. охотников за головами, которых часто показывали по телевизору? И вообще подробно расскажи, как происходил штурм? Как я понимаю, штурм начали именно вы, “Карпаты”. В то время как 2 других штурмовых отряда стояли на марше. Как вы ощутили на себе ответный огонь противника? Самый массированный этот. Кто отдал приказ об отступлении и как вы отступали? Какое количество было раненых и убитых? То, что видел ты сам. Я имею в виду, убитых и раненых, которых отправляли на лечение. После случившегося какие приказы и распоряжения поступали от высшего командования? Они вообще как-нибудь объясняли это? Вот, в принципе, первые вопросы. 

– Миш, привет! Ну, слушай, отвечать на твои вопросы буду по частям, потому что вопросов много. 

Итак, начнем. В “Карпаты” я попал в конце сентября. Помнишь, был такой человек, Броня. Он мне позвонил, собственно говоря, предложил. Как я понял, через Союз казачества. Тогда я об этом не задумывался, по хрену было. В общем-то приехал я в Ростов на нашу бывшую базу, на Левобережной. Там концентрировались бойцы. Через два дня буквально приехал автобус, забрал нас и увез в Краснодар, в Молькино. То есть не на саму базу, а был такой палаточный городок. Туда приехали. Минимальная медкомиссия, то есть кому надо было делать загранпаспорта, подали документы на загранники, прошли освидетельствование на наркотики, анкеты, общение с эсбэшниками. Ну и все, в общем-то.

Месяц мы там просидели на палаточном городке. Особо-то ничем не занимались. Так, по мелочи – тактика, карты изучение. В общем-то самое необходимое, минимальный набор. Я улетел на Сирию в конце октября, числе 30, наверное, 29, был борт. Из Ростова улетали. То есть получилось так, что мы вылетали, в аэропорту вообще не было ни одной живой души. Ни в зале ожидания, нигде, вообще. Вот что удивило. В Дамаске нас уже встречали. Когда самолет сел, нас уже машины ждали, автобусы. На автобусах добирались до основной базы “Каракум”. На “Каракуме” так же – палаточный городок. Отправили нас оттуда на 2 недели на танкодром. Там есть подготовительный центр учебный. Но опять же, что там? Пристрелка оружия, небольшая тактика и инструкторы по своим профилям – снайперы, гранатометчики, СПГ. Каждый по своему профилю готовился, занимался. Не сказать, что была очень хорошая подготовка, но, по крайней мере, хоть что-то. Через 2 недели, вернулись на “Каракум”. Поставили на высоты, то есть на блокпосты так называемые, на точки. Отстояли мы там по-разному. Кто больше, кто меньше. Я был на точке 2 недели. Через 2 недели сборы и нас перебросили на Дейр-эз-зор. Уже с Дейр-эз-зора на Хишам. Опорные пункты. Разделили отряд. Отряд был где-то человек, наверное, 100. Может, больше. Точного количества я тебе сказать не могу. Стандартное вооружение стрелковое плюс тяжелое. Из тяжелого что у нас было? Батареи 82-е, 120-е минометы, СПГ, “Утесы”   и эти, АГСы. Ну вот. О штурме мы узнали буквально числа, наверное, четвертого февраля. Нам сообщили, что в ближайшие дни будет штурм. Но когда, что – никто ничего не сказал. Какая подготовка там была – так, стрелушки сделали, мишенное поле как раз напротив позиции нашего опорника. Длинная пустыня. Чисто стрелкотня.

Ну, так, были сборы небольшие, выезжали, СПГшники постреляли, АГСы. А так в основном, опять же охраняли кукурузу, скажем так, до самого штурма. Перед штурмом – да, обещали нам поддержку ВКС и то, что в случае чего С-300 будут охранять, потому что мы еще до штурма, задолго до штурма мы видели над вот этим НПЗ (неразб) или (неразб) – как правильно оно, не знаю, называется. Но смысл в том, что мы видели над этим НПЗ американский флаг, видели вертолеты, которые поднимались оттуда. Все это как бы… говорили об этом, докладывали командованию, но – то ли проигнорировали нас, то ли, не знаю, что это было, не могу сказать, но никто это во внимание в общем-то не взял.

Теперь, что касаемо штурма. Изначально предполагалось, что штурмовать будем три завода. Три завода на этом поле. Начинали именно с этого, с большого самого. В полдвенадцатого мы выдвинулись на исходную позицию. Наша позиция находилась буквально в метрах 300-500 от центрального КПП завода. В 12 часов началась артподготовка. Ну как она началась? Было произведено буквально несколько пусков, наверное, реактивных снарядов с Градов походу били, не могу точно сказать. И все на этом. И тут же была дана жесткая ответка. То есть видеть не видели, потому что артдивизион находился далеко от нас. Но судя по разрывам, мы слышали, что накрыли там основательно. И все. После этого начался весь кордебалет. Не знаю, из чего ударили. То ли беспилотник бил, то ли действительно, потому что слышали как бы самолеты. Шум самолета. Еще думали: наши летят, сейчас устроят им кровавую баню. Угу. Устроили. Первая ракета прилетела в наш танчик. Тоже где-то может с полкилометра от нас стоял за домами. Видели, как попала ракета в танк. Экипаж начал эвакуироваться, еще удивились даже, потому что взрыв был такой, колоссальный. Экипаж выпрыгнул из танка, ушел. И вот после этого началось. Авиация начала работать. Сначала самолеты. Бомбили непонятно чем. Но разрывы были нереальные, просто, знаешь я на Донбассе видел работу артиллерии, Градов. Чем там крыли нас – непонятно. Просто, знаешь, такое впечатление, плазменные, бл*дь, фиолетовые шары вздувались на месте взрывов. До нас прилично было – и то, бл*дь, мы лежали на поле, нас подбрасывало, как игрушки. Поэтому повторюсь еще раз, непонятно чем там бомбили и как. Но факт в том, что штурм так и не начался. Тяжелые были уничтожены буквально в течение получаса, наверное. Не больше. Всех тяжелых уничтожили наших. Там из минометчиков – пару человек живых осталось. С АГСов – пару. СПГшники – все легли. ПТУРщики – тоже. Утесники – два человека живые остались. Саперы – несколько человек тоже. Погиб тогда, уже потом узнали, и командир саперов, его зам. Прямо в машине сгорели. Да это ладно, потом, по потерям.

Ну вот. Отработали, отработала авиация, после них прилетели уже “Апачи”. Начали крыть нас. Вернее, не нас. У нас по левому флангу, по пустыне, выходили сирийцы, вот как раз-то (неразб) они шли тоже на штурм. Вот их как раз-то и начали крошить. Сначала по ним прошлись. А потом – переключились на пацанов, на пятый-шестой отряд. Пятерка-Шестерка действительно стояла на марше. Они даже не были готовы к этому. Их раскатали стоячих. Мы видели две вертушки кружащихся, а третья висела, видать, как наводчики или корректировщики. Не знаю. Но факт в том, что долбили с двух вертушек. Именно в карусель уходили. Вся эта карусель продолжалась где-то часов до четырех утра. В четыре утра мы уходили оттуда. Приказа как такого на отступление не было, потому что связи не было вообще. Мы не могли ни до кого докричаться. И командир взвода собственным решением принял решение, дал команду на отход. Потому что понимали, что – все там, просто земля горела там, ад был, действительно, ад. Я еще раз повторюсь. На Донбассе посмотрел вроде на артналеты, во время Широкинской операции, штурма Широкино. Но то, что там творилось… Широкино – это так, детский сад. Там был ад действительно.

Не знаю, каким чудом мы вышли. Наш взвод. У нас во взводе не было вообще ни одной потери, не считая там человечек споткнулся ночью. Потому что ночью ломились по кирпичам, по обломкам, по домам бывшим, бл*дь. Тоже разбомбили. Споткнулся, сломал ногу. Ну а так в принципе – мы вышли все живые. Уже когда вышли на этот, скажем так, за территорию поля, там дорога как раз, на которой стояла колонна пятерки, нас Малыш встречал. Ну это командир наш, отряда “Карпаты”. Был. Он – молодец мужик, там действительно ему надо отдать должное. На этом, на пикапе уехал вперед, под вертолеты за пацанами. “Трехсотых” вывозил. Никого с собой вообще не взял. Просились пацаны, типа, давай, мол, еще, съездим, поможем. – Нет, говорит, я сам, давайте, уходите. Все. И вот до Евфрата мы, считай, пешочком, ну там, подобрали, конечно, нас. Машины какие-то шли. Подобрали нас, довезли до переправы. То есть ни поддержки ВКС обещанной, ничего вообще не было. Ответить по сути нам было им вообще нечем. Вот. За “двухсотыми” я на поле не ездил. Поэтому точно о потерях тебе сказать не могу ничего. Но пацаны, кто там был, кто ездил, забирал наших “двухсотых”, говорят, там все поле просто мясом завалено. Сирийцы потеряли практически всех своих, а там батальон побольше, наверное, был. Человек, наверное, под 400 их было, не меньше, бл*дь. Их всех покрошили там в капусту просто. Ну представь, что такое, вертолеты бл*дь, выходят на людей. Они вообще беззащитные были. Позже скину фотографии, чтоб ты понимал вообще местность. Увидишь. Там есть и завод этот самый. И сама по себе местность, пустыня. То есть вот такая ерунда. Но… От пятерки, если процентов 20 осталось, от отряда, это хорошо. С парнями разговаривали, конечно, после уже этой бойни, в Дэйр-эз-Зор когда вышли, из пятерки они были: да нас, бл*дь, гоняли по этому Хишаму, как курей, бл*дь, по огороду. Просто гоняли. Вот такая ерунда. Пояснять, естественно, никто ничего не стал. Кто мы такие были, чтобы нам что-то объяснять. Мы были лишь бойцами всего-навсего. Наша что за задача была? Выйти, отработать, что мы, собственно говоря, и сделали. Да, конечно, обидно чуть-чуть, что так получилось. Ведь все знали, прекрасно знали, что, бл*дь, нарвемся на америкосов. Но кто-то жестко проигнорировал этот факт. В общем-то как всегда.

бл*дь… вспомнить бы… забыл уже все позывные… У Орды мы были с ним, с Броней. Поэтому Броня мне позвонил и предложил: хочешь? Давай. Ну я и согласился, поэтому как бы я и попал. Это был сентябрь 17 года. Абреков, да, действительно было, я говорю, порядка, бл*дь, тоже душ 400, наверное, не меньше. Бронегруппа и артдивизионы принадлежали отрядам. То есть сколько их там, их количество я тебе сказать не могу, потому что не знаю реально численности отрядов. Поэтому ничего не могу сказать. Могу сказать единственное уверенно за “Карпаты”. В Карпатах бронегруппы не было. Легкая, бардаки у нас были. Но они, собственно говоря, не участвовали в боях. Они вошли нормально, все. То есть ну как бы прорвались, тоже под вертушками уходили. Но тем не менее, никто не попал из них. Вот. “Двухсотых” отправляли малыми партиями. По 10, по 12 цинков. Долго их вывозили. Очень долго. Вся информация, конечно, же жестко пресекалась, расход. То есть у нас два человека с “Карпат” были пойманы на передаче информации, кто сообщил родственникам за первых погибших, за Касатура, за Игоря, за Матвея. Их сразу же приняли и они до самого борта сидели на контейнере. После этого боя мы еще месяц пробыли там, на песках. И через месяц мы ушли оттуда бортом так же, на Ростов. В Ростове нас встретили и быстро, через задние ворота, мы даже через терминал не проходили, на автобус и на базу. На базе тоже там буквально в течение 3-4 часов рассчитали и всех за ворота. Как-то так.

– Ты знаешь, Миша, честно говоря, возможно, что и месть была. Но одна из версий была, что этот… но это опять же, наши версии… что была цель – спровоцировать американцев на удар. Хотя, ничего не исключимо, может быть действительно Шойгу закусился с Уткиным, ну с Пригожиным, имеется в виду. Потому что парни из пятерки (неразб) уже говорили, что у них буквально за неделю до вот этой бойни забрали все ПЗРК. То есть ожидалось, видать. Хотя я не думаю особо, что даже если бы были ПЗРК, что-то бы изменили. Я тоже мониторил как бы эту тему. Американцы признали и опубликовали данные, бл*дь, об этом бое. Там нас долбили, начиная от ударных беспилотников, и заканчивая, бл*дь, стратегическим бомбардировщиком, бл*дь, Б-52. Б-52 был, Си-130, (неразб), Апачи, ударные беспилотники и F-16. Плюс системы залпового огня ихние, бл*дь, еще какая-то х**ня. Жестко, короче, нас тогда, обработали. Я говорю, бл*дь, мы когда туда вышли, наш взвод уходил в принципе с поля боя самый последний. После нас там никого. Оставались только “трехсотые” на поле боя. Я не знаю, каким чудом мы вообще оттуда выскочили, потому что вертушки над нами проходили буквально на работу заходили… у нас, получается по левому флангу по полю работали, гоняли лилипутов оставшихся, а возвращались на круг через нас как раз, через наш проход, бл*дь. Мало того, мы в темноте, мы шли по минному полю, бл*дь, потом, как выяснилось. Никто не подорвался, бл*дь, не попали под вертолет, ничего. Мы отступили вообще, бл*дь, чудом. Когда вышли на этот… на первый блок, добрались, пешком шли, ночью, бойцы, не знаю, кто там стоял, может, федералы, бл*дь. Скорее всего, федералы были: пацаны, а вы кто? – “Карпаты”. – Как “Карпаты”, вас же нет в живых, никого не осталось. Они ох**ли вообще, бл*дь, что мы вышли вообще оттуда. И вот потом уже долго вот это вот пытались понять, как… как получилось, что мы вышли оттуда. Было только одно объяснение. При отступлении наш Раф, именно склад БК “Карпат”, при отступлении подожгли. Знаешь, в ночи рвались эти снаряды… не снаряды, а выстрелы под гранатометы, ракеты летали ПТУР, патроны вот это, хлопки, бл*дь. пожар такой, грандиозный был. Мы, может быть, под этой солянкой и вышли. Нас просто в тепловизор не смогли засечь. Потому что ночь темная была. Луны всю ночь вообще не было. А может, кто-то молился удачно за нас. Усердно.

– Конечно. Конечно, Миша будем на связи. Чего теряться-то?

Источник: censor.net
Вам также может понравиться