Россия не сможет вернуть Донбасс, но у Путина еще есть два варианта

Леонид Радзиховский

В украинских медиа и соцсетях активно обсуждают скандальное интервью бывшего помощника президента РФ Владимира Путина, Владислава Суркова. Главный куратор «непризнанных республик» и «проекта Новороссия», проведя месяц в «медитации», в циничной и человеконенавистнической форме наговорил все, что думает об Украине, украинскую нацию и перспективах «мирного урегулирования» на Донбассе.

Впрочем, российский публицист Леонид Радзиховский считает, что, несмотря на всю остроту, слова Суркова стоит воспринимать именно как его персональную позицию, а не как элемент политической игры. Ведь Сурков остался вне вертикали принятия решений на «украинском направлении», а его «проекты» уже давно не отвечают реалиям украинского-российского конфликта. Об этом пишет автор на сайте «Апостроф».

Я не считаю, что Сурков остается неким «тайным» активом Кремля. Эти игры никому не нужны, Сурков действительно ушел в отставку а украинским направлением теперь, как известно, занимается Дмитрий Козак (заместитель главы администрации президента РФ, — Ред.). Интервью Чеснакову (Алексей Чеснаков, российский политолог, человек из команды Суркова — Ред.) — это собственная позиция Суркова.

Вообще, стоит меньше прислушиваться к намекам, символам и даже не слишком присматриваться к фамилии «ответственного за Украину». Значение Суркова, Козака или любого другого человека сильно преувеличивают. Обращать внимание нужно на простые вещи — конкретные предложения российского руководства. Ведь политику России в отношении Украины не определял Сурков и не определяет Козак. Ее определяет один-единственный человек — Владимир Путин.

Реалии сегодняшнего дня следующие. Никакого «проекта Новороссия» уже не существует, он был закрыт еще в 2014 году, и закрыт совершенно безотносительно к тому хочет и что думает Путин. По-факту, Путин не идиот и не религиозный фанатик, он — прагматичный политик. В 2014 он столкнулся с сопротивлением, а также просто с ожиданием сопротивления со стороны Восточной Украины — то есть именно тех областей, которые должны быть в составе «Новороссии». Тогда Путин понял, что они не горят желанием быть в составе Российской Федерации. И все, после этого проект «Новороссия» был закрыт. И теперь неважно, что он думает об Украине и украинцах, есть такое государство или нет, есть такой народ или нет. Важны не мнения и позиции, а поступки. Поэтому, наткнувшись на сопротивление в 2014 году, Путин окопался на Донбассе там, где население действительно поддерживало Россию.

Проект «ЛДНР» с самого начала был тупиковым. Уже очевидно, что включения Донбасса в состав Украины на тех условиях, которых хочет Россия — не будет. А значит, остаются 2 варианта. Сохранение статуса-кво в полном объеме — с перестрелками, или сохранение статус-кво с установлением «режима тишины». На самом деле в установлении режима тишины заинтересованы обе стороны — и Владимир Путин, и Владимир Зеленский. Ведь от перестрелок, в которых погибает по 3-5 человек, Путин никакой выгоды не имеет. Гипотезу о том, что Путин садист и пьет человеческую кровь, я не разделяю.

А вот вреда от активизации боевых действий хватает. Потому что на Западе Путина ругают, подчеркивая, что война, во всей серьезности этого слова, продолжается. А поскольку война продолжается, то Запад не может отменить санкции. И возразить тут Путину ничего. Поэтому он и заинтересован в установлении режима полной тишины — такого, как на границе Грузии и Абхазии и такого, как у Молдовы с Приднестровьем.

Источник: inforesist.org
Вам также может понравиться