Сергей Рахманин: “Святослав с самого начала говорил, что это не партия Вакарчука. Теперь у партии появилась возможность доказать это на практике”

Известие о том, что Святослав Вакарчук намерен сложить (за свою жизнь – уже вторично) мандат депутата Верховной Рады, стало главной новостью дня. Цензор.НЕТ расспросил лидера парламентской фракции "Голос" о том, почему так случилось, и есть ли жизнь после Вакарчука.

– Фракции он объявил о своем решении сегодня. Главу партии и руководителя фракции, то есть меня, он известил за пару дней до этого.

– Аргументы, которые он приводил, не отличались по смыслу от его личного заявления. Он заявлял (это так и было), что ключевой целью создания партии “Голос” ставил возможность привести в политику молодых самодостаточных профессиональных людей. И он посчитал, что на определенном этапе свою миссию исполнил. И в самом деле, с приходом нового главы партии (Киры Рудик – Е.К.) у нас оживилась внутрипартийная жизнь, начало проявляться собственное лицо, появились новые импульсы для роста. И Святослав посчитал, что это как раз хороший момент для того, чтобы партия поймала эту волну и продолжала развиваться без оглядки на него. Он с самого начала говорил, что это не партия Вакарчука. Теперь у партии появилась возможность доказать это на практике.

Вопрос: в какой мере это правда?

– Давай по пунктам. Первое. Если бы у Вакарчука была позиция, отличная от позиции фракции, он бы вслух о ней заявил. А он подобных заявлений не делал – и сегодня подтвердил, что уважает решение фракции.

Во вторых, Святослава в тот день действительно физически не было в Киеве. У него дома, как ты знаешь, семейные проблемы. Он был во Львове – соответственно, физически не мог подписать проект постановления (об отставке Арсена Авакова – Е.К.).

В-третьих, по вопросу о том, каким образом фракция реагирует на события в Кагарлыке, выступает ли она за отставку Авакова, – у нас было достаточно бурное обсуждение. Я не вправе вдаваться в подробности этого обсуждения. Скажу, что высказывались разные мнения. Преобладающей (не единодушной, подчеркиваю, преобладающей) была такая точка зрения: взвесив все за и против аргументы, – настаивать на отставке Авакова. Я считаю, что он должен понести политическую ответственность за то, что произошло. И это решение было проголосовано фракцией.

Пункт четвертый. Никогда Вакарчук об особых дружеских отношениях с руководством МВД не говорил. В том числе – на фракции, в заседании которой он принимал участие, когда обсуждался этот вопрос. Никогда он такого аргумента не приводил! И мне подобных мыслей не высказывал, я впервые слышу о каких-то особых дружеских отношениях кого бы то ни было из фракции (не только Вакарчука) с руководством МВД. У нас люди по-разному относятся к фигуре Авакова, к деятельности полиции, к деятельности министра внутренних дел, министерства. Но у нас есть четкая партийная и фракционная позиция. И люди ее придерживаются. Но о дружеских отношениях – это полная чушь, эта фраза никогда не звучала. Заявляю об этом совершенно ответственно.

И последнее. Ни разу Вакарчук не заявлял о том, что выступает против акции, которая состоялась под стенами Верховной Рады. Аргументы, которые ты только что привел, я впервые слышу. Они никогда ранее не звучали.

– Давай оперировать объективной информацией. Объективно Вакарчук заявил о том, что подал заявление о сложении депутатского мандата. Это факт. С другой стороны, он остается членом партии. Он заявил о том, что не сдает партийный билет и остается членом партии “Голос”. Это было подтверждено им на заседании фракции, которое состоялось сегодня.

Помимо этого, он сказал, что активно будет принимать участие в агитационной компании и работе партии во всех ее видах и проявлениях, включая местные выборы. И что партия может рассчитывать на его активную поддержку настолько, насколько это будет востребовано.

Все остальное – вопрос устава и правил. У нас есть съезд, который избирает главу партии и ее заместителей. Есть фракция, которая избирает главу фракции и его заместителя. Все эти люди остаются на своих местах. Соответственно, никакой ротации ни в руководстве партии, ни в руководстве фракции – не происходит. Все остаются на своих местах. Работают так, как работали.

– Логика следующая. Он говорил о том, что в действительности сам факт его ухода существенным ударом по партии не будет. И, в принципе, он прав: партия в последние пару месяцев стала более самостоятельной, и внимание к другим членам этой партии – только повысилось. При том, что изначально и фракцию, и партию воспринимали как проект Вакарчука.

Понятно, что он наиболее узнаваемый человек. Он собрал этих людей вместе; он был инициатором создания этой партии. Без него мы бы никогда вместе не собрались, и не было бы такой фракции. Но объективности ради следует сказать, что пока Вакарчук оставался лицом этой партии и этой фракции, внимание к другим людям было меньшим. Хотя на деле многие своей деятельностью уже в составе этого парламента заслужили, чтобы с ними считались. Многие члены фракции выросли в авторитетных членов своих комитетов, с мнением которых считаются. Они активно влияют на законодательную политику, выросли как публичные политики. Но, так или иначе, – оставались в тени Вакарчука. И его логика была такой, что в сейчас хороший момент, чтобы у этих людей появилась возможность выйти из тени, крепче встать на ноги.

– Да, здесь есть чувствительные моменты. По-разному и избиратель, и члены фракции, и члены партии могут относиться к этому поступку. Считать его своевременным или несвоевременным, верным или неверным. Я могу лишь констатировать то, что к его решению отнеслись с уважением. И потом, человек имеет право выбирать свою судьбу, в том числе и политическую…

В действительности, у нас сейчас появилась возможность доказать свою состоятельность. Есть возможность двигаться и расти, и сейчас как раз самая возможность себя продемонстрировать. Скажу больше: при том, что я не большой любитель привязываться к рейтингам, все же замечу – в принципе, рейтинг партии сейчас выше, чем рейтинг Вакарчука-кандидата в президенты. Поэтому можно говорить о том, что у каждого появилась возможность показать, насколько он состоятелен как член команды и как политик. Это возможность показать, чего ты стоишь, по большому счету. Каждый из нас хотя бы раз в интервью говорил о том, что мы – не партия Вакарчука. Мы – партия “Голос”. У каждого из нас есть свое мнение, своя биография, своя репутация; каждый из нас чего-то стоит. Сейчас появилась возможность показать, чего мы стоим все вместе. Это хороший экзамен, хороший эксперимент.

– Мне трудно сказать. Он никогда мне таких соображений не высказывал. Я не думаю, что это является для него серьезным аргументом. Любой поступок человека всегда сводят к каким-то простым решениям. Аваков, концерты… Но ведь любое решение – это всегда совокупность разных причин и обстоятельств.

Очевидно, это решение далось ему не просто. Безусловно, он его взвешивал. Но не думаю, что могу назвать какую-то одну ключевую причину. И я далек от мысли, что тема Авакова или тема концертов были определяющими. У него действительно были ответственность за партию и абсолютно искреннее желание создать нечто не похожее на то, что было до сих пор. Партия “Голос” была создана как альтернатива политической силе во главе с Порошенко и политической силе во главе с Зеленским. Потому что люди, которые не хотели голосовать ни за того, ни за другого, требовали определенную альтернативу.

– Приведи мне хотя бы один пример, который можно было бы считать отсутствием позиции по какому-либо вопросу. При том, что у нас была достаточно сложная дискуссия по вопросу о земле. (Хотя еще раз напомню: речь шла не вообще о рынке земли, а о конкретном законе. Потому что были нюансы). Тем не менее, было принято решение, и фракция проголосовала за закон о земле. Это была абсолютно четко озвученная позиция – при всех рисках, которые голосование за законопроект несло. Да, там не проголосовала часть фракции – но это было связано исключительно с тем, что голосование перенеслось на ночь, и далеко не все были готовы сидеть целую ночь, чтобы нажать кнопку…

Та же позиция по Авакову – абсолютно четкая демонстрация того, что фракция даже в тех вопросах, которые с точки зрения кулуарной позиции несут риски, – занимает достаточно жесткую позицию. Не пытается оправдываться экивоками и полутонами, как это, к сожалению, делают некоторые другие партии и фракции. У нас была абсолютно четкая позиция по снятию Рябошапки. Абсолютно четкая позиция по снятию правительства. Да по любому чувствительному жесткому законопроекту у нас была позиция! И когда мне говорят, что, мол, вы не занимаете позицию, я всегда отвечаю: приведите пример, когда мы не занимаем позицию. Я готов аргументировать !

И до сих пор не привели ни одного примера…

– У нашей политической организации сейчас действительно наступают нелегкие времена. Потому что у людей, искренне готовых жертвовать на политические партии, будут непростые времена. И потом, мы не роскошествовали и до этого. Я смею набраться дерзости и говорить о том, что мы – единственная партия, за которой не стоит конкретный олигарх или пул финансово обеспеченных людей. У нас, к счастью или к сожалению, есть государственная поддержка, которую мы заработали благодаря прохождению в парламент. И у нас есть добровольные взносы. Все эти люди имеют конкретные имена и фамилии. Каждого из них можно спросить, откуда взялся взнос. У нас, насколько я знаю, нет каких-то странных фирм. И, насколько я знаю, у нас все люди, которые вносили взносы на партийный счет, – абсолютно легальные, белые. Любого из них может проверить соответствующая организация, начиная с НАПК.

Насколько нам тяжело будет с финансовой точки зрения? Думаю, будет тяжело. Но это никоим образом не связано с отходом Святослава Вакарчука от парламентской деятельности. Это будет связано в принципе с кризисом, который переживает страна. Людям, которые готовы жертвовать на партию, будет сложнее изыскивать такие средства. У нас не было никаких особых спонсоров, которые теоретически могут уйти в связи с отходом Вакарчука от деятельности. Это я абсолютно откровенно заявляю.

– Слушай, я уже устал от разговора о Викторе Михайловиче и Соросе. Когда это рассказывают наши коллеги из одной небезызвестной фракции – это одна история. Когда меня спрашивают вроде бы взрослые серьезные люди – я пожимаю плечами. Честно.

Мне это напоминает вот что. Недавно говорил с одним очень высокопоставленным политиком, который имеет возможность оперировать практически любой информацией в этой стране. А он мне отвечал… аргументами из интернета. Из чата в каком-нибудь Телеграме или Фейсбуке.

На самом деле, степень финансового благополучия партии, грубо говоря, можно определить даже по внешним признакам. Наличие рекламы, бордов, средств массовой информации и т.д. Очень легко отследить – есть лишние средства у партии или нет. Это прекрасный маркер для любого человека, который предрасположен к неким аналитическим действиям и знает, как это работает.

По-моему, совершенно очевидно, что лишних средств у этой партии нет. И никакого Виктора Михайловича, Рината Леонидовича или Игоря Валерьевича за нами, слава Богу, нет. Это просто смешно.

Источник: censor.net.ua
Вам также может понравиться