Слуга народа Семинский обвинил Рудьковского в своем похищении: как идет война за 150 миллионов долларов

9 марта начался выдающийся судебный процесс – экс-министр транспорта Николай Рудьковский получил подозрение в похищении действующего народного депутата "Слуги народа" Олега Семинского. Давний конфликт за распределение доходов и долей между бывшим директором компании "Нефтегаздобыча", крупнейшей частной газодобывающей компанией страны, и бывшим ее совладельцем Нестором Шуфричем с одной стороны, и их бывшим другом и партнером, действующим представителем владельца Рудьковским – с другой, дошел до судебного процесса.

Напомним, Семинский исчез 3 февраля 2012 года, а 23 мая 2015 года внезапно появился и заявил о своем похищении. Спустя еще несколько лет Семинский стал народным депутатом от “Слуги Народа”. И вот 25 февраля 2021-го СБУ предъявила подозрение Рудьковскому.

Причину конфликта Семинский и Шуфрич не скрывают – 10%-ная доля акций компании Нефтегаздобыча, рыночная стоимость которой сейчас около 150 миллионов долларов.

По данным источников Цензор.НЕТ в ОП, Семинский на данный момент пользуется полной поддержкой главы фракции “Слуга народа” Давида Арахамии, а само дело просили поставить на контроль Офиса Президента. Именно это вмешательство в судебный процесс и объясняет непредусмотренное законом участие СБУ в деле. Однако, судя по тому, что представлять интересы Рудьковского согласился в том числе Николай Катеринчук – хороший знакомый Зеленского, известный юрист, который также представлял интересы “95 квартала”, Банковая не является все-таки единой в данном вопросе.

Компания Нефтегаздобыча создана в начале 2000-х. Ее идеологом был Николай Рудьковский. Вместе с экс-партнером Нестором Шуфричем они известны своим эксцентричным поведением и непрерывной чередой скандалов, такая же судьба, разумеется, постигла и компанию. Весь этот захватывающий сериал в одной статье не поместить.

Предмет подозрения и список подозреваемых сам депутат Семинский излагал неоднократно, последняя версия его показаний – в интервью 4 января этого года изданию LegalHub. Коснемся самого по себе предмета обвинения – я выбрал те фрагменты, которые непосредственно касаются подозрения о похищении:

“При создании ЗАО “Нефтегаздобыча” была жесткая договоренность о распределении долей партнеров Шуфрича, Рудьковского и моя: Шуфрич — 60%, Рудьковский — 30%, Семинский — 10%. Но, поскольку, ЗАО “Нефтегаздобыча” была в процессе становления.., мы с партнерами договорились о следующем: пока идут уголовные дела и становление компании, мы регистрируем доли 50/50 (50% — Шуфрич, 50% — Рудьковский). И мои 10% состоят в 50% Рудьковского, поскольку мы были друзьями с 1992 года. Суть напряжения между нами была в том, что он даже после становления нашей компании и получения всех документов не оформлял мою долю. Но мы все же зарегистрировали компанию — 50% Шуфрич и 50% Рудьковский. Так мы работали с 2003 года и до момента моего похищения 3 февраля 2012 года. Это была жесткая договоренность трех партнеров в момент создания компании. Шуфрич и Рудьковский это подтверждают.

Журналист: – А почему вы допустили, чтобы ваша доля была оформлена на постороннего человека?

-События развивались стремительно и очень спонтанно. Нужно было принимать срочное решение: или мы договариваемся как партнеры и срочно регистрируем предприятие, или отступаем от этой затеи. Рудьковский не отказывался от переоформления. Он все обещал, все откладывал на “потом”…

Цепочка организаторов моего похищения была следующей: Рудьковский — заказчик умышленного убийства, Ериняк (по прозвищу Молдаван) и Салаватов — основные организаторы умышленного убийства, Деркач, Ришко, Мельник, Шикора, Акимов, Бирюк — соорганизаторы (согласно решению Печерского районного суда Киева)…

(Решения суда, на которое ссылается Семинский, в реестре судебных решений найти не удалось. – Ред.)

Андрей Мельник, один из основных организаторов моего похищения, сказал: “Ты должен Рудьковскому 200 миллионов долларов, теперь эти деньги ты должен нам. Мы даем тебе доступ к интернету, и ты должен эти деньги перевести на наш счет. Если ты этого не сделаешь, ты отправляешься на “тот свет”.

Следствие до сих пор не может установить места, где я пребывал. Первые полтора года заключения были очень тяжелые. Первый месяц моего плена меня жестоко избивали до потери сознания. Чтобы я не мог сопротивляться, мои руки и ноги сковывали наручниками. Так меня избивали около пяти раз подряд с перерывами в одну неделю. Били тяжелыми полицейскими дубинками, а также руками и ногами. Когда я терял сознание, они приостанавливали пытки”.

Николай Рудьковский прокомментировал это так:

“У меня есть основания полагать, что выступления Олега Семинского на самом деле организованы депутатом партии “Оппозиционная платформа-За жизнь” Нестором Шуфричем и его криминальным окружением. Семинский действует в их интересах.

В 2011 году я инициировал аудит компании, который вскрыл финансовые нарушения и огромные проблемы в операционной деятельности. Шуфрич это признавал. На данном основании было принято совместное решение продать компанию: он решил продать всю свою долю, а я посоветовал своей семье сохранить 25%.

Но исчезновение Семинского по сути сорвало выгодную сделку о продаже компании в феврале 2012-го. Я первым приложил все усилия, чтобы его найти: сразу пошел на прием к министру МВД, чтобы немедленно открыли дело, а не ждали предусмотренную законом неделю. Мы предоставляли всю необходимую помощь, в том числе финансовую, его супруге, семье.

Компанию смогли продать только со второй попытки и значительно позже. При этом после смены собственника и менеджмента “Нефтегаздобыча” стала платить в двадцать раз больше налогов, добыча газа утроилась, а компания стала прибыльной в противовес убыткам, которые она показывала при Семинском.

Кстати, первым директором “Нефтегаздобычи” был не Семинский, как он говорит, а известный юрист Андрей Пазюк. Семинского назначили уже после него. И директора не получали никакой доли в компании. Они получали высокую зарплату, есть договора об их условиях работы, ни о каких долях там и речи не идет. Не понимаю, с какой стати долю требует Семинский?

Учитывая историю и личных отношений, и деловых, для меня его обвинения – дикость.

Все рассказы, что я якобы причастен к похищению – это полный бред. Ведь нет даже никаких доказательств, что само похищение вообще имело место. Я бы хотел максимальной огласки этого суда, чтобы все увидели – это дело просто результат политического давления, основанного на введении в заблуждение нескольких людей, принимающих решения в стране”.

“Уголовное дело против Рудьковского носит все признаки заказного. Расследование проводит СБУ, несмотря на то, что данная категория дел не относится к их подследственности – уже один этот факт показывает вмешательство власти. Никаких доказательств вины Рудьковского будь то в убийстве, пытках, вымогательстве, присвоении имущества и похищении человека следствием не установлено.

Как только общество увидит материалы обвинения, то у антикоррупционных органов возникнет вопрос: не является ли дело против Рудьковского результатом использования служебного положения народным депутатом Семинским? И не стоит ли открыть уголовное дело против народного депутата за инсценировку похищения и вымогательство? На эти вопросы в скором временит будут даны ответы.

В ЧАО “Нефтегаздобыча” Шуфрич и Рудьковский делили уставной капитал 50 на 50. Для контроля интересов учредителей на предприятии на должность директора был нанят Семинский О.В. (со стороны Рудьковского) и главный бухгалтер (со стороны Шуфрича).

Нет ни одного документа, свидетельства, устного или письменного за многие годы совместной работы, где бы Рудьковский давал обязательства передать Семинскому какие-либо активы.

Что же стало причиной конфликта? Прежде всего – это плачевное состояние финансов компании, которая стала показывать государству огромные убытки – около 370 миллионов в 2012 году, при этом продолжалось падение производства, а задолженность только перед налоговой составляла около 80 миллионов. Распределение доходов зависело от директора, и Семинский самовольно вступил в тайные договоренности с Шуфричем и увеличил доходы Шуфрича с 50 до 60%, себе стал забирать 20% доходов. Естественно, это было сделано за счет доли Рудьковского. В связи с нееффективной работой менеджмента и компании, было принято решение о ее частичной продаже. К примеру, Рудьковский решил продать часть своей доли другому инвестору, и эта сделка была назначена на 5 февраля 2012 года.

Однако, Семинский, понимая, что он теряет источник дохода и побаиваясь привлечения к уголовной ответственности, за два дня до сделки вдруг пропал. В результате его исчезновения сделка о продаже срывается, а компания становится заблокированной.

Летом-осенью 2015 года Семинский трижды встречается с Рудьковским (представителем собственника) и требует, чтобы на него была оформлена доля 10% в уставном капитале предприятия. В противном случае он грозится заявить, что в его похищении виноват Рудьковский, о чем он знает якобы со слов Шуфрича. Хотя в материалах уголовного дела Семинский также указывает, что его похищение мог организовать не Рудьковский, а “Саша Стоматолог”, то есть “семья” Януковича.

Допросы свидетелей, которые якобы указывают на причастность Рудьковского к похищению Семинского, были проведены СБУ в 2020 году, то есть 8 лет спустя после загадочного исчезновения.

Подозрение построено на “не установленных следствием фактах”. Например, там есть такой эксцентричный фрагмент: из показаний тестя Семинского Башая О.Ф. стало известно, что он нанял экстрасенсов. Все экстрасенсы якобы указывали на фото Рудьковского и говорили, что этот мужчина причастен к исчезновению Семинского.

Также досудебное следствие указывает, что Рудьковский Н.Н. якобы в 2012 году передавал посреднику неустановленную сумму при неустановленных обстоятельствах.

Семинский утверждает о тяжелых пытках и побоях, так вот в деле нет доказательств, что такие побои ему наносились, как и не установлен какой-либо вред здоровью. Не установлен даже сам факт похищения. Не исключено, что Семинский был в сговоре с теми, кто помогал ему скрываться, чтобы получить возможность оспаривать действия акционеров в суде”.

В распоряжение Цензор.НЕТ поступила запись разговоров между Рудьковским и Семинским, сделанная, предположительно, в период конфликта в компании в начале 2012 года. Она показывает реальные взрывоопасные отношения между Семинским, Рудьковским и Шуфричем, которые не были урегулированы по сути и привели к валу взаимных обвинений и претензий. Вряд ли такую беседу удастся использовать как материал суда, но записи дают понимание отношений между Семинским и Рудьковским до продажи компании.

Семинский жалуется Рудьковскому на давление и угрозы со стороны Шуфрича:

С: Но прёт как дурной Нестор, не знаю, что делать.

Р: Перестань заниматься херней, Олег.

С: Он давит как дурной, прёт, и орет, и угрожает, и все, я, бл#дь, уже не могу”.

Семинский заявляет Рудьковскому, что собирается вместе с Шуфричем распределить в свою пользу доли в компании, Рудьковский отказывает в его требованиях:

Р: Ну, и ты вот так вот на свой рассудок принимаешь решение забрать 20%.

С: Конечно, конечно…

Р: На основании чего?

С: На основании нашего участия, твоего и моего в проекте. Вот на основании чего, вот и все.

Р: Ну… это ж самоуправство.

С:Конечно, Коль, ну а как иначе? А переход на 60–это не самоуправство со стороны Нестора?

Р: Самоуправство. Но которому ты потакаешь.

С: Не потакаю. У меня всегда была очень скромная…

Р: Олег, я всегда тебя поддерживал.

С:Ты мне рассказывал, что там менеджер или не менеджер. Ну значит…. Иди и жалуйся… в Организацию Объединенных Наций…

Семинский информирует о своем решение забирать часть доходов компании

С: Вот, я, Олег Валерьевич, принял решение вот такое. Я так подумал: а чем Николай Николаевич круче Семинского Олега? Да, в этой ситуации? И я решил сделать вот так вот.

Р: Как?

С: 60/20/20. То есть мы с тобой будем получать доход от компании пополам. Вот. Кстати, у меня есть к тебе деловое предложение очень хорошее—давай доходы с газопровода поделим пополам, которые ты получаешь персонально?

Р: Так все подключайте, как считаете нужным, Олег Валерьевич. То есть, вы же уже всем руководите, сами делите средства,

С: Нет, ну нет…

Р: Средства, которые, ну, наверняка вам не принадлежат. Ну то есть даже то, что ты сейчас ставишь вопрос 20/20 – на каком основании?

С: Ну так мне захотелось, потому что ты в этой ситуации за последние года два, лично, делаешь наверно, намного больше, чем я для компании. А если так взять, то наверное намного больше.

С: Я хотел, чтоб мне пообещали это сделать. А если мне не обещают и не делают, то я сделаю это сам. Вот все.

Р: Значит Олег, подожди.

С: Я имею право поступать так…

Р: Конечно, ты имеешь право поступать так, как считаешь нужным. Но опять же, это с твоей точки зрения.

С: Да, с моей…

Р: Но опять же, как ты говоришь, вот понятийную бумагу. Так вот с понятийных принципов ты не имеешь права поступать так с доходами, которые принадлежат другому акционеру. Ну не имеешь.

С: Я имею право даже на большее, чем я делаю.

Р: Олег, ну конечно…

С: Я имею право на все

Судя по записям, которые не единственнные, насколько известно редакции, у Семинского были конфликты с обоими владельцами и претензии к Рудьковскому по вопросу получения доли, но они не увенчались результатом.

Уже в это время Семинский планировал стать народным депутатом и готов был потратить на мандат 7 миллионов, причем партийность не имела значения.

По данным источников Цензор.НЕТ, единой позиции во власти по данному суперскандальному делу пока нет.

Многое в нем выглядит пока непонятно, и очень важно, чтобы сторона обвинения представила в суде все доказательства. Со слов Николая Катеринчука, который ознакомился с обвинениями, действия правоохранителей выглядят весьма спорно. Непонятна вообще роль СБУ в деле о похищении, которое не находится в их подследственности. Будут ли они продолжать вести дело, ведь это им запрещено по закону, или все-таки передадут дело в Государственное бюро расследований?

При этом народный депутат правящей партии Олег Семинский использует свои политические связи для разрешения коммерческого спора в свою пользу, и ничуть этого не скрывает. Не представив документов и доказательств, народный депутат требует передать ему 10% акций крупнейшей газодобывающей компании на 150 миллионов долларов.

Прямое вмешательство власти в поддержку коммерческих интересов своего народного депутата может сыграть, со временем, отнюдь не в пользу Семинского и тем более не в пользу самой власти.

Будем следить за этой скандальной историей в суде.

Источник: censor.net
Вам также может понравиться