“Слуга народа” Юрий Камельчук: “Я бы ветировал постановление Кабинета Министров о локдауне и поехал на Буковель!”

Нардеп-"слуга народа" – о том, почему COVID-19 – это миф, а вакцинирование – ловушка для паникеров; чем вредны маски и как нас хотят вымуштровать по китайскому образцу. А также о недоподготовленных нардепах, локдауне, борьбе за Крым, режиме Лукашенко, санкциях против Дубинского, абортах и свободном ношении оружия.

***

Народного депутата Юрия Камельчука в Сети и за ее пределами зовут “ковидоотрицателем”. В наше время, когда внешний вид COVID-19 знаком каждому школьнику, такая позиция нардепа из фракции “Слуга народа” одним кажется сектантским упрямством, другим – опасной глупостью. “Идиот, иди расскажи переболевшему Зеленскому, что ковида нет!” – пишут ему в комментах.

Между тем, сторонников у Камельчука – тоже хватает. Тем более, что в основе его взглядов – вполне стройная конспирологическая теория о мировом заговоре фармакологических компаний – с обширным применением вранья и провоцированием паники. Более того, свои взгляды Юрий не стесняется формулировать и отстаивать. Как в зале Верховной Рады, так и в интервью.

Чем и воспользовался “Цензор. НЕТ”. Причем не только на коронавирусном направлении.

По роду деятельности вы, согласно Википедии, – “сертифікований бізнес-тренер, фасилітатор, НЛП-практик и так далее. В Верховной Раде работаете в комитете по вопросам энергетики и жилищно-коммунальных услуг. Юрий, как так получилось, что в новостях, где фигурирует ваше имя, с гигантским отрывом лидирует тема ковида и вакцинирования?

– Все очень просто. Это моя реакция на главные темы, которые происходят в Украине.

На эти темы реагируют многие, но мало кто провоцирует такие всплески ажиотажа, как вы.

– Может быть, потому, что мои заявления не укладываются в общее русло или противоречат многим фактам, в которые многие верят.

COVID-19 как новой болезни, так и глобальным созданием и продвижением вакцин от этой болезни. Вы считаете, что этот процесс – титаническая манипуляция со стороны фармацевтических компаний с целью обогащения. И выступаете за то, чтобы каждый самостоятельно решил для себя и своих детей, принимать ли вакцину (вне зависимости от ее производителя, что важно), или нет. Я все правильно изложил?

– В общем, правильно. Это точка зрения, собранная из нескольких разных ответов на вопросы в разных СМИ.

– Конечно, каждый может ошибаться. Я не раз повторял, что если мне докажут обратное, то я извинюсь и скажу, что это не так. Но на данный момент на мои вопросы с марта 2020 года либо не обращают внимания, либо не считают их серьезными. Или же, скажем так, не воспринимают меня как серьезную угрозу своим намерениям. Поэтому многие люди, которые мне пишут сейчас в Фейсбуке или в других мессенджерах, рады приветствовать смелость высказывания. Но это еще не означает, что мы чего-то достигли или круто что-то изменили. Ну, хотя бы начали говорить об этом более громко…

– Во-первых, моя идея о том, что вакцинация вредна, абсолютно не нова. В течение многих лет немало людей отказываются от вакцинирования вообще – вне зависимости от последствий. Они сами принимают это решение – брать ответственность за свою жизнь. И я считаю, что это первостепенное, самое ценное право любого человека.

Или возьмем другую сферу деятельности. Многие фармацевтические компании, да и вся система медицинского здоровья в мире в целом, – говорят нам о том, что неизлечим СПИД, неизлечим рак, другие страшные болезни. Но существует и альтернативная точка зрения – когда буквально за несколько месяцев людей вылечивают от СПИДа и рака средствами, которые кто-то высмеивает. То есть всегда имеется альтернативная реальность, которая для кого-то работает именно так. Еще, между прочим, и с точки зрения убеждения. Было же много экспериментов, когда людям давали плацебо – и они верили в то, что этот препарат их излечит. А на самом деле там ничего не было. Но эта вера срабатывала, и человек выздоравливал! Так уж работает психика человека…

За что я выступаю? За наличие свободного выбора. Взять хотя бы один из зажигательных моментов – содержание некоторых пунктов в законопроекте 4142 (который уже обсуждается в Верховной Раде). Мы с моим коллегой, юристом, проанализировали 3 позиции из этого з/п. Сначала там прописана возможность того, что Кабмин может вводить так называемую опасную ситуацию (для Украины это – новый термин). Второй – на основании опасной ситуации всем будет предписано срочно вакцинироваться. И третье: если вы не вакцинируетесь, он может запретить вам ходить на работу. Обратите внимание: до этого обязательно вакцинировались только детские садики. А теперь – и школа, и вузы, и работа. Это ограничение прав, ограничение свободного выбора! Вот против чего, в том числе, я выступаю.

– Точно по тем моментам 4142, о которых я рассказал, – касательно обязательности вакцинирования. Здесь я буду против – как и в отношении введения любых дополнительных паспортов, документов, реестров, которые будут запрещать куда-то выезжать и что-то делать. Того, что уже сейчас происходит в Китае – оценки деятельности гражданина по нарушениям или отсутствию нарушений. Либо в зависимости от того, помогает ли он государству внедрять и поддерживать его, государства, политику. Человек набирает баллы – и от их количества зависит его способность продвигаться в жизни, в карьере, иметь скидки на транспорт и пр. Вот, что запускается в Китае. Сперва был эксперимент в нескольких провинциях; сейчас уже запускается на уровне всей страны.

– Во-первых, я не ссылаюсь на тех, о ком вы говорите. Я их упоминаю. Во-вторых, я часто говорю и про ответственность докторов. Кстати, мне уже присылают свои личные видеозаписи эксперты, доктора, вирусологи, которые конкретно занимаются исследованием либо вакцин, либо других вещей. И вот они, помимо прочего, подтверждают правоту одного из моих последних высказываний – касательно информации об ингредиентах, которые присутствуют, например, в русской вакцине.

– Эти ингредиенты изготавливаются по старой технологии; они прямо вредят здоровью человека – и это давно признано всеми сообществами. Зачем их использовать в вакцине, которая должна как-то помогать, – мне непонятно. Тем более, что существуют современные технологии.

С другой стороны, давайте возьмем за основу некий сборный образ западных вакцин. Как мне кажется, их разрабатывают в одной лаборатории – а потом берут большие деньги (якобы за право использования наработок). К слову, примерно так разрабатывались и все предыдущие вакцины. То есть создавался спрос – а потом, соответственно, продавали возможность заработать для бОльших компаний, меньших компаний. Какова в этом сценарии роль правительств? Создать условия, когда выбора у людей нет. Задействовано широкое информационное поле, нагоняются страх и паника. Людей убеждают в том, что без вакцинирования – никак.

Теперь насчет докторов, которые говорят про западные вакцины. В Фейсбуке, в Ютьюбе доступны интервью специалистов (их профиль и экспертный уровень можно проверить), которые даже комментируют то, что написано на сайтах известных фармкомпаний, изготавливающих эти вакцины. И выясняется, что там прямо написано: эти вакцины де-факто биологически перепрограммируют ДНК человека! А это уже вмешательство!

– Хотите, продолжим конспирологию? Не знаю, в курсе ли вы – а для меня 5 лет назад стало открытием то, что, оказывается, практически все породы собак выведены искусственно. Причем это было сделано более 100 лет назад!

Кроме этого, общеизвестным фактом стало то, что эксперименты над человеком проводились на протяжении всего ХХ века. И это не научная фантастика; это один из способов наращивания продаж. Скажем, нам давно известно, как продвигали табакокурение или алкоголь.

– Показывали, что это потребляют богатые красивые люди. Потом – даже без названий конкретных торговых марок – демонстрируется потребление алкоголя в кинофильмах. Все же прекрасно понимают, как это работает! Как результат, если антураж фильма вызывает какие-то эмоции, человек привязывается к этому поведению – и потом ведет себя соответственно. Считает это нормальным, престижным или частью взрослой жизни.

– Продолжаем теорию по вакцинам. Сначала сообщили, что есть единичные случаи заболевания. Потом – показали нам картинку, что это происходит супермассово. Еще некоторое время спустя – что в связи с этим начинают умирать люди! И потом повторяют этот кадр – много-много-много раз… Я думаю, вы видели телеканалы, которые демонстрируют одни и те же кадры. Не из-за того, что им нечего больше показывать, а из-за того, что это в большей мере цепляет эмоционально. Самые страшные кадры – вызывают самые большие эмоции. А если есть эмоции, значит, есть и смотрибельность телеканалов или интернет-ресурсов. Общеизвестный фактор для того, чтобы включать внимание и потом уже насаживать то, что удобно; то, что нужно.

– Знаете, самые смелые поначалу всегда находятся в меньшинстве. И потом – я не настаиваю на своей 100%-ной правоте. Но у меня есть желание стимулировать в человеке критическое мышление. Если же человек находит для себя другие аргументы, я пожму ему руку и поздравлю с его выбором.

Но если вижу моменты несправедливости – я о них обязательно скажу. И повторю еще раз вопросы, которыми задаюсь.

– Первое: почему у нас нет реакции МОЗ или других соответствующих организаций? В Соединенных Штатах Америки, к примеру, есть организация, которая занимается средствами индивидуальной защиты. Кстати, вы, наверное, знаете, что Фейсбук забанил мой пост о том, что вакцины вызывают смерть. А ведь эта информация ходила по телеканалам, в интернете. Сообщалось, что некоторый процент вреда – есть. Это же была официальная информация; ничего нового я не сказал!

– Не знаю, как. Просто удалили пост.

Второй спорный момент касается масок. Та же американская организация говорит логическую вещь: вы надеваете маску – и вам становится труднее дышать. Маска примерно на 20% уменьшает поступление кислорода в организм. Соответственно, возрастает риск сердечно-сосудистых заболеваний. То есть, говорят в этой организации, вы, конечно, можете использовать маску самостоятельно. Но мы рекомендуем использовать любые средства защиты только после консультации каждого отдельного человека с доктором, который подтвердит: окей, для вас это не очень вредно. Но он может сказать и такое: знаете, для вас это на грани риска, не стоит.

Кстати, этот аргумент за последнее время я несколько раз использовал в общении с полицейскими, которые делали мне замечание насчет масок. Я же не грешу тем, что везде кричу: нет, я не надену маску! Я уважаю выбор других людей. Если им при этом будет более спокойно психологически, я надену маску – и буду при них находиться в маске.

– Диалог очень простой. Подходит полицейский: наденьте, пожалуйста, маску. Я говорю: извините, но мне мой доктор не рекомендует надевать маску, поскольку это влияет на мое здоровье, сердечно-сосудистое заболевания. Этот риск у меня обнаружен с детства.

– Это правда. Мне когда-то доктора запретили (кстати, не совсем правильно) заниматься плаванием. Потому что думали, что это, в связи с напряжением на легкие, будет вызывать риск на сердце.

– По китайской медицине все наоборот: когда вы развиваете легкие, у вас становится сильнее сердце. И это взаимосвязь с использованием масок. Если вы потребляете меньше кислорода, больше напрягаете сердце легкими, но без доступа к кислороду, оно у вас становится более подвержено риску…

Ну, и полицейские возражают: у нас же правила, наденьте, пожалуйста, маску. Спрашиваю: а вы берете ответственность за мое здоровье в связи с тем, что я буду использовать это средство индивидуальной защиты? – Нет. – Тогда мое здоровье дороже, извините, я пошел.

– Все, больше аргументов не было . Может, они ничего не говорили потому, что я вышел. Но ко мне не обращались с желанием оштрафовать или что-то в этом роде.

Другой диалог у меня был в самолете. Проводница перед взлетом говорит: наденьте, пожалуйста, маску. Хотя все пассажиры заходили в самолет практически без масок.

– Это было возвращение с отдыха, который в СМИ сейчас тоже раздувают. Мы с женой отдыхали в Занзибаре. Возвращались оттуда, и большинство людей заходили в самолет без масок. Только потом бортпроводницы стали говорить: наденьте, пожалуйста, маски.

COVID– 19 (или, в вашей формулировке, SARS)…

– Проклятий я не слышал. Совсем уж плохих слов мне не писали. Но были, конечно, и негативные отзывы. При этом на всех эфирах, с первого своего резонансного комментария, я говорю: у меня тоже есть знакомые, которые болели, болеют, или умерли. Причем такие знакомые у меня есть не первый год. От пневмонии, которая сжигает за 4 дня, люди умирают очень давно. Но я говорю о правильной подаче информации! И о том, что реально существующей проблемой нас напрягают еще больше; создают дополнительные предпосылки, которые приносят вред и правам человека, и экономике, и нагнетанию паники. И все это, в общем-то, не помогает оздоровлению людей. Ведь, скажем, сидение в квартире приводит к созданию у вас в организме микрофлоры, которая будет способствовать еще бОльшему развитию острых респираторных заболеваний. Это факт вам подтвердят многие доктора. Из моего личного опыта: когда после общения с докторами в маленькой районной больнице вы с ребенком приезжаете в больницу ОХМАДЕТ, первое что вам говорят: идите, гуляйте с ребенком. Спрашивают: а как вас до этого лечили? Отвечаю: сказали колоть антибиотики, никого не выпускать, не открывать окна. Понимаете? А в ОХМАДЕТ говорят: выходите на улицу, гуляйте 4 раза в день, много дышите свежим воздухом. Это первое, что нужно делать.

– В маленьких районных больничках.

Я сейчас не хочу никого обидеть, но…далеко не все доктора постоянно развиваются и читают. Многие из них неохотно меняют набор убеждений, который у них сложился 20-30-40 лет назад. Даже сейчас, при современном обучении, мы не можем говорить, что оно соответствует реалиям и дает понимание всего организма. Есть, например, во Львове доктор Тарас Жиравецкий, который вспоминает своих коллег и, скажем, американскую систему. Вспоминает – и говорит: что-то там есть правильное, а что-то – не очень. Например, слишком узкая специализация доктора приводит к тому, что он не понимает причин возникновения болезни. Он заточен лечить, образно говоря, палец на левой руке (здесь, понятно, я утрирую); про все остальное даже знать не хочет. Вот так бывает часто. И у нас иногда доктора реагируют только на симптомы. Не задумываясь о том, откуда эти симптомы появились.

Все это я сейчас говорю, не будучи профессиональным доктором, но имея в своей большой семье половину докторов и половину – учителей. Моя мама, не будучи профессиональным доктором, но занимаясь изучением систем здоровья (в том числе китайской медицины), последние 15 лет дает рекомендации многим действующим докторам в применении тех или других средств.

– Она инженер по образованию. И ее естественным желанием всегда было изучать здоровье и применять это по отношению к себе.

– Она самоучка на основании опыта докторов, которые являются профессионалами – кто в украинской медицине, кто – китайской. Эти знания и мне помогают – в том числе хотя бы высказывать свое мнение. Не утверждать, что оно 100% правильное, но высказывать свои взгляды.

– Конечно же, я буду советоваться только с докторами, которых знаю лично – давно или по рекомендации. С докторами, методы которых примерно совпадают с моими убеждениями. Это всегда так было. И, к счастью, последние 30 лет я практически здоров. Хотя в детстве, как мне рассказывали родители, я болел. И пришел к какому-то доктору, который занимался альтернативной медициной. Мне выписали витаминчики, которые я пропил год, – и здоровье резко улучшилось. Теперь я в принципе всегда чувствую себя нормально. Исключение составил период, когда в возрасте 22-30 лет я жил жизнью обычных людей: имел в своей жизни алкоголь, немного баловался курением, не вполне правильно питался. Уже после 30 я всерьез об этом задумался. В 32 стал вегетарианцем, полностью отказался от алкоголя. Начал изучать влияние разных продуктов и так далее. Не скажу, что 100% идеально питаюсь, но пытаюсь это делать под надзором профессиональных диетологов (которые, кстати, не являются вегетарианцами). Но мы с женой сдаем все анализы, понимаем всю картину, применяем те или иные витамины, корректируем еду.

– Многие соглашаются с тем, что эта тема слишком раздута – но не готовы это публично признать. Соглашаются ли они с тем, что это какая-то огромная выдумка? Об этом мы не говорили. Но могу сказать, что людей, которые могут себе позволить высказаться или просто иметь желание поговорить на эту тему, – единицы.

– Желание, конечно же, есть. И первое, что мне хотелось бы остановить, – это локдаун. И как раз в связи с этим был подан запрос на президента, который большинством в 226 голосов должна была поддержать Верховная Рада.

– Да, не хватило 33 голоса. Это был последний рабочий день прошлого года. Мы были тогда в нормальном количестве – но кто-то прослушал, кто-то недопонял, недочитал. Хотя был шанс дать возможность президенту абсолютно на законных основаниях заветировать постановление Кабинета Министров и отменить локдаун. На основании того, что локдаун нарушает права, законы и Конституцию.

А что касается того, прислушиваются ли указанные вами люди…Мне кажется, что Степанов не готов к диалогу. Я сделал этот вывод по его реакции на мои высказывания.

– Единственная фраза, которую он произнес в эфире: пускай он поедет в больницы – и посмотрит.

Еще раз повторяю: я не опровергаю болезнь. Я опровергаю все, что на это сверху налеплено; то, как это используется. Вот, меня раньше спрашивали, почему я голосовал за антиковидный фонд и так далее. Так ведь дело в том, что там куча денег предусмотрена на медицинское оборудование, на оплату труда. Это же хорошие вещи! Это в пользу медицины, поэтому не поддерживать это нельзя.

– А с масками – это реально моя ошибка. Честно говорю. Я сейчас считаю, что это было неправильно. Мы должны с этим как-то поговорить, побороться. Другое дело, что это будет очень и очень сложно, возможно даже нереально – в связи с тем, что весь мир заставляет носить маски. И Украина, отказавшись от этого, наверняка будет выглядеть, по мнению чиновников, глупо. Поэтому, скорее всего, они не смогут от этого отказаться. Но я бы хотел получить очень четкие ответы от МОЗ относительно того, что я говорил. Как влияет маска на здоровье здоровых людей? Ведь по информации многих экспертов, размер вируса намного меньше, чем пора в маске, – а значит, никакой пользы маска не приносит. Есть даже банальные видеокадры, где танцоры в масках танцуют на темном фоне. И видно, как они выдыхают влажный воздух, и это распыление идет дальше через маску. Это еще раз говорит о том, что маска не помогает.

– Надеваю, чтобы не занимать время скандалами и прочими вещами. Из уважения к выбору других людей. Если человек напротив меня считает, что лучше, чтобы я побыл в его присутствии в маске, – окей, я это время побуду в маске. Это принятие выбора другого человека.

– Нет. Была только реакция нардепа Гурина насчет моих слов, что я несуществующий депутат. Такой себе легкий троллинг. И от коллеги было пожелание такого плана: если ты не хочешь, чтобы к тебе было слишком много внимания, лучше поменьше комментируй тему COVID-19. Все. Больше ничего.

Скажите, а вам импонирует то, что достаточно много людей поддерживают ваш взгляд на эти вещи? Вы делаете ставку на эту тему в качестве раскрутки себя как политика?

– Нет, я не делаю на это никакой ставки. И был удивлен такому количеству реакций. Для меня в этом есть только одна ценность: есть диалог, и многие могут высказать свое мнение. Понимая при этом, что они не одиноки в своих убеждениях. И где-то посередине мы найдем какую-то правду – и, возможно, что-то поменяем.

– Я, кстати, эту тему обсуждал не только с собой, так сказать, но и с людьми, которые работали в парламенте и раньше. Со специалистами аппарата Верховной Рады. Скажем, есть женщина, ей 80 лет. Она видела парламент с первого дня, даже написала книгу. В самом начале она занималась организацией обучения парламентариев. В тот же первый созыв пришли вроде как и взрослые люди: что-то умеют, организовывают, руководят. Но – не понимают, как и что делать в парламенте. И, по ее словам, сначала привезли из Америки каких-то юных девушек. Те в легкой форме чему-то обучали депутатов. Она же, посмотрев на это все, поговорила с послом и другими людьми из Соединенных Штатов: мол, нам нужен следующий уровень, посерьезнее. Дайте нам каких-то профессоров университетов. И вот это был первый посыл к углублению обучения для парламентариев. Это способствовало поднятию уровня парламентаризма.

– Посмотрев в течение полутора лет на работу в парламенте, я сделал для себя несколько выводов. К сожалению, нужно признать, что для новых парламентеров (если до этого они не имели никакого опыта) вводного обучения – очень мало. Есть программа USAID Рада, которая дает часть понимания процессов. Ты сам можешь изучить, как работает регламент; как проводить и регистрировать законы; что предусматривает статус народного депутата, помощника…

– Трускавец – это был демо-тренинг того, что нужно изучать. Это, знаете, как вступительный набор лекций в университете. Когда тебе говорят: смотри, есть такие сферы, примерно вот сюда нужно смотреть, примерно этому обучаться. А дальше – сами. И, к сожалению, не получилось у нас, я так понимаю, дальше как-то организовать глубину обучения. А потом еще и карантин наложился… Кстати, буквально перед введением карантина у нас планировалось более глубокое обучение для народных депутатов. Но его остановили в связи с тем, что не получалось собирать людей. Хотя можно было делать это онлайн…

– Во-первых, мне не с кем сравнить, так как я не знаком с предыдущими парламентариями. А во-вторых, прописанные в резюме вещи еще не означают хороший опыт. Я же в бизнесе тоже подбирал людей – и знаю, о чем говорю. Ты смотришь – резюме красивое. Начинаешь говорить о практике – не получается. Или берешь человека на какой-то испытательный срок – а потом понимаешь: нет, не подходит; на практике у навык у человека отсутствует.

С другой стороны, потенциал человека, не обремененного какими-то знаниями, порой даже выше (если, конечно, правильно его сориентировать). Но вот тут как раз и получился пробел в знаниях и умениях, которые можно было бы дать новым парламентариям – причем из всех фракций. В нашей фракции, конечно, необремененных этим опытом больше, это нужно признать. Могли бы на самом деле дать больше – чтобы профессиональная субъектность парламента – и нашей фракции в частности – была еще выше.

– Начать с того, что во всем парламенте минимум 100-130 профессионалов я знаю. Из них более 10 кандидатов наук, несколько профессоров. То есть весьма профессиональные люди. Это в противовес тем, которые, по вашим словам, не имеют опыта государственного управления или каких-то знаний.

Ну, а первая ставка, я думаю, была на то, что мы, как вы правильно сказали, подставим плечо для президента в законодательной власти. То есть те наработки, которые были наработаны юристами до этого, мы помогали быстро внедрять. Это действительно так и было; в первые месяцы мы приняли кучу законопроектов. А потом, мне кажется, Офис президента допустил ошибку: нас продолжали воспринимать только как инструмент голосования – а мы уже начали взрослеть и стремиться к большей самостоятельности. Почему? И потому что прошло время, и потому что тебе хочется развиваться. Кругом коллеги опытнее тебя: что-то говорят, подсказывают, показывают пример работы. И ты не можешь не захотеть подтянуться куда-то выше. А дальше – два варианта развития событий: либо ты самостоятельно к этому растешь, либо отстаешь, закрывая глаза, уши. Просто ходишь на работу.

– То, что коммуникации по количеству можно добавить, это факт. И всегда так было. А тут еще и карантин сделал несколько неприятных накладок неприятных.

– Фракция должна была частями встречаться с президентом. Пришлось отложить. Правда, есть прекрасная возможность, которую многие мои коллеги не используют: общение через замглавы фракции и даже через главу фракции.

Относительно того, что президент что-то высказывает и уходит. У него так организовано время. Я не видел большого количества рук на фракции, когда президент выступает, с желанием задать вопрос или выступить. Многие не поднимают руки из-за недостатка смелости. Хотя такая возможность есть. И последняя встреча с президентом, когда представляли Витренко и шел разговор по кандидатурам министра экологии и образования, – на этой встрече была возможность поговорить, задать вопросы.

При этом говорить с президентом о каких-то хотелках, я считаю, неправильно. С президентом нужно обсуждать глобальные какие-то вещи. Либо же передавать ему готовую информацию в виде подготовленных материалов. Все остальное – трата времени. Представьте себе главу многотысячной корпорации, у которого есть общие собрания, где он дает какой-то посыл. И тут все 350 человек в зале захотят поговорить! Это физически невозможно. С другой стороны, лучшее обращение к руководителю любой организации – это коротко предоставить свое видение ситуации. И предложить варианты решения. Все остальное – попытка перегрузить задачу на другого человека. Если хочешь задать вопрос, лучше побеседуй с коллегами. Или даже просто посмотри в интернете – там может найтись ответ.

– Я точно не скажу, что я за сближение с Россией. Но думаю, что в долгосрочной перспективе, лет так 30-50, мы к этому вопросу вернемся. Но уже на других условиях…Что касается вневекторности, то я понимаю, что это сейчас малореально, поскольку мы во многом зависим от других стран. В том числе финансово.

– Сейчас, скорее, да, – но с постоянным упором на национальные интересы. С изменением условий в договоре об Ассоциации, где много квот прописано не в плюс для Украины. То есть курс правильный, но на других условиях.

– Во-первых, спокойно. Во-вторых, внимательно следить за происходящими там процессами. В-третьих, если уж пошла такая тенденция, что беларусы переезжают в Украину, нам следует проявлять понимание и предоставлять помощь, а если нужно – то и убежище для некоторых людей.

– В каком плане сочувствую?

– Я поддерживают их право заявлять о том, что что-то произошло не так. Всегда пытаюсь добиваться справедливости и полноты информации – для той возможности свободного выбора, о которой мы говорили в начале нашей беседы. Если этого не происходит, закрадывается сомнение: а действительно ли все честно произошло? Тут господин Лукашенко, получается, представил себя в невыгодном свете. Потому что я не уверен, что мы имеем честные доводы и с той, и с другой стороны. Мы не владеем до конца этой картиной. Владеют ли до конца те, кто приходит на митинги? Скорее всего, тоже нет. Имею ли они на это право, ощущая, на протяжении многих лет, легкий, скажем так недемократизм в стране? Я думаю, что имеют.

– Я этот термин употребил в кавычках. Понимаю, о чем вы говорите. Мне кажется, белорусскому президенту можно было бы придумать мягкий переход. С этим, кстати, на протяжении этих лет довольно хорошо справлялись все власти в Украине.

– Однозначно стоит бороться. И предметом торга для чего? Для возврата Донбасса? То есть отдать и забыть Крым, и вернуть Донбасс?

– На это рассчитывает Россия. Но это вообще не вариант. За Крым однозначно стоит бороться. Но эта борьба будет очередным этапом того, как Крым на протяжении столетий переходил из рук в руки. И возвращение станет новым этапом в десятки лет. Даже если мы найдем юридические механизмы влияния, пройдут десятки лет…

– Информацию видел. Мне сложно как-то отнестись к этому, потому что я не понимаю экономическую ситуацию или финансовое состояние господина Дубинского или его зависимость от американской экономики. Это же экономические санкции, правильно я понимаю?

– Да. С дипломатической точки зрения это неправильно. Потому что, мне кажется, обсуждать и вольно высказываться имеют право все политики. И в связи с этим получать какие-то экономические санкции? Мне кажется, это не предмет для улучшения дипломатии между странами. Хотя я понимаю, что Соединенные Штаты могут себе позволить это по отношению к абсолютно любой стране в мире.

– Четыре с половиной.

– Четких причин не было заявлено. Даже Александр Мережко аргументировал это такими… общими фразами. Мол, неполноценный менеджмент, что-то нехорошо организовано. Я сам лично переспрашивал еще раз у него, у других коллег: почему? дайте аргументы. Потому что, будучи членом делегации, внимательно следил за ее работой. Более того, имел полное понимание того, куда и с какими намерениями двигается, как проводит переговоры Елизавета Ясько. Поэтому я голосовал за то, чтобы ее сохранить.

– Три. Первое – рейтинговое. Кандидат Ясько, кандидат Мезенцева. Сначала я голосовал за Ясько. Потом мы уже понимали, что за Мезенцеву есть большинство голосов. И не поддержать на общем голосовании среди всей делегации коллегу Мезенцеву так же я уже не мог. И я соглашаюсь с тем, что мы ее выбираем и делегируем как главу. Тем более, что я на самом деле считаю их двоих, Лизу и Марию, самыми достойными и наиболее подготовленными в этой делегации. Кстати, такое соревнование между ними было и 1,5 года назад. Сейчас, мне кажется, эта замена могла произойти и в более спокойной обстановке. Но вышло так, как вышло.

– Инициатором предложения кандидатуры Мезенцевой был Александр Мережко (вице-президент ПАСЕ, глава комитета по вопросами внешней политики Верховной Рады. – Е.К.).

– Да. Что касается аргументации, то больше всего говорили Мережко и Хоменко.

– Нет.

– От коллег по фракции слышал, что кто-то в парламенте, возможно, получает, но доказательств нет. Я слышу это 1,5 года.

– Не обидно, потому что у меня этому нет доказательств. Да и такой надобности нет. Я уже повторял десятки раз, что нормально заработал до этого в бизнесе. Во-первых, есть сбережения. Во-вторых, жена продолжает частично заниматься тем, чем я занимался раньше. И у нее есть своя успешная консультационная деятельность.

– Только при наличии личных угроз или деятельности, которая может повлечь за собой угрозы от криминалитета и пр.

– Нет.

– Я бы вел больше просветительской работы относительно того, как аборты влияют на психологическое здоровье, на состояние вашей семьи и ваших будущих детей.

– Да. Но не заставлять.

– Я сильно не люблю лыжи. Поэтому выбираю другой отдых.

– Я бы ветировал постановление Кабинета Министров и поехал на Буковель!

Источник: censor.net
Вам также может понравиться