Сначала Украина, потом Беларусь. Что задумал Путин?

Виталий Портников

Лукашенко нужен Кремлю для того, чтобы независимость Беларуси никогда не стала настоящей, чтобы это была «полунезависимость» сателлита.

Накануне президентских выборов в Республике Беларусь глава этой страны Александр Лукашенко провел телефонный разговор с российским коллегой Владимиром Путиным.

Конечно, говорили прежде всего о задержанных в Беларуси бойцах частной военной кампании «Вагнер», которых подозревают, в частности, в причастности к боевым действиям на оккупированной части Донбасса. Пресс-служба Кремля отметила, что судьбу задержанных решат «в духе взаимопонимания, характерного для сотрудничества двух стран».  Об этом пишет автор на сайте «Радио Свобода».

Путин выразил Лукашенко свою заинтересованность в сохранении стабильности в его стране во время президентских выборов. Если перевести с путинского языка — пообещал ситуацию не дестабилизировать и закрыть глаза на действия Лукашенко по «стабилизации», если возникнет такая необходимость. Ведь мы знаем, что такое стабильность по-путински. Это когда люди соглашаются с властью, что бы эта власть ни делала. И такое понимание стабильности Лукашенко вполне устраивает.

Разговор президентов снова напомнил: белорусский правитель может обещать Киеву что угодно, вплоть до выдачи «вагнеровцев», которые могли воевать на Донбассе. Но все эти обещания, убежден, это просто элемент его игры с Кремлем. Кремль нужен Лукашенко, потому что является главным донором его режима, позволяет десятилетиями не реформировать Беларусь и оставлять эту страну в плачевном состоянии советского заповедника.

А сам Лукашенко нужен Кремлю для того, чтобы независимость Беларуси никогда не стала настоящей и неотвратимой независимостью суверенного государства. Чтобы это была «полунезависимость» сателлита, которому приходится считаться с «настоящим государством» в определении принципиальных моментов своей внешней политики. Россия сделает все возможное для того, чтобы во главе Беларуси никогда не оказался человек, способный прежде всего защищать национальные интересы белорусского народа, а не свои собственные интересы и прихоти Кремля.

Эта концепция ограниченного суверенитета и является сущностью подходов Москвы к соседним странам. И ее инициатором является вовсе не Владимир Путин. Ее инициатором был еще Борис Ельцин, когда 25 лет назад начал политику «разноскоростной интеграции» бывших советских республик с Россией. Начал именно с лукашенковской Беларуси.

А что такое разноскоростная интеграция? Это когда бывшие советские республики движутся в сторону Москвы — но на разных скоростях. Однако рано или поздно должны вернуться все. Беларусь должна стать первой, но…

Но в Кремле первой хотели бы видеть другую бывшую советскую республику — Украину. Поэтому и с Беларусью не спешат. Поэтому и задача Лукашенко — или не Лукашенко, а его преемника — хранить «полунезависимость» Беларуси до тех пор, пока «полунезависимой» не станет Украина.

А уже тогда можно будет решить вопрос о поглощении — ой, простите, об «интеграции» — обеих «братских республик».

Источник: inforesist.org
Вам также может понравиться