Список Путина: почему обмен пленными выгоден Кремлю

Вера Ястребова

То, каким образом происходило освобождение пленных боевиков и «беркутовцев», 29 декабря, демонстрирует, какие «дымовые завесы» законности готовы пустить в глаза избирателям представители действующей власти для достижения своих политических целей. И хотя обмен вернул домой незаконно осужденных террористами граждан, он очертил проигрышные линии, которых будет придерживаться и в дальнейшем украинская власть. Также освобождение боевиков позволяет им предпринять попытки повлиять на Украину уже в политическом или общественном поле.

Для меня чрезвычайно важно, что от этого обмена зависела судьба моих коллег-правозащитников Артура и Саввы Чуйкова. Они присоединились к правозащитной деятельности, чтобы освободить свою мать — Марину. Ее освобождение сегодня — чрезвычайная радость. Об это пишет автор на сайте «Апостроф».

Марина Чуйкова находилась в плену и была незаконно осуждена. Ее внесли в эти списки только благодаря правозащитной работе ее сыновей. Они пикетировали посольство РФ в Харькове. Проводили множество акций по внесению их матери в списки на обмен. Марина Чуйкова была частным предпринимателем в оккупированной Горловке. Ее сыновья уехали учиться в вузах на подконтрольной территории. После оккупации переехали в Харьков. Женщина время от времени их навещала. В марте 2017 года ее задержали. Поводом послужило то, что у нее в телефонной книге был телефон человека, а у того человека имелся контакт в СБУ. У Марины Чуйковой изъяли телефоны, бросили ее за решетку. Больше месяца она находилась фактически в плену — больше месяца о ней ничего не было слышно. Позже дети случайно установили, где она находится. Женщину отправили в следственный изолятор. Приговор так называемого суда ЛНР она получила только в 2019 году. В течение трех дней прошли три суда — первой, апелляционной и кассационной инстанций. Она получила приговор в 11 лет и фактически начала его отбывать. Два года испытаний и пыток — это очень сложно.

Но мы должны понимать, что в обмене доминирует Российская Федерация — она является крупнейшим выгодополучателем. Мы понимаем, что Кремль в лице Владимира Путина четко определился, кто будет фигурировать в списках, и это было серьезно пролоббировано. Списки согласовывались конкретно с Владиславом Сурковым (помощник Путина, — ред.) из Российской Федерации. Марину Чуйкову включили, вероятно, из-за большого резонанса и Путин начал беспокоиться о том, что его репутация находится под угрозой.

Что касается экс-беркутовцев, то если бы они не были людьми Кремля, не действовали в интересах РФ, не убивали украинцев, злоупотребляя своим положением, то их бы никто не забирал.

Часть предложенных к обмену людей были осуждены, но они воспользовались своим правом на помилование. Суды работали каждый день, в отношении тех людей, которые находились в списках Кремля, решения принимались пакетами. Этот «парад» помилований работал в интересах оккупанта. Поэтому против людей, которые не были осуждены, уголовное преследование было прекращено по разным формальным причинам. В любом случае, наказание за совершенные преступления не последовало. Это свидетельствует о том, что юридическая система в нашей стране используется как фактор влияния в интересах разных людей.

Должностными лицами в Украине, в том числе генпрокурором Русланом Рябошапкой, были совершены действия, которые не имеют никакого отношения к соблюдению законов, представительству интересов в суде, привлечению к обвинению. Для нас сделали некую правовую дымовую завесу, якобы все произошло по закону. Но, к сожалению, мы понимаем, что это все произошло в интересах Кремля. Мне не хотелось бы рисовать сценарий предательства национальных интересов. Но мы должны понимать последствия — мы пошли на условия Кремля, фактически легализовали людей из списка Путина. Завтра они могут беспрепятственно вернуться в Украину, а затем развивать свою политическую и общественную деятельность, но уже вполне легитимно, в рамках правового поля безо всяких ограничений. И когда украинцы будут задавать им какие-то вопросы, то у них будет четкий ответ: вы сами приняли такое решение — своим судом, своей прокуратурой, которую назначил выбранный вами президент.

Обмен продемонстрировал те риски, с которыми мы будем сталкиваться в дальнейшем. Правоохранительная и судебная системы выполняют политические задачи. Когда это происходит в пользу государства и, бесспорно, в рамках закона, то мы можем понять, для чего это делается. Но сейчас мы предоставили большой карт-бланш Путину. Обмен обозначил определенную позицию, которой будет придерживаться действующая власть.

Учитывая то, какими тезисами оперирует Путин в отношении соблюдения Минских соглашений — «их Украина подписала, пусть она их и выполняет, мы тут ни при чем», — то и здесь будет то же самое. Украинская правоохранительная система реабилитировала этих людей — украинцев, тогда какие же к нам теперь вопросы? Мы были просто мостиком в этих переговорах, просто обеспечили успех.

Но следует отметить, что в так называемых судебных органах боевиков с заключенными не церемонятся. Там никто не подбирает способов, как сделать правовой реверанс. Для людей, которые остаются на неподконтрольной территории, существуют и риски, и угрозы. И каждый день квазисуды и квазиюридическая система служат лишь для того, чтобы сдерживать сопротивление, запугивать и всячески влиять на людей. И все это делается в интересах Кремля. Около 20 человек отказались возвращаться в ОРДЛО. У них могут быть личные причины, некоторые понимают, что для них существует угроза для жизни и безопасности. Мы можем говорить — эти люди понимают, что там происходит.

Источник: inforesist.org
Вам также может понравиться