Унесенные миллиардами: ответят ли фискалы за покровительство схемщиков?

Схемы с НДС настолько востребованы в разных странах, что возникла отдельная специализация экономического криминала, контроль за которой осуществляют организованные преступные группировки.

Чтобы этому противостоять и расследовать факты неправомерного использования бюджетных средств и трансграничных махинаций с НДС в странах Европы, была создана Прокуратура Европейского Союза, которую возглавила антикоррупционер-легенда Лаура Ковеши.

В Украине до недавнего времени представители налоговой службы утверждали, что такие схемы прекращены. Но после скандального заявления экс-министра финансов Игоря Уманского и его обращения в правоохранительные органы стало известно, что они не только процветали, но еще и поощрялись теми, кто должен был с ними бороться. Вот только удастся ли теперь доказать причастность к преступлениям фискалов и вернуть миллиарды, которые украдены у государства?

Напомним, что скандал разгорелся после того, как экс-министр финансов Игорь Уманский в интервью журналистам издания “Левый берег” заявил о том, что ежемесячно от “скруток” с НДС бюджет недополучает в среднем 5 млрд гривен. И также подчеркнул, что докладывал об этом премьеру и инициировал отставку глав налоговой и таможенной служб.

Даже те, кто не разбирается в тонкостях налогового законодательства, услышали главное – на схемах по уклонению от уплаты налогов страна теряет колоссальные суммы. И выгоду от этого мог получить не только бизнес.

Сам же Уманский передал правоохранительным органам всю информацию, которой располагал. В комментарии “Цензор. НЕТ” он уточнил, что подал заявления относительно коррупционных схем в Офис Генпрокурора и СБУ. А вместе с ними передал информацию о компаниях, которые в этих схемах задействованы. “Там есть коды ЕГРПОУ, видно, через кого и как происходили те или иные операции”, – рассказал Уманский.

При этом он объяснил, что в своих заявлениях не указал ни одной фамилии должностных лиц Государственной налоговой и Государственной таможенной служб. “Таких схем не так много, они известны и поняты. Но для того, чтобы их прекратить, нужно поменять высший и средний эшелон в налоговых и таможенных органах. Так как через контроль руководства и информацию, которую они видят, такое попустительство, по сути, и происходит. Поэтому остановить эти схемы без смены руководства невозможно”, – сказал Уманский.

Вскоре руководство этих служб все-таки было отправлено в отставку. Хотя никто из представителей власти никоим образом это не связывал с предшествовавшим скандалом. Во всяком случае публично. Комментируя после заседания Кабмина их увольнение, министр финансов Сергей Марченко обтекаемо заявил, что пребывание Максима Нефьодова и Сергея Верланова на должностях председателей Гостаможслужбы и Государственной налоговой службы было риском для обеспечения финансовой безопасности.

Они в свою очередь оспорили увольнение в суде.

Между тем по заявлению Уманского Офисом Генпрокурора 8 апреля было открыто уголовное производство по ч. 2 ст. 364 (злоупотребление властью или служебным положением), ч. 5 ст. 27 (виды соучастников), ч. 3 ст. 212 (уклонение от уплаты налогов, сборов и других платежей) Уголовного кодекса Украины. А досудебное расследование поручено Государственному бюро расследований.

Кроме того, чтобы подробно разобраться с тем, какие коррупционные схемы проводились или возможно проводятся с участием налоговиков и таможенников, Верховной Радой была создана Временная следственная комиссия. И на первом же открытом заседании депутаты заслушали нового главу ГНС Алексея Любченко, который рассказал о ситуации в ведомстве, несовершенстве системы администрирования НДС и о так называемых “скрутках”, которые упоминал Уманский. Они работают довольно просто. Импортер ввозит партию товара, оплачивает на таможне 20% НДС и получает налоговый кредит. Свой товар он продаёт за наличные физическим лицам – предпринимателям без кассовых аппаратов, которым налоговые документы не нужны. А затем отдельно продаёт документы на товар юрлицу – плательщику НДС, которое торгует совершенно другим товаром. Последний благодаря этому получает налоговый кредит на якобы купленный им товар и платит значительно меньше налогов.

В схеме есть один нюанс: сговорившиеся компании обычно совершают разные виды деятельности, а налоговый кредит фирма может получить, только если она использует купленный товар в своих хозяйственных операциях. Последние штрихи схемы выглядят так: фирмы-прокладки “переводят” товары из одного вида в другой (отсюда и название – “скрутки”), они фиктивно покупают у импортера один товар, а его контрагенту продают другой.

По словам Любченко, из-за большой доли налога на добавленную стоимость в общем объеме налоговых поступлений именно этот налог стал одним из самых привлекательных для уклонения от уплаты. Он также рассказал, в чем особенность “скруток” и как их можно распознать. “Функционирование “скрутки” основано на внесении в налоговые накладные заведомо ложных данных о поставках товаров, налоговый кредит по которым затем используют для уменьшения налоговых обязательств, возникающих при поставке товаров и услуг, предоставляемых легальным сектором экономики. Характерным признаком “скруток” является сочетание в операциях несовместимых товаров, например, СПД-“скрутчик”, отображая в документах приобретение сигарет, при этом осуществляет продажу огурцов, кукурузы и тому подобное”, – объяснил Любченко.

Чтобы бороться с различными схемами уклонения от уплаты налогов, включая “скрутки”, несколько лет назад была внедрена автоматическая система мониторинга критериев оценки рисков (СМКОР). Она позволяет оценить, что операция является мошеннической, и остановить регистрацию налоговых накладных, которые формируются при ее проведении. При этом такая система предусматривает, что кроме оценки риска операции, одновременно оценивается и положительная история деятельности налогоплательщика. Таким образом, контролирующие органы понимают, кто является “белым” плательщиком, а кто представляет теневой сектор экономики.

Когда разгорелся скандал, мы спросили у одного из сотрудников службы, как работает система и каково участие в этих процессах самих налоговиков.

Оказалось, что фискалы, которые работают в регионах, в онлайн режиме отслеживают все операции. И что-то система автоматически блокирует сама, а где-то может включиться и человек.

“Если предприятие купило бананы, а продать хочет метал, и я понимаю, что для кого-то это будет “пересорт”, то должен среагировать”, – рассказал наш собеседник.

Кто-то реагировал, а кто-то нет. Как выяснили эксперты, которые вошли в ВСК, в так называемый журнал рисков вносились фиктивные предприятия, участвующие в схемах, но после этого им месяцами давали работать и не блокировали операции. Один из экспертов Дмитрий Стороженко продемонстрировал на конкретных примерах, как налоговики, понимая, что фирма на самом деле фиктивная, продолжали это не замечать. “29 июля 2019 года база автоматически показывает, что предприятие имеет признаки фиктивности. 20.02 – через полгода – его блокируют. Сумма по НДС за этот период – то, что нами было установлено, – почти 20 миллионов”, – рассказал он.

Глава ВСК Иван Крулько отметил, что со стороны нынешнего руководства ГНС созданы все условия для того, чтобы комиссия могла нормально работать. В частности, была предоставлена возможность работать с базами данных, эксперты получили доступ к первичной документации.

Они проанализировали данные Единого реестра налоговых накладных с октября 2019-го по март 2020 года. Результаты показали, что система автоматизированного мониторинга рисков ГНС не обеспечивает надлежащего контроля за формированием фиктивного налогового кредита из-за грубых нарушений со стороны должностных лиц ГФС, ГНС в части отработки рисковых плательщиков.

Комиссии также удалось установить, что в среднем ежемесячно в “скрутке” принимают участие от 100 до 250 налогоплательщиков, которые непосредственно подменяют номенклатуру товаров. Сумма фиктивного НДС, которая генерируется, в среднем составляет 2,5 млрд грн ежемесячно. Но эта цифра пока не финальная, эксперты продолжают работать дальше.

Расследование ВСК показало, что “лидерами” по объему фиктивного НДС является Львовская область, город Киев и Киевская область.

На заседании комиссии депутаты требовали назвать тех, кто в ручном режиме пытался управлять системой, но имена должностных лиц ГНС, которые ответственны за то, что государство потеряло на функционировании схем миллиарды, так и не прозвучали.

Не были названы и предприятия-выгодоприобретатели. Но члены ВСК заявили, что в материалах, наработанных экспертами, есть и фиктари, и предприятия реального сектора экономики. Поэтому они решили передать материалы по установленным фактам формирования “схемного” налогового кредита в правоохранительные органы. Также Государственная налоговая и Государственная фискальная службы Украины на основании этих материалов должны, по мнению депутатов, провести служебные расследования и предоставить информацию об их результатах Временной следственной комиссии.

При этом Государственной налоговой службе рекомендовали принять меры по доначислению налоговых обязательств по НДС в госбюджет.

Установить общую сумму ущерба и дать оценку всем участником схем с НДС теперь предстоит правоохранителям. Как рассказал в комментарии “Цензор. НЕТ” первый заместитель директора Госбюро расследований Александр Бабиков, в следственную группу вошло 37 следователей. Из них 35 – следователи центрального аппарата и еще два – из территориального управления, которое находится во Львове.

“Мы расследуем события за 2019-2020 годы. У нас есть данные о том, что имел место системный подход к проведению “скруток”, в результате этого происходило в том числе и вмешательство в информационную систему, благодаря чему достаточно большое количество предприятий реального сектора экономики уклонялись от уплаты налогов”, – отметил он.

Пока в этом деле фигурирует 45 предприятий. В ГБР уточняют, что цифра условная и она может изменится. Точнее можно будет сказать позже, когда будут проанализированы все документы, а налоговая служба подсчитает, кто и на какую сумму уклонился. “Эту сумму рассчитывают специалисты налоговой службы, как это и должно быть по закону, но для объективности расследования акт проверки или вывод специалиста будет обязательно направляться на исследование экспертам, – объясняет Бабиков. – Они должны нам дать ответ на вопрос, подтверждается ли сумма ущерба, причиненного государству.

Нужно рассчитывать сумму по каждому крупному налогоплательщику. Потому что сумма, с которой наступает уголовная ответственность за уклонение от уплаты налогов, это больше миллиона”.

Сложность этого дела заключается в том, что нужно проработать огромный массив документов, а их тысячи. Выяснить, кто занимал и какие должности на момент проведения незаконных операций в налоговых органах, какие документы подписывал. Установить наличие единого умысла или наличие халатности в действиях налоговиков.

В ГБР говорят, что на обысках изъяли первичные документы, их сейчас анализируют. Для того, чтобы поэтапно назначать экспертизы, выяснять служебные полномочия руководителей. И потом уже давать им оценку. “В ходе следствия будут допрошены и руководители предприятий. Возможно, они предоставят какие-то другие документы и нужно будет ставить перед экспертами дополнительные вопросы, – говорит первый замглавы ГБР. – Получив заключение специалиста, нужно допросить представителя предприятия, услышать его точку зрения, позицию и передать это все экспертам, чтобы они окончательно расставили точки над “і”. А потом от этого выходить на общий ущерб, который причинили должностные лица налоговой службы”.

Сколько именно сотрудников налоговых органов были задействованы в схемах, в ГБР не называют, ссылаясь на тайну следствия. Но подчеркивают, что схема со “скрутками” не действовала бы, если бы должностные лица налоговой службы своевременно пресекали их появление и реагировали на эти факты.

“Использовались разные методы для того, чтобы эти операции пропустить, – продолжает Александр Бабиков. – Юридически решения принимались на региональном уровне. Сейчас перед следствием стоит вопрос о доказательстве роли сотрудников центрального аппарата. То есть, давались ли команды сверху”.

Не готовы говорить о причастности конкретных сотрудников службы к схемам с НДС и в самой налоговой службе. Но в комментарии “Цензор. НЕТ” глава ГНС Алексей Любченко отметил, что департамент налогового мониторинга, который в частности отвечал за систему СМКОР, расформирован. “По мнению следствия там происходили дискредитирующие систему действия. Я его ликвидировал, как раковую опухоль”, – подчеркнул он.

По его словам, еще в конце 90-х годов прошлого столетия было создано подразделение экономического анализа, которое должно было обеспечивать руководителя службы информацией для выработки управленческих решений. В составе тогда было 28 человек. “При Клименко (экс-министр доходов и сборов, – ред.) оно отпаразитировало почти до 200 человек, потом в нем снова сменилось количество сотрудников. Со временем превратилось в департамент мониторинга. Вроде бы красивое название и цели благие – отслеживание показателей выполнения бюджета и управление рисками, – но оно себя дискредитировало. Мы перераспределили функции, определив эти задачи за департаментом налогового администрирования. Так, как и должно быть. Люди должны заниматься четко налогами, отслеживать риски и передавать это дальше в другие подразделения по конвейеру, без конфликта интересов”, – подчеркнул Любченко.

Параллельно с ГБР, еще одно уголовное производство расследуется Службой безопасности Украины. В рамках этого дела в мае в разных регионах страны по месту работы и проживания сотрудников налоговой службы было проведено около 100 обысков. Речь снова же о незаконном формировании налогового кредита на миллиарды гривен и причастности к этому должностных лиц ГНС. И как сообщает пресс-служба этого ведомства, в ходе следствия установлены факты несанкционированного вмешательства в работу электронных баз данных налоговой, в том числе путем внесения изменений в алгоритм автоматической проверки налоговых накладных в Едином реестре ряда субъектов хозяйственной деятельности с признаками “рискованности”.

По инициативе СБУ в тесном сотрудничестве с Государственной службой финансового мониторинга заблокированы банковские счета субъектов хозяйственной деятельности, задействованных в противоправной схеме. Кроме того, наложен арест на лимиты этих предприятий по налогу на добавленную стоимость в электронной системе администрирования НДС. Продолжается досудебное расследование по ч. 2 ст. 364 (злоупотребление властью или служебным положением), ч.3 ст. 258-5 (финансирование терроризма), ч. 3 ст.212 (уклонение от уплаты налогов, сборов) и ч. 3 ст. 209 Уголовного кодекса Украины (легализация доходов, полученных преступным путем).

В свою очередь бывший руководитель ГНС Сергей Верланов категорически не согласен со сказанным Уманским и даже обратился в суд, чтобы заставить правоохранителей зарегистрировать уголовное производство по его заявлению. Печерский районный суд Киева обязал Офис Генпрокурора зарегистрировать уголовное производство о заведомо ложном сообщении о преступлении, сделанном бывшим министром финансов Игорем Уманским.

Мы пытались связаться по телефону с Сергеем Верлановым, чтобы выяснить, зарегистрировано ли такое производство и какой орган его расследует, но нам это не удалось, он не ответил. Возможно, услышать его точку зрения удастся на ближайшем заседании ВСК, если там поддержат его требование и предоставят возможность рассказать свое виденье ситуации.

Что касается нынешнего руководства Государственной налоговой службы, то как уверили “Цензор.НЕТ” в ГБР, оно оказывает содействие следствию. Прекратились ли схемы сейчас, сказать сложно. Во всяком случае работа схемщиков точно осложнилась.

В начале июня первый заместитель председателя Комитета Верховной Рады Украины по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики Ярослав Железняк заявил, что после смены руководства ГНС, государство недополучило из-за “скруток” с НДС 700 млн грн. На уточняющий вопрос журналиста “Цензор.НЕТ” о том, чем подтверждена эта информация, нардеп сказал, что он получил ее, общаясь с бизнесом и сейчас перепроверяет.

Мы спросили, проверяют ли это заявление в ГБР и выяснили, что Территориальным управлением ГБР, расположенным во Львове проводится досудебное расследование в уголовном производстве, в ходе которого исследуются обстоятельства по проведению финансово-хозяйственных операций и регистрации налоговых накладных ряда фиктивных фирм, по которым проводились бестоварные операции на общую сумму более 700 млн грн.

Что касается уголовного производства, которое расследуется по заявлению Уманского, то пока в нем никому не предъявлено подозрения. В настоящее время по некоторым эпизодам экспертами подтвержден ущерб, который составляет 50 миллионов гривен, но следствие продолжает отрабатывать остальные факты.

Продолжает работать и Временная следственная комиссия ВР, члены которой обещают исследовать и другие схемы, связанные с неуплатой налогов, а также установить тех, кто на этом заработал.

Источник: censor.net.ua
Вам также может понравиться