Условия капитуляции. На что Лукашенко согласился в Сочи?


Владимир Огрызко

Это начало конца даже мнимой белорусской независимости. Вчера, скорее всего, Путин продиктовал Лукашенко условия капитуляции.

Договоренность между Путиным и Лукашенко о кредите в $1,5 млрд, о котором сейчас говорят, это — для того, чтобы было что обсудить. Три часа общения — это долго для одной темы. А о другом, как мы видим, ничего не сообщается, поэтому в таких случаях Кремль действует банально, нагло, цинично. Просто выдает список «хотелок», которые надо выполнить, ну или говорит — «спасайся, кто может и как может». Думаю, что вчера именно это было главной темой для разговора с Лукашенко.

Есть такой в России профессор Валерий Соловей. Его считают знатоком снов российского руководства. Возможно, это просто удобный канал для слива нужной информации, чтобы общественность понимала, о чем думают в Кремле. Так он вчера уже заявил, что Лукашенко сказано побыть еще год президентом, затем провести так называемую конституционную реформу, объявить новые выборы, их успешно проиграть и переехать в Москву на должность председателя государственного комитета или какой-то псевдоструктуры, которая как будто что-то значит. Об этом пишет автор на сайте «НВ».

Это традиционная московская история. Если вы вспомните времена советской Украины, то у нас был такой Петр Ефимович Шелест, и когда он написал книгу «Украина наша советская» (которую расценили как очень националистическую) его сразу отправили на повышение в Москву, выбросив из Киева. Такой сценарий сейчас запланирован в Москве и думаю, что он будет постепенно реализовываться.

Зато белорусам подсунут какого-то псевдореформатора (революционера, оппозиционера), который на самом деле будет сидеть на московских деньгах, например, тот же Бабарыко — воспитанник Газпрома, и поведет Беларусь в светлое будущее вместе с Российской Федерацией и сдаст все то, что можно было.

Возможно, это даже произойдет и раньше — еще во времена Лукашенко, потому что реакция ЕС, Запада очевидна. Его там больше никто не видит и не увидит. Все обратили внимание на сегодняшнее заявление Жозепа Борреля, что ЕС не признает его легитимным президентом, а это значит, что двери закрыты наглухо, и у Лукашенко остается один вектор — на Восток. То есть ситуация понятна. Вопрос лишь в нюансах, деталях и времени проведения этой операции по подчинению Беларуси Москве.

Эти заявления госпожи Тихановской, что, мол, все соглашения, которые подпишет нелегитимный президент, будут отменены, думаю, являются реакцией на определенную разъяснительную работу, которую проводят с ней европейские политики, объясняя, что такое режим Путина. Слава Богу, что из нее хоть такое выжали, так как в начале ее позиция была такой же, как вчера обнародовал Координационный совет, где расписывалась в любви к Путину, России и т. д. Здесь, к сожалению, силы пока не равны.

Хорошо что ЕС понимает, что гражданское общество в Беларуси просыпается. Очень важно, что пойдет процесс переориентации белорусов от просто «Гець Бацьку, уходи вон!» к тому, что они хотят жить в демократическом государстве.

Читайте также: На что рассчитывает Путин после встречи с Лукашенко

Пока они не понимают, что не меньшим врагом Беларуси, кроме Лукашенко, является Путин. Но прозрение тоже придет. На это уйдут годы, но это — начало долгого пути. И он завершится тем, что Беларусь придет к европейской семье народов, когда-нибудь станет и членом ЕС и НАТО, и мы будем вместе с Беларусью восточной границей политической Европы. Этот путь непростой, долгий, но даже после этого периода Лукашенко, длившегося 26 лет, все равно белорусы проснулись.

У Лукашенко другого выбора и выхода нет, потому что власть для него уже является самоцелью. Он с ней сросся и отказаться уже не может. Так что — или он будет свергнут народом и неизвестно, что будет дальше, или пойдет на все эти требования, которые ему продиктовали в Москве.

Время (когда Лукашенко мог пообещать выполнять все, о чем договорился с Кремлем, однако действовать по своему плану), уже истекло. Он теперь не имеет никаких способов играть, потому что раньше он мог сказать — «Хорошо, я куплю газ у американцев, они мне привезут его в сжиженном виде, нефть я буду покупать на международных площадках». Теперь этого нет. Если Запад закрывается от него, то он не будет иметь возможности использовать его как инструмент игры с Кремлем.

Источник: inforesist.org
Вам также может понравиться