В поисках похищенного Рождества

В Украине свирепствует карантин выходного дня. Универсальной валютой стало ядовитое масло "Рошен". Руководство государства тайно собралось в актовом зале Офиса Ермака на утренник вокруг секретной новогодней йолки, которая, похоже, больше никому в стране уже не светит. Президент Владимир Зеленский не теряет надежды найти похищенное у народа Украины Рождество.

– А теперь, ребята, давайте хором позовем Рождество! – со страшной улыбкой, полюбившейся избирателям по последним ковидным влогам, воскликнул Зеленский. – Рож-де-ство! Ро-жде-ство! Ро-жде-ство!

Рождество не откликалось.

– Хватит на меня так смотреть! – не выдержал министр культуры Ткаченко. – Сколько можно говорить, я не похититель Рождества, меня оклеветали, это просто моя точка зрения, хотя какие-то ограничения, безусловно, необходимы, и…

– А ну-ка молчать, мешок с дерьмом! – прорычал Аваков, по-шерифски выхватил из кобуры табельный электрошокер “Taser” и дважды пальнул.

Ткаченко дернулся, оборвал с йолки гирлянду и упал лицом в зеленую вату, которой была замаскирована крестовина. Его волосы дымились.

– Классная штука, давно хотел попробовать! – с детской радостью сообщил Аваков. – Обратите внимание, господа, мышцы Александра Владиславовича Ткаченко максимально сократились, но он в сознании и может дышать. Как только “Taser” выключится, неприятные ощущения уйдут.

С этими словами Аваков добавил напряжения и принялся с научным интересом изучать амплитуду колебаний Ткаченко.

– Діти, перед вами Саша, ворог народу, – сказал Аваков меланхолично. – Нервове посмикування Саші – це живе свідоцтво міці нашого електричного струму, а також розплата за вкрадене Рождіство.

– Пошел вон, дурак! – прохрипел Ткаченко. – Меня подставили, ты, чертов садист!

– Ой, та ладно, – усмехнулся Аваков. – Тебя зафиксировали камеры и узнали по походке.

– Что-то тут все же не сходится, возьму-ка я это дело под личный контроль, – заявил Зеленский, снял с йолки пульт и начал щелкать кнопками, целясь в висящую на стене плазму. Плазма включилась и показала, как во Львове местные депутаты бросают новоизбранного мэра Садового в мусорный бак.

– О, пошла зрада, – с отвращением сказал Зеленский. – Телевизионные новости молчат про хорошее, иначе упадут рейтинги, они продают людям ужасы, измену и ненависть.

Он переключил канал и попал на пятую серию сериала “Слуга ковида”, который снимал в реальном времени больной министр здравоохранения Степанов. На экране Степанов, как раненый хрущ, бился в дверь кабинета компьютерной томографии.

– Откройте, сволочи! – кричал Степанов. – У меня поражение легких!

– У всех поражение легких, – отвечали ему из-за двери. – Пошел нах#й отсюдова.

С опозданием запипикала цензура, картинка прервалась, что-то мигнуло, и в следующий миг Степанов уже с достоинством входил в кабинет КТ, где его встречали улыбающиеся лаборанты.

– Милости просим, больной, – радостно воскликнул врач, прикрывая синяк под глазом. – Пожалуйте на КТ, вы у нас сегодня первый. Фамилия?

– Сидоров, – заявил Степанов, незаметно подмигивая телезрителям. – Я простой парень с улицы.

– Вот! – со значением сказал Зеленский. – Вот как у нас все налажено. Но этого не покажут людям по телевизору.

Никто не заметил, как из темного угла актового зала проступила похудевшая после ковида фигура с сединой в кучерявых волосах, одетая во все черное. Рука в черной перчатке бесшумно украла лежавшую под йолкой папку с согласованным с МВФ проектом бюджета-2021 и положила вместо нее кое-что другое.

Тем временем повеселевший Зеленский еще раз переключил канал и случайно попал на что-то российское. Там на фоне египетских пирамид экс-глава Офиса президента Андрей Богдан давал интервью русской журналистке Скабеевой верхом на верблюде.

– Штош Владим Владимыча Путина-та кинул Зиленскай-та ваш с дгааваренностями-та? – со смешком спросила Скабеева. – Савсем, что ль, клоун мозги-та снюхал сваи куцые-та?

Богдан пристыженно опустил голову.

– Ну, кинул, но оно ж шо, оно ж не надо было просто на себя брать, – пробормотал он. – Я верю, что Владимир Владимирович простит нас и сделает шаг назад. Можно же как-то договориться, а? Переписать там документы какие-то…

– Можн Биалаавежский дгаавор переписать, – предложила Скабеева. – Пусть Украйна-та аткажется ат всех земель, которые ат России палучила-та.

– О! Тема – конфетка, – сказал Богдан. – Только давайте пусть будет не от всех.

– Да что он такое говорит, безумец! Как это не от всех?! – схватился за голову Зеленский. – Теперь Путин опять разозлится, господи, хорошо что я уволил этого ястреба.

– Не от всех?! – засмеялась Скабеева. – Пцаалуйте меня в жопу!

Богдан с готовностью потянулся губами, но Зеленский уже выключил телевизор.

В актовый зал вбежала счастливая Мендель. На ней был карнавальный костюм в национальном стиле и веночек из цветов, в руках дымилась большая грязная тарелка.

– Ребята, ребята, смотрите, я испекла вафли! – радостно защебетала она. – Шестая вафля, правда, опять как говно, но нет совершенства в этом мире, не так ли?..

Не успела она закончить, как в помещение ворвался депутат Кива в маске Сороса, накинул Мендель веревку на шею и принялся таскать ее по полу.

– Что, сука, нравится? – рычал Кива. – Нравится внешнее управление Украиной? Нравится диктат МВФ, ты, бестолочь криворукая?

– Ну Илья, ну ё-мое, – укоризненно сказал Аваков.

Кива поднял на него осоловевший взгляд и стушевался.

– Извините, Арсен Борисович, ошибся дверью, – быстро сказал он и ушел, волоча Мендель за собой.

– А между тем, этот лысый мужчина сильно ошибается насчет МВФ, – весело сказал Зеленский. – Сегодня мы согласовали с фондом наш проект бюджета на 2021 год, тадам!

Он победно указал под йолку на то место, где должна была лежать папка с проектом бюджета, и обнаружил, что вместо нее там лежит кое-что другое.

– Аааа! – в ужасе закричал Зеленский. – Куда-то подевался согласованный с МВФ бюджет на 2021 год! Ребята, давайте хором позовем бюджет! Бюд-жет! Бюд…

– Бесполезно, – сухо сказал Аваков. – Его похитили.

В актовом зале воцарилось потрясенное молчание. Все посмотрели на дергающегося Ткаченко.

– Арсен Борисович, выключите уже свой шокер, – упавшим голосом сказал Зеленский, – теперь понятно, что похититель – не Саша.

– Так опознали ж его по походке, – упрямо сказал Аваков, но тут в шокере сели батарейки, и министр внутренних дел, разочарованно пожав плечами, смотал провода и сунул шокер в кобуру.

Ткаченко, пошатываясь, поднялся на ноги.

– Это было достаточно неприятно, но я целый и здоровый, – мужественно просипел он и упал ногами к йолке.

– Так, Саша, – решительно сказал Зеленский. – Прямо сейчас поднимись и выпей стакан воды. А после этого не поленись и набери еще один стакан, возьми его с собой в комнату и поставь на видном месте. Готов побиться об заклад, что на протяжении часа этой воды уже не будет.

– Я бы не советовал, – покачал головой Аваков. – В его теле сейчас блуждают вредные токи Фуко, может быть короткое замыкание. Давайте-ка лучше посмотрим, что похититель Рождества положил под йолку вместо бюджета-2021. Уверен, что это его визитная карточка. Мерзавец тщеславен.

– Прэжде чем вы полезете под свою йолку, хочу сказать слэдующее, – загремел в зале голос Великого Реформатора Михеила Саакашвили. Подойдя к премьеру Шмыгалю, Саакашвили ткнул его пальцем в грудь и прорычал: – Украинская экономика движется к катастрофэ. Такого п#здэца не было с дэвяностых годов. Страна пролэтает в трубу, с закрытыми глазами в пропасть идем. Адын глубокоуважаемый Владимир Зеленский поддерживает рэформа, а правительство нычево не делает. Шмыгаль, это все надэлал ты, прызренный шакал.

– А чего это сразу я? – тонким голосом огрызнулся Шмыгаль. – Это же ты реформы обещал! “Будит харашо, будит харашо, вот только Парашенка выгоним, и сразу будит харашо!”, бе-бе-бе. Где реформы, Миша?!

– გაუგებარ სიტყვებს ვლაპარაკობ ქართულად, – с достоинством объяснил Великий Реформатор. – გაუგებარ სიტყვებს ვლაპარაკობ ქართულად.

– Кстати, да, – встрепенулся Зеленский. – Нам бы сейчас какую-нибудь реформу замутить, может, тогда получится принять с какой-нибудь стороны. Миша, где твои реформы?

– გაუგებარ სიტყვებს ვლაპარაკობ ქართულად, глубокоуважаемый Владимир Александрович, – сказал Саакавшили, – გაუგებარ სიტყვებს ვლაპარაკობ ქართულად, ну я пошел.

И Саакашвили вышел, громко хлопнув дверью.

Все облегченно вздохнули.

– Теперь, когда мы этого надоедалу сплавили, самое время осмотреть улику, – решительно сказал Аваков, и зе-ребята с заинтригованным галдежом полезли под елку изучать предмет, подброшенный похитителем.

– О господи, – потрясенно прошептал Зеленский, – да это же…

– Брикетик сливочного масла “Рошен”! – радостно закричал Арахамия и, поспешно схватив вещдок, принялся разворачивать его. – Говорят, оно очень хорошее и качественное, как было при барыгах. Вот это удача!

– Стой, глупец! – закричал Зеленский, но было поздно: лидер фракции “СН” уже жадно впился зубами в масло и стал его с удовольствием жевать.

– Мммм, какой смаколик! – сказал Арахамия, шаря по карманам Шмыгаля в поисках батона.

Потом его лицо посинело и исказилось, и в следующий момент несчастный рухнул без сознания рядом с министром культуры.

– Что ж, теперь мне все ясно! Вот кто похитил наше Рождество! – закричал Зеленский страшным голосом. – Я так и знал, что без одного бывшего президента здесь не обошлось. Барыга стырил у детей кусочек счастья!

– Бу-га-га! – загремел из темного угла сатанинский хохот Порошенко. – Теперь всему конец! Война, смерть, разруха, полный локдаун! Ну, я хоть посмеюсь.

С этими словами зловещая черная фигура бывшего президента подхватила мешок, в котором лежали украденное Рождество, проект бюджета-2021, положительный вердикт Венецианской комиссии по ситуации с КСУ, повышение зарплаты учителям, посадки коррупционеров, снижение тарифов, конец эпохи бедности, счастье, – и бросилась наутек.

– Врешь, не возьмешь! – решительно сказал Зеленский, одним прыжком вскочил в велосипедное седло, пустился вдогонку за похитителем, врезался в йолку, свалил ее на пол и упал рядом, зарывшись лицом в хвою. На голову ему с верхушки дерева обвалился Большой Герб Украины.

Аваков, наконец, заменил батарейку электрошокера, поспешно открыл беглый огонь, попал в Шмыгаля и, забыв обо всем, принялся проводить над ним цікаві досліди. Над его головой верхом на пробитой случайным осколком игрушки резиновой бабе, доставленной из ресторана “Велюр” в рамках президентского флешмоба “Помоги любимому кабаку”, пролетел депутат Тищенко, врезался в стену и затих. Сексиста-дурносмеха Корниенко защемило корабельной сосной, с которой он пытался уединиться в дальнем углу. Хитрый Разумков, как всегда, не пришел.

Зеленая йолочная гирлянда дважды мигнула и, наконец, погасла. Но это был еще не локдаун. Локдаун ждал впереди.

Источник: censor.net
Вам также может понравиться