“Венедиктова и Бабиков говорили мне: “Мы тобой восхищаемся! Ты с яйцами! Ты не боишься Порошенко!” – начальник отдела ГБР Олег Корецкий

Начальник отдела Госбюро расследований Олег Корецкий, который закрыл дело о возможном уклонении от уплаты налогов при продаже завода "Ленинская кузня" экс-президентом Петром Порошенко и заявил о политическом давлении руководства ГБР, продолжает ходить на работу в ГБР и дал интервью Цензор.НЕТ.

Корецкий рассказал о перспективах 18 уголовных дел, которые, как ему известно, открыты в ГБР по Порошенко.

– Нет, я продолжаю работать. Единственное, меня уже лишили доступа к Единому реестру досудебных расследований. Хожу на работу и возвращаюсь с “наружкой” домой.

Олегу Корецкому закрыли доступ к Единому реестру расследований

– Я полчаса пытался попасть на прием к Бабикову. Охранники меня не пускали к нему. Но от работы меня не отстранили. Начальник управления только со мной увиделся: “Ну зачем ты таааак?”. Им необходимы “Фунты”, которые примут решения, не думая.

– Венедиктова и замглавы ГБР Бабиков говорили мне: “Мы тобой восхищаемся! Ты с яйцами! Ты не боишься Порошенко! Ты сам вызываешь его на допрос, другие боятся! Мы тебя переназначаем в новое следственное управление!”

– Нет, поначалу Венедиктова и Соколов меня повысили. В декабре 2019-го года они сняли меня с должности и.о. начальника Первого управления. Но в марте они назначили меня начальником третьего отдела и снова назначили на пост и.о. начальника Первого управления. То есть, упрочили мое положение, по сути, укрепили, убрав всех других руководителей. Но потом я им начал “капать на мозги”, что большинство наших дел с участием Порошенко не имеют состава преступления, и вот после этого они меня устранили с должности и.о. А когда я сказал, что не вижу перспективы по большинству этих выдуманных дел, они решили уволить по сокращению штатов. “Ты не должен это закрывать!”. Но я сказал, что закрою. Знаете, мне нравится, как работает НАБУ, несмотря на все проблемы. Так вот, у них получается, потому что у них работает коллектив. А у нас ни Бабиков, ни Соколов коллективом не занимаются. У нас сейчас уволили 20-25 следователей, которые уволены незаконно, они восстановятся и отсудят зарплату.

Приказ о переводе Корецкого за подписью Венедиктовой

– Бред. Я пришел и сказал: “У нас нет подозрения, потому что прокурор не согласовал состав преступления”. Я оказался ненужным, потому что высказал свою позицию. И недавно ГБР сама закрыла несколько таких дел, где фигурировал Порошенко. Результат – сейчас следователи ГБР несамостоятельны вообще. Дошло до абсурда: следователи имеют право вызывать на допрос должностных лиц только по согласованию с Бабиковым! Следователь – процессуально независимое лицо, а в ГБР сейчас надо незаконно докладывать о своих действиях. Выполняешь команды – получаешь зарплату с премией.

– Следователь может получать до 55 тысяч гривен с премией. А без премии – 38-40 тысяч. Разница существенная.

– Надо было доработать производство по Семочко, понять, есть ли там состав преступления, выезд на Мальдивы, выдворение Саакашвили. Но все остальные уголовные производства были изначально бесперспективны, и я понимал, что рано или поздно надо будет принимать решение.

– Я боюсь за свою семью. Я понимал, какой удар будет по мне нанесен.

– Это все глупости, не соответствует действительности. Я не собираюсь увольняться, я буду работать до конца, никаких законных оснований для моего увольнения не вижу. Меня увольняют незаконно, пытаются убрать по сокращению штатов, вот смотрите. Результаты полиграфа они специально исказили, возможно, подделали. Я действовал исключительно как следователь, принял решение в рамках моих полномочий, уверен, что решение обоснованное. Какое-либо разглашение данных является наказуемым только в случае, если это нарушает права человека, в данном случае ничего подобного не было. Я не совершал каких-либо правонарушений. Бабиков должен это знать как юрист.

Олег Корецкий

– Проверку прошло 5 сотрудников ГБР, включая Бабикова, примерно месяца три назад. Произошла утечка информации – на сайте “Страна” опубликовали выводы экспертизы по захвату украинских катеров в Керченском проливе. Пытались установить, кто именно мог “слить” материалы секретного производства. Я тогда спрашивал: а почему Соколова и Борчиковского на полиграф не вызывают? Им тоже докладывали о ходе следствия по данному делу. Что это за выборочный подход? Никаких претензий по полиграфу ко мне нет, мне не выдвинули никаких претензий, то есть, ГБР лжет. Могу вам дать номер полиграфолога, сами у него спросите.

– Да, моя должность последняя из руководителей 2019-го, которую они сократили. Месяца два назад сказали: “Нам нужна твоя должность, ищи себе должность не в центральном аппарате. Ты не справился с должность и.о. начальника управления”. Я говорю: “Так 20 производств готовы к передаче в суд, мы же сами все это сделали, вы же нам ничем не помогаете!”. Раньше боялись тронуть, потому что я контролировал производства, в которых фигурировал Порошенко. Мое выступление связано с тем, что я не выполнил команду начальников, мои начальники, Бабиков требуют, чтобы следователи выполняли команды и продолжали расследование пустых дел.

Предупреждение Корецкому об увольнении.

– Начальник Первого управления Максим Борчаковский меня вызвал и говорит: “Давайте срочно Порошенко повестки!”. Но это же невозможно. Правоохранительная система уничтожена. Потому что ее возглавляют профаны, которые вообще не знают, что такое криминальный процесс. Я говорил Бабикову и Борчаковскому: “Вы не можете указывать следователям, вы административные фигуры!”.

– Во-первых, сразу уточню, что вопрос звучит некорректно, поскольку в 2019 году мной был направлен на согласование прокурорам проект подозрения, подготовленный следователем моего отдела по факту возможного незаконного назначения Порошенко членов Высшего совета правосудия, а не Семочко в СВР (это производство позже в 2020 году было присоединено к производству по Семочко). А во-вторых, в то время законодательство предусматривало, что привлечь к уголовной ответственности народного депутата Украины можно было бы только с согласия ВРУ, и для этого нужно было соответствующее представление подписать у Генерального прокурора Украины, которому и было направлено подготовленное следователями ходатайство. Одновременно после консультаций с прокурорами, которые осуществляли процессуальное руководство в указанном уголовном производстве, мы пришли к выводу, что там отсутствует состав преступления, и в суде мы получим оправдательный приговор, о чем в дальнейшем я и доложил Бабикову уже в январе 2020 года.

– Да, еще год назад, в 2019-м, когда я руководил Первым управлением, мне принесли дело по клистронам из Хмельницкого ГБР. И я сказал, что мы этим заниматься не будем, потому что это вопрос обороноспособности страны, это не требует огласки. Мы не полезем туда, где повредим обороне страны.

– Я был шокирован, что они все-таки пошли на это дело, устроили скандал. Руководство ГБР приняло такое решение, можете не сомневаться. Это не Палатов виноват, на него просто скидывают всю ответственность. Они каждый обыск согласовывают, так что здесь точно и указание было. Теперь и Палатова уволят, чтобы скрыть следы. Принят приказ о реорганизации территориальных управлений. Нужно заводить всех своих, “харьковских” – которые будут всегда кивать, всегда говорить “да”, и делать, что прикажут.

– Нет, это неправда. Посмотрите на мои служебные документы. Не служил в этом департаменте, и нет родственных отношений с кем-либо из руководителей. Я работал с 2016-го в генеральной инспекции ГПУ, это все элементарно проверяется.

– Давайте посмотрим по списку уголовных производств, вот передо мной список.

  • Проход катеров через Керченский пролив. Это антиукраинское дело.
  • Продажа “Ленинской кузни” и возможное уклонение от уплаты налогов. Нет состава преступления в действиях Порошенко, да и вообще нет ничего противозаконного.
  • Возможное уклонение от уплаты налогов при продаже телеканала “Прямой”. Нет состава преступления, закрыто.
  • Возможное незаконное назначение судей. Нет состава преступления, закрыто.
  • Возможное незаконное назначение премьер-министра из-за отсутствия коалиции. Нет состава преступления, закрыто.
  • Возможное давление Порошенко на суд по делу “Приватбанка”. Нет состава преступления.
  • Возможное незаконное пересечение госграницы – Мальдивы. Тут есть вопросы к пограничникам. Причастность Порошенко надо еще расследовать.
  • Возможное недостоверное декларирование в 2017-м году. Нет состава преступления.
  • Незаконное задержание Саакашвили при реадмиссии. Есть вопросы к пограничникам, причастность Порошенко надо расследовать.
  • Превышение полномочий при экстрадиции Коболева и Патона в Молдову. Для дальнейших выводов нужно расследование за рубежом.
  • Минские соглашения. Нет состава преступления.
  • Незаконная отмена распоряжений местных властей по выделению земельных участков в Николаевской области. Передано в НАБУ, не могу сказать, что с ним будет дальше.
  • Незаконное назначение генерала Семочко в СВР. Суд отменил подозрение бывшему главе СВР Божко за отсутствием состава преступления. Все, дела нет.
  • Обеспечение действий кондитерской фабрики “Рошен”. Откровенная дурость, нет состава преступления.
  • Превышение полномочий при создании Православной церкви Украины – ну, тут просто нет слов, здесь нет состава преступления. Это апофеоз.
  • Пленки экс-вице-президента США Байдена – и такое есть производство с Порошенко, состава преступления в нем также нет.
  • Хищение неких картин. Даже не знаю, о чем речь.
  • Хулиганские действий Порошенко во время пребывания в Запорожье и кажется, в Червонограде, какой-то срыв шапок. Я не видел, но мне кажется, состав преступления под вопросом.
  • В общем, из 18 дел с участием Порошенко в ГБР судебную перспективу могут иметь не более трех, плюс одно дело передано в НАБУ. И причастность Порошенко здесь надо доказывать, это отнюдь не простое дело. Вы увидите, что большинство этих дел будут закрыты из-за отсутствия состава преступления, как я и говорил.

    – Около 40 %.

    – Хороший вопрос, с него бы начать. Скажу честно – за целый год работы мы, следователи, не получили от правоохранительных органов и спецслужб оперативной информации, которая бы могла разоблачить Порошенко. Мы, следователи, работали сами по себе, а ведь мы работаем на “давальческом сырье” от оперативников. О чем это говорит? Правоохранительная система недееспособна. Мы регистрировали все заявления по делам с возможным участием Порошенко. Мы регистрировали и расследовали все, но мы же не можем гарантировать, что все эти дела превратятся в обвинительные акты! А от нас, как я понимаю, ждали именно такого подхода – чтобы количество дел равнялось количество подозрений. Но так невозможно.

    – Когда мы со следователем по этому делу (а она не менялась), я ей каждый раз говорил: “Работай очень аккуратно, в рамках закона, потому что это производство может стать антиукраинским. Мы никоим образом не должны помешать международному морскому трибуналу”. Все, что я могу сказать. Катера шли из одного украинского порта в другой. Все материалы дела засекречены.

    – Богдана видел один раз в жизни – когда он приезжал представлять Венедиктову на назначении главой ГБР. Никаких контактов не было. Это уже сейчас началось – меня называют чьим-то человеком. Человеком Богдана, Портнова, Грановского, Порошенко и еще кого-то. Портнова видел два раза – когда он приходил на допросы в ГБР. Не видел никогда Грановского. Это глупости, моя логика вполне простая и прозрачная. Я работал со своими руководителями. Пока они хотели работать со мной.

    – Тоже неправда. Смирнова видел один раз осенью 2019-го, когда меня с группой руководителей СБУ, ГБР, ОГПУ пригласили на совещание в ОП о причинах слабых результатов уголовных расследований. Я и там при всех сказал, что следователи не из воздуха дела сочиняют, что нам нужны материалы оперативников, а правоохранители нам их не дают. Совещание длилось полчаса. Руководство ГБР хочет всячески снять с себя любую ответственность за провал и дезорганизацию работы Бюро.

    – Я купил джип 2006 года выпуска, четырнадцатилетнюю машину, за 249 тысяч гривен. Это полностью соответствует моей декларации.

    – Написать можно все, что хочешь. Вот только прокурору надо будет вынести на протяжении 20 дней мотивированное решение. В деле нет события преступления, сделка шла по украинскому законодательству. Как же выпишет решение прокурор, в чем он увидит состав? Я с ними не раз обсуждал эту проблему, и прокуроры как раз прекрасно меня понимают, и, уверен, поддерживают.

    Трудовая книжка Олега Корецкого:


    Источник: censor.net.ua
    Вам также может понравиться