Вышел Вова на крыльцо

В Украине свирепствуют тарифы. Универсальной валютой стали запасные носки министра Степанова. Руководство страны тайно перебралось встречать первые снегопады в "киевский буковель" – горнолыжный комплекс в Протасовом Яре. Президент Владимир Зеленский не теряет надежды на то, что Ермак накажет всех, кто вмешивался в американские выборы, и ему ничего за это не будет.

***

– Да сто лет мне не нужна эта инаугурация! – глотая злые слезы, сказал Зеленский. – Подумаешь, инаугурация, что я, Байдена этого не видел, старого порохобота? Да я и сам не хотел вот нисколечки, верите?

– Что ж вы тогда с Ермаком во фраках американский гимн на рояле репетировали? – весело спросил Арахамия. Он с утра грелся глинтвейном, и к тому моменту, как встал на лыжи, был уже весьма теплый. – Я, кстати, обратил внимание, что Ермак постоянно не попадал по черным клавишам, аппликатура у него вялая, вот что я тебе скажу.

– Ничего и не вялая, – вступился за товарища Зеленский, перехватил заинтересованный взгляд Корниенко и поспешно уставился вдаль.

С горы, на которой готовились к веселым стартам высокопоставленные лыжники, открывался живописный вид на Протасов Яр, оцепленный тремя полками Нацгвардии. Проезжая часть была перекрыта разъяренными сторонниками Зеленского, протестовавшими против тарифов. Они бились в щиты бойцов Авакова, словно мотыльки.

– Мы за тебя голосовали, сука, сдохни! – прокричала какая-то тетка, сложив ладони рупором. – Ты на лыжах катаешься, а наши дети и внуки без хлеба сидят! Клоун сраный!

По Протасовому Яру разнеслось неприятное эхо.

– Не слушайте эту порохоботку, – быстро сказал Шмыгаль, щеголявший в дорогом лыжном костюме с логотипом “SCM”. – Все это происки наших политических оппонентов. Надо чтобы СБУ проверила, не ведет ли эта толстая троллиха фейковый аккаунт.

– Да, Порох в своем репертуаре, – саркастически скривился Зеленский. – Тарифы людям поднял и на Галапагосы укатил. Вы видели эту яхту, а? Это же ужас что за яхта.

– Не удивлюсь, если с ним на той яхте плавает псевдореформатор Омелян, – заметил советник главы ОП Милованов. – Один ветеран АТО проходил мимо и видел, как Порошенко подбирал его на Занзибаре, каково?!

– О, Милованов, – оживился Зеленский. – Буду благодарен тебе за содействие в предоставлении первых вакцин COVAX уже в январе-феврале.

– Буду иметь в виду, – деловито кивнул Милованов.

– Чувак, мы же заслуженные мастера спорта по вакцинации, – энергично насел на него Зеленский. – Есть идеи?

– Полно, – еще более деловито сказал Милованов. – Короче, есть у меня одна волшебная шляпа, так вот, если встать под ней, она скажет тебе, станешь ли ты президентом-политиком, или нобелевским лауреатом, или создашь новый Гугл, или биткоин, или…

Слова Милованова утонули в реве медленно пролетавшего над лыжниками президентского самолета. Все задрали головы. Один из иллюминаторов открылся, и оттуда высунулась широко улыбающаяся голова главы ОП Ермака. За его спиной угадывались блек-джек, шлюхи и прочие атрибуты трудной жизни главы государства.

– Эй, Андрюха! – прокричал ему Зеленский. – Буду благодарен за содействие в предоставлении первых вакцин COVAX уже в марте-апреле!

– Хорошо! – прокричал ему в ответ Ермак, отсалютовал бутылкой шампанского и эффектно выбил из нее пробку ударом по донышку. Пробка выстрелила и страшно хлопнула Арахамию в лоб. Арахамия молча рухнул в снег, сломав лыжи. Вокруг него начала растекаться кровавая лужа дымящегося глинтвейна.

– Бедный Давид, – равнодушно сказал Зеленский, потыкав лыжной палкой бездыханное тело. – Я должен присвоить ему звание Героя Украины. Это самое малое, что может сделать наше государство для памяти этого человека.

– Знаете, в наших условиях Арахамия – это самое то, когда нужно что-то похерить и про#бать, – сказал народный депутат Дубинский. – По факту это просто тупой собачий рот, давайте его сейчас все вместе вы#бем.

Все посмотрели на него с ужасом.

– Шмыгаль, нюхай х#й, – повелительно сказал Дубинский. – Степанов, иди нах#й. Корниенко, х#й тебе в #бло. Владимир Александрович, мое почтение.

– Простите, а вы кто? – спросил Зеленский.

– Ну как же кто, Вова, ты чего? – удивился Дубинский. – Я Дубинский.

– Такого депутата не знаю, – сказал Зеленский. – Корниенко, знаешь такого депутата?

– Не уверен, – неуверенно сказал Корниенко. – Мы еще на фракции ничего не обсуждали.

– Слышь ты, х#й мамин… – вскипел Дубинский.

– Сам ты х#й мамин, – робко возразил Корниенко и на всякий случай отъехал на метр.

– Мальчики, не ссорьтесь, – кисло сказал Зеленский и прокричал, задрав голову вверх: – Вот Андрей Ермак во всем разберется и привлечет к ответственности всех, кто вмешивался в выборы в США, вне зависимости от партийной принадлежности, правда, Андрей?

Широкая улыбка Ермака исчезла, он быстро втянул голову внутрь самолета и захлопнул иллюминатор. Президентский “Аэробус” взревел двигателями и свечой ушел в небо.

Зеленский вспотел.

– Чтобы ребеночек не потел на морозе, нужно сдвинуть ему шапочку, – приветливо сказал доктор Комаровский, все это время мявшийся рядом с таким видом, будто он уже давно хотел спросить что-то важное, но не решался. – Владимир Александрович, а можно вас спросить?

– Комаровский, соси х#й, тупое животное, – сказал Дубинский.

– Помолчите, незнакомец, – поморщился Зеленский. – Спрашивайте, доктор, прошу вас.

– Владимир Александрович, мне кажется, что с вами случились какие-то метаморфозы, – выдавил из себя Комаровский. – Я же помню, как вы были готовы действительно менять страну, а вместо этого довели ее до ручки, это ужас, я вообще этого не понимаю. Единственное логическое построение, как я могу объяснить происшедшие с вами метаморфозы, – это какой-то компромат. Кто же держит в руках ваше кощеево яйцо?

– Бугага, – сказал Дубинский, – тоже мне нашел секрет, х#й усатый.

– Послушайте, вы, неизвестный грубиян! – вскипел Зеленский. – Еще одно слово, и я вас выведу.

– Яйцо, – зловеще улыбнулся Дубинский. – Не забывай про яйцо.

С этими словами он резко сжал кулак. Зеленский поморщился.

– Признайтесь, Владимир, вы что-то такое сделали, да? – с нездоровым интересом спросил Комаровский. – Что это было? Мендель с этим как-то связана? А Ленка знает? А Лысый ее и вправду? А Кравец на это что?

– Вышел Вова на крыльцо! – воскликнул Дубинский и глупо захихикал, как будто сказал что-то смешное.

В снегу неожиданно заворочался Арахамия. Одна штанина лидера фракции “Слуг народа” задралась, и под ней обнаружился дырявый носок.

– Вот тебе раз, – сокрушенно сказал Степанов. – Ну, Давид, от тебя я такого точно не ожидал. Мы же сообщили о локдауне за месяц, неужели даже у тебя не хватило ума запастись за это время хотя бы носками? Вот ведь горе луковое.

С этими словами Степанов подтащил к лыжне огромный сундук, открыл его и принялся рыться в закупленных загодя трусах, майках, кальсонах и прочем исподнем пока, наконец, не выудил пакет с носками разнообразных размеров и расцветок.

– Вот! – победно воскликнул он, потрясая парой носков перед носами лыжников. Один носок в паре был короче другого, на втором разлезлась резинка, из обоих торчали нитки. Степанов потянул за одну из них, и носок распустился. – Вот! Отличные носки, чистый Китай!

– О, Китай! – с энтузиазмом воскликнул Зеленский. – Китайское – значит лучшее. Большой плюс китайских носков в том, что их разработка не была политической задачей. Они не используются для продвижения чьих-то геополитических амбиций. Это еще один факт. Просто надежные носки для жизни, а не политическая пропаганда ради выгоды.

– А в это время даже молдаване “Пфайзером” прививаются, – ни с того ни с сего пробормотал Арахамия, очевидно, в бреду. – Бесплатно, между прочим.

– Бесплатный сыр бывает только в мышеловке, – взвился Степанов. – Да, услуги ООО “Раиса Б. и Степан Степанович Степанов” стоят недешево, однако, извините, так захотели китайцы. 50,38% эффективности – это вам не шутки. Кроме того, в случае чего, мы всегда можем потребовать у китайцев свой миллиард назад, и они его сразу вернут.

– Ага, как Иран за сбитый самолет заплатит, так и китайцы сразу, – пробормотал Арахамия опять непонятно к чему.

– Вот козел, – удивился Степанов.

– Кстати, Владимир Александрович, с козой у вас ничего не было? – оживился Комаровский. – Может, еще с каким животным? Ну там, знаете, нюхнули лишнего, слово за слово, быка за рога, так сказать. А с Ермаком в одной палате Феофании – что это было? Вы когда на рояле играли, чем ноты перелистывали?

– Друзья, минуточку внимания! – закричала Мендель и громко хлопнула в ладоши. – Прибыл отряд лилипутов для процедуры спонтанного фотографирования с Владимиром Александровичем для социальных сетей. Просьба ко всем, кто не задействован в съемках, освободить лыжню!

Все начали расходиться в стороны, Арахамию закидали снегом, Зеленский сдвинул маску на лоб, поправил прикрепленную к голове экшн-камеру и широко заулыбался. Подошел отряд лилипутов, и президент стал фотографироваться с ними по двое, получаясь на снимках нормального роста.

– Збазибо, збазибо, дорогие друзьйа, – приговаривал он. Степанов раздавал участникам дефицит из сундука.

– Что, доволен, гад сиплый? – внезапно рявкнул на президента один из лилипутов, достал из-за пазухи нож, снял лыжную маску и ко всеобщему неприятному удивлению оказался той самой теткой, которая не так давно орала на него из-за щитов Нагвардии. – Все на лыжах катаешься? Мы за тебя голосовали, а ты вот где?! Я не могу купить себе лекарств, я не знаю, что такое масло и молоко, а ты… Ну ничего, ничего, сейчас будут тебе лыжи.

Зеленский закричал неожиданно тонким голосом, вырвался и попытался красиво стартовать под горку, но над его головой свистнул нож, президент получил палкой по спине, вильнул, лыжи его скрестились, и он упал лицом вниз. Тело его немедленно облепили разъяренные лилипуты, оказавшиеся на самом деле маленькими украинцами, о которых он искренне беспокоился всю свою жизнь, не видя семьи, не покладая рук, двадцать четыре на семь.

На смену эпохе бедности в страну начала приходить эпоха неблагодарности.

Источник: censor.net
Вам также может понравиться