Задача Путина: Почему исчез Медведев

Андрей Илларионов

15 января произошло только одно событие — исчезновение ставшего привычным за последние 12 лет путинского преемника-наследника.

По прошествии пяти дней весьма эмоциональной реакции можно попытаться разобраться в том, что это было. И чем это не было.

Не транзит

Сразу же после оглашения путинского послания многие СМИ и социальные сети — как по команде — разразились комментариями о начале транзита власти от Путина: Транзит! Начало транзита! Дан старт транзиту! Только по прошествии нескольких дней и некоторого успокоения авторы постепенно увидели, что никакого транзита нет — власть никуда и никому не передается, путинские предложения никаким транзитом не пахнут, сам Путин никуда не уходит, никакого преемника не выбирает и не назначает.

Но тот факт, что транзит не случился, не значит, что его не ждали. Откуда-то же взялись все эти бесчисленные заявления о транзите? Значит, кто-то давал такие объяснения. Значит, таковыми были чьи-то ожидания, утечки, сливы? А кто мог давать такие утечки? Кто мог формировать подобные ожидания? Скорее всего, тот, кто был заинтересован в таком транзите, тот, кто его ожидал, тот, кто к нему готовился.

Конституционная часть послания, написанная на коленке

Знакомство с текстом послания от 15 января выявляет кричащую разницу между его двумя частями, совершенно разными по качеству подготовки, — первой, говорящей о демографии, и второй, посвященной конституционным изменениям.

Первая, демографическая, часть подготовлена весьма детально (другое дело, что предложенный анализ неверен, а предлагаемые меры не дадут ожидаемых результатов, но сейчас речь не об этом).

Но вторая — так сказать, конституционная — часть сделана на редкость халтурно. В путинских предложениях обнаружено немалое число огрехов — и о т.н. приоритете национального права над международным, и о включении муниципальных органов в систему государственной власти, и об утрате относительной автономии судей Конституционного суда, и о неизменности первых двух глав Конституции, и о требовании созыва Конституционного собрания, и о необходимости подготовки новой Конституции и т. д.

Общая цель заявленных поправок так и не была названа, а сами предложенные меры между собой не увязаны (кроме дальнейшей централизации и монополизации власти в руках одного лица).

Рабочая группа по подготовке конституционных поправок — не рабочая

Откровенным издевательством стал и состав Рабочей группы по подготовке предложений о внесении поправок в Конституцию. По поводу ее членов — спортсменов, пианистов, атаманов — уже высказано немало соображений, повторяться не буду. Главное же заключается в том, что из 75 членов группы, по словам доктора юридических наук, эксперта в области конституционного права Елены Лукьяновой, лишь 13 — юристы, причем только 5 — специалисты по конституционному праву.

Эта насмешка усилена фактом, не очень замеченным наблюдателями, — в первом заседании Рабочей группы без каких-либо на то оснований участвовали не являющиеся ее членами Владимир Путин, Антон Вайно, Сергей Кириенко, Лариса Брычева, а ее так называемые сопредседатели смиренно дожидались разрешения от незаконно присутствовавшего на встрече гостя подать верноподданническую реплику.

То, что Путин решил эпатировать российскую публику и влепить отменную пощечину юридическому сообществу России, это ясно. То, что это ему легко удалось, тоже понятно. Что, правда, вызывает естественный вопрос — а зачем ему надо было это делать в такой оскорбительной форме?

Что же касается самого заседания Рабочей группы, то на нем Путин четко обозначал необходимость закрепления в Конституции его так называемых «социальных инициатив», а также жестко настаивал на принятии его предложений «чечевичным пакетом». Гораздо менее определенным и, прямо скажем, довольно мутным Путин оказался при формулировке «своих» соображений по изменению полномочий государственных органов. Кроме того, официального внесения путинских предложений в Рабочую группу так пока и не произошло. Более того, резко возражая против предложения члена Рабочей группы Елены Альшанской голосовать за каждую из возможных поправок в Конституцию отдельно, Путин допустил наличие даже «сотен возможных предложений». Иными словами, закрепившейся картины будущего устройства государственной власти (за исключением некоторых деталей — вроде запрета иностранного гражданства у своих потенциальных конкурентов) у Путина, кажется, пока нет.

Молчание конституционных ягнят

Что также обращает на себя внимание — это отсутствие в Рабочей группе представителей Конституционного суда. От слова «совсем».

А также их публичное гробовое молчание по поводу путинских инициатив. Причем молчание не только его председателя Валерия Зорькина, но и других его членов. Сервильность конституционных судей секретом не является, но на защиту уж если не российской Конституции, то хотя бы своих собственных шкурных интересов они могли бы вступиться? Или же они не видят (не чувствуют) реальных угроз — ни Конституции, ни своему статусу?

Отставка правительства изменению Конституции — не помощник

Официально объявленная причина отставки правительства — якобы содействие в реализации путинских предложений по изменению Конституции — откровенно нелепа. Продолжающее действовать правительство никак не могло помешать подготовке таких поправок. Скорее наоборот. Но Путину оно мешало. Чем?

А уж реализацию предложений по социальному обеспечению, обнародованных в первой части путинского послания, уж точно лучше было бы начать тем, кто эти предложения и готовил. А так — кого-то из авторов этих предложений в новом составе правительства можно и не досчитаться.

Медведев на повышение? Really?

Предложенные наблюдателями объяснения переброски Медведева в Совбез на отсутствовавший ранее пост заместителя председателя в целях «стажировки и накопления опыта в области обороны и безопасности» не выдерживают критики. В течение четырех лет (2008−2012 гг.) Медведев занимал пост не зампреда Совбеза, а президента страны. Более того, он руководил вторжением российских войск в Грузию. Какой еще такой особый, неизведанный им ранее, опыт, к тому же на посту зампреда Совбеза, он может еще «накопить»?

Более того, на прощальной встрече с членами правительства Путин проговорился, что еще не знает, достаточно ли для введения поста зампреда Совбеза только выпуска его указа, или же потребуются еще и изменение закона, и его поддержка депутатами. Это кое-что говорит об убогой проработке на момент отставки правительства предложения о новом месте работы так называемого «наследника».

Когда все же выяснилось, что для этого достаточно президентского указа, то позиция Заместителя Председателя Совета Безопасности оказалась в Списке государственных должностей Российской Федерации ни много ни мало на 35-м месте. То есть нововведенная позиция Зампреда Совбеза в этом списке идет сразу же за Уполномоченным по правам человека и перед Уполномоченным при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей. Хорошее же у Медведева получилось «продвижение к звездам»! (…)

Кого нет в Рабочей группе?

Полезную пищу для размышлений дает также информация не столько о том, кого включили в Рабочую группу по подготовке конституционных предложений, сколько о том, кого туда не включили. И кого же не включили?

Понятно, что сама Рабочая группа имеет несколько балаганный характер, но для профанации «общественного представительства» можно было бы разбавить ее представителями и некоторых имеющихся в стране политических сил.

Так вот, в Рабочей группе нет ни одного сторонника Медведева, ни одного «медведевца», системного либерала, представителя «семейных». (…) Стоит отметить и не лишенный легкого цинизма выбор даты оглашения путинского послания — 15 января, т. е. дня, когда Медведев по сложившейся традиции должен был открывать очередной Гайдаровский форум и «сверять часы» с потенциальными членами т.н. будущей медведевской президентской команды. (…)

Ничего этого, естественно, не произошло. Рискну сделать прогноз — и больше никогда не произойдет. Медведева в качестве кандидата в президенты больше никогда не будет.

Что же это было?

Связывая воедино все выше упомянутое, а также то, что здесь не было сказано, трудно не прийти к выводу о том, что главная задача, какую Путин решал 15 января, и какую он решил таким своеобразным способом, это отправка Медведева в политическую ссылку.

Перемещение в государственной табели о рангах «преемника-наследника» со 2-го места на 35-е — это на нынешний момент, похоже, единственный реальный результат спецоперации «Большой шум» («Дымовая завеса»). Все предложения по изменению Конституции — какими бы отвратительными они ни были — это пока только предложения. Какие-то из них будут приняты, какие-то — нет. Какие-то соображения будут изменены, в чем-то они будут дополнены. Но все это будет потом. 15 января произошло только одно событие — исчезновение ставшего привычным за последние 12 лет путинского преемника-наследника. Причем это исчезновение оказалось таким, что его почти никто не заметил и практически никто не обсуждает. Поскольку все заняты обсуждением совсем другого.

Можно, конечно, задать резонный вопрос — а, что, Медведев представлял для Путина столь серьезную угрозу, что его надо было отправлять в ссылку с помощью такой шумно-дымной спецоперации? Тут важно понимать, что речь идет не о нашем понимании угроз, а о путинском. В чем именно Путин увидел угрозы, почему он их воспринял настолько серьезно, не является ли такое восприятие признаком развивающейся паранойи, — об этом мы, возможно, узнаем со временем.

Но то, что мы знаем сегодня, — это исчезновение за последние пять дней не только преемника Медведева, но и самой темы транзита. И из общественного дискурса и из непубличных действий. Транзита власти от Путина по непутинскому сценарию не будет. По крайней мере, Путин полагает, что на сегодня эту задачу он для себя решил.

Источник: inforesist.org
Вам также может понравиться