Залечь на дно в Гидропарке

В Украине свирепствует неизвестный супергигант, ежедневно покупающий презервативы в супермаркетах. Универсальной валютой стал Дубинский. Руководство государства тайно перебралось встречать оттепель в Гидропарк, где президент Зеленский не теряет надежды окунуться в прорубь, чтобы смыть с себя гнев Байдена, но никак не может решиться.

***

– Гидропарк, наконец-то оттепель! – с несколько вымученной радостью воскликнул Зеленский, фотографируя грязный подтаявший снег на берегу Днепра и неумело, но с энтузиазмом выдолбанную Юзиком прорубь в форме безобразной дыры с рваными краями (изначально Юзик хотел изобразить велосипед, но не получилось). – Теперь уже точно – С КИТАЙСКИМ НОВЫМ ГОДОМ!!!

Министр здравоохранения Степанов покраснел от удовольствия.

– Ну, – сказал он, без ложной скромности ковыряясь пальцем в дупле корабельной сосны, – “Синовак”, конечно, еще не поступил, но лиха беда начало. Кстати, на основе определенной конфиденциальности хочу сказать, что параллельно проводятся переговоры с одним очень интересным индийским производителем, который сможет сделать для нас пару лишних бутыльков вакцины “АстраЗенека”, если им ее, конечно, когда-нибудь закажут. Кроме того, мы близки к заключению договора с дядюшкой Ляо, у него своя страничка на “Алиэкспресс” и полный подвал отличного “Пфайзера”. Между прочим, отдает по очень выгодной цене, потому что там опечатка на этикетке.

– А бесплатно нельзя? – недовольно спросил Зеленский. – Мы были бы очень благодарны за бесплатно.

– Увы, – развел руками Степанов. – Как говорит господин Гебрейесус, неравенство в поставках вакцин все еще имеет место. Более 39 млн доз вакцины получили как минимум в 49 странах с высоким уровнем дохода, в то время как только одна страна с самым низким уровнем дохода получила 25 доз. Не 25 миллионов, не 25 тысяч – а всего 25!

– Ух ты, а это, случайно, не мы? – жадно спросил Зеленский.

– Нет, – сказал Степанов.

– Вакцинация – это вызов для всего мира, – вздохнул Зеленский. – Для Украины тоже.

– Нет, – снова сказал Степанов.

– Презервативы хоть в супермаркеты завезли? – начиная раздражаться, спросил президент.

– Ой, я вас умоляю! – иронично воскликнул главный санврач Ляшко. Он сидел на корточках у проруби и грел феном плескавшуюся в ней воду, чтобы президент не простудился. – Покажите мне этого супергиганта, пожалуйста, который три недели карантина ходит ежедневно покупать презервативы!

– Не думаю, что ты обрадуешься этой встрече, Ляшко, – глупо пошутил сексист-дурносмех Корниенко.

– Кстати, а вы знаете, с кем встречался на Занзибаре псевдореформатор Омелян? – светски спросил советник главы ОП Милованов. – Ни за что не догадаетесь.

Вода в проруби забурлила, и из воды с утробным ревом выскочило огромное мускулистое чудовище, с головы до ног опутанное водорослями.

– О боже, это Омелян! – тревожно закричал Милованов.

– Да какой Омелян! – страшным шепотом возразил Корниенко. – Ты что, не видишь, что это и есть тот супергигант, которого…

– Нет, нет! – закричал Ляшко, уронил фен, бросился бежать, поскользнулся, упал и закрыл лицо руками. – Мама!

Супергигант стряхнул с себя водоросли, и оказалось, что это мэр Киева Виталий Кличко.

– Температура воздуха минус 19, воды плюс три! – заорал Кличко. – Без подготовки лучше не нырять!

С этими словами мэр прошлепал к ближайшим кустам, достал оттуда припрятанный узел с ботинками и костюмом и стал одеваться.

– И долго ты там сидел? – с уважением спросил его Зеленский.

– Кто сидел? – удивился Кличко. – Я вообще-то на Трухановом острове занырнул, у меня там личная прорубь. Но ты без подготовки лучше так не делай. Извини, на работу пора.

Мэр застегнул пиджак, накинул сверху теплый халат и ушел в мэрию, растолкав стайку поклонников депутата Дубинского, жавшихся друг к другу между деревьями с плакатами “Vova, save Dubinskiy people!”, “Зеленский, введи войска!”, “Зеленский, обсуди с Дубинским международную обстановку!”, “Свободу Александру Дубинскому!” и т. п.

– Да кто такой этот Дубинский, в конце концов? – пробормотал Зеленский.

– Все он брешет этот ваш Кличко! – крикнул Арахамия, прихлебывая коньяк из зеленой партийной фляжки. – Какие нафиг минус 19, оттепель на дворе. Вот, смотрите!

С этими словами глава фракции подошел к воткнутому в землю ломику, которым Юзик долбил прорубь, и лизнул его языком. Язык примерз.

– Давид, кончай свои шуточки, на улице плюс два, – засмеялся Милованов, лизнул лом и примерз рядом с другом.

– Ни дня без зашквара, – хихикнул дурносмех Корниенко, поймал недовольный взгляд президента и поспешно добавил: – Юзик, пойди забери у них этот дурацкий лом, а то кто-нибудь, не дай бог, подхватит инфекцию.

Юзик кивнул, подошел к лому, крякнул, помялся, сказал: “А, была не была!” – высунул язык, осторожно прикоснулся им к железу и застыл.

Затрещали ветки, и на берег выскочила раскрасневшаяся Лиза Богуцкая.

– Лизка, лизни лом, – предложил ей сексист-каламбурщик Корниенко, заговорщически подмигнув товарищам.

– Да отстань ты! – отмахнулась от него Богуцкая. – Караул, друзья! Только что на меня в лесу напал супергигант, который вот уже три недели не может купить в супермаркете презервативы. Я от него еле ноги унесла!

– На тебя?! – изумился Корниенко. – Напал?

– По-моему, это был Порошенко, – возбужденно сказала Богуцкая. – Мне удалось от него оторваться, но это ненадолго. Мне кажется, он движется сюда.

– Порошенко – политический пигмей, – неуверенно сказал Зеленский. – Видели, какое скандальное расследование снял Навальный про дачу Пороха в Геленджике? Топ просмотров на Ютубе!

Снова затрещали ветки. Все участники купания нервно вздрогнули и, обернувшись на звук, увидели между деревьями нечто мохнатое.

– Это он, половой супергигант, мы все умрем! – крикнула Богуцкая, легла на землю и натянула на голову ведро.

– Да это бобер, – с облегчением засмеялся Зеленский, вглядываясь в заросли. Однако это был не бобер. Через мгновение кусты раздвинулись, и из них с веселым гиканьем выскочил глава Офиса Простейших Решений Михеил Саакашвили в трусах и крестике.

– Все равно сагитировали к вечеру, – с широкой улыбкой объявил он, разогнался и прыгнул в прорубь.

– Слышь, Михо, ты реформу какую-нибудь придумал уже? – крикнул ему вслед Зеленский.

– Какую такую рэформу? – удивился Саакашвили, с наслаждением плескаясь в проруби. – Нычиво я ны пайму.

– Да хоть уже какую-нибудь, мать ее так! – заорал Зеленский.

– Владимир, не советую повышать голос на нашего Мишу Николозовича, – строго сказала Богуцкая. – Вы видели, как Путин, ожидая Навального, окончательно сбрендил? Точно так же сбрендил Порошенко, ожидая Михеила Саакашвили в сентябре 17 года, и посмотрите, чем он кончил. Да Михеил вас реформирует, потом разреформирует и снова реформирует, только дороже.

– А кромэ того, – весело подхватил Саакашвили, вытряхивая воду из уха, – у тэбя, Валодя, сколько фотографий с Байденом есть?.. Ны адной! А у меня – мыллионы, ты понял? Мыллионы!

Разговор принимал неприятный оборот. Зеленский посмотрел на прорубь и, содрогнувшись, невольно отступил на шаг назад. В тот же момент сзади на его плечо легла тяжелая рука.

– Сссыш, фраерок, купи цветмет, – просипело у него над ухом.

Зеленский нервно обернулся и увидел перед собой сборную команду “Лиги смеха” ДНР “Все Пуteam”. Команда была одета в элегантные ватники с эмблемой спонсора – пункта приема металлолома “Пушкінъ” и шапки-ушанки с георгиевскими ленточками.

– А, это ты, братуха, – сказал капитан сборной. – Извини, не узнал, мля. Благодарочка тебе типа за франшизу от матушки Руси, канала СТС и всех пацанов. Я ополченец Сопля, короче, слушай приколюху на конкурс “Приветствие”. Сидят на подвале, знач, три петуха, и тут заходит, короче, к ним Ленка Зеленская и… И… Га-га-га!

– Га-га-га! – поспешно засмеялся Зеленский. – Очень смешно, но почему вы не в Москве? Там же отборочный тур сейчас, это очень ответственное дело, поверьте моему опыту.

– Нас Медведчук случайно освободил в знак доброй воли, – развел руками Сопля. – Для кого? Для чего?.. Сссыш, брат, не в падлу, продай ДНР франшизу на программу “Рассмеши Пушилина”.

– К сожалению, я сдал ее в слепой траст “Eccho Rights”, – извиняющимся тоном сказал Зеленский, воровато оглянулся по сторонам и внезапно обнаружил, что все участники купания, включая даже поклонников Дубинского, уже незаметно испарились. – Хотя… Сколько дадите? Только тихо.

Сопля уже начал с гордостью доставать из-за спины мешок первоклассных медных дросселей, ходивших нынче в молодой республике в качестве свободно конвертируемой валюты, как вдруг кусты снова затрещали, и на берег Днепра вышел отпущенный ВАКСом на волю Виктор Федорович Янукович. Вид у него был задорный, но озабоченный.

– Опа, шапочка, – сказал Янукович, сорвал с Сопли шапку и быстрым движением спрятал ее за отворот пальто. – Опа, дросселечки. Слыш, Вова, през… През…

– Президент, – польщенно зардевшись, подсказал Зеленский.

– През… Короче, гандоны есть? – жадно спросил Янукович. – Я уже три недели каждый день все супермаркеты обхожу, и везде или нету, или запрещено к продаже!

– Ой мамочки, – сказал Зеленский упавшим голосом. – Обожэ, только не это.

Сборная команда “Лиги смеха” ДНР “Все Пуteam” сдала супергиганту шапки и уважительно удалилась на цыпочках.

Янукович смерил Зеленского заинтересованным взглядом.

– А ты симпатичный, – сказал он. – Снимай пальтишко, будем входить в правовое поле.

Зеленский покорно разделся до трусов, достал из потайного кармана пачку презервативов, с улыбкой показал супергиганту, затем сунул ее в зубы и одним внезапным прыжком сиганул в прорубь. Янукович с отчаянным криком бросился было следом, но в последний момент затормозил на краю. Все знали, что он никогда не купался на Крещение.

Могучим гребком уйдя под лед, Зеленский быстро поплыл в сторону Труханова острова к личной проруби киевского мэра Кличко. Конечно, он помнил, что Виталий просил его не делать так без подготовки, но чувствовал, что впервые за долгое время снова полон сил, энергии и надежд на будущее.

Гнев Байдена был с него полностью смыт.

Источник: censor.net
Вам также может понравиться